Культура

Жизнь важнее смысла жизни, или о необходимости читать и писать

Королева Виктория, обращаясь к своему народу, неизменно говорила: “Люди, умеющие писать и читать, обращаюсь к вам”. И в самом деле, образованные монархи общались только с себе равными. Какой смысл обращаться к людям, которые всё равно тебя не услышат?

Первый Романов – выходец из прусских земель Андрей Кобыла – не мог и предположить, что его потомки уже в шестом поколении станут родоначальниками 300-летней династии.

Отец первой жены Ивана Грозного – Анастасии – был одновременно и её отцом, и отцом её брата – Никиты, который как раз и был тем самым первым в роду, кто стал носить фамилию Романов. Его дети в своём подавляющем большинстве долгое время были в немилости у монархов. В частности, царь Борис Годунов отправил трёх Романовых в ссылку с приказом “держать в строгости, но не уморить”.

История властных структур в России – это история насилия и полного небрежения к своему народу. Народ – это средство исполнения желаний “мудрых властей”.

Сегодня, глядя на окружающую нас действительность, я всё больше и больше проникаюсь “любовью” к Владимиру Ильичу Ульянову-Ленину. Как же великий теоретик социализма был прав, говоря о том, что надо поднимать у населения “революционное сознание”, а к противникам этого самого “сознания” применять “грубую силу”.

Почему в России так важно гуманитарное образование? И почему гуманитарное образование в России всегда находилось “в загоне”? Так, например, директор нашей школы Николай Николаевич Шпетный, бывший директор детской колонии для трудноисправимых говорил: “Призываю вас идти в технические ВУЗы, потому что в гуманитарных ВУЗах одни бездельники!”. Какая прелесть.

Я, конечно, далёк от мысли, что директор нашей школы был “рупором” властей того периода. Он был, по сути дела, никчёмным человеком, и, по-моему, глубоко несчастным. У него была глубокая форма астмы и когда он что-то говорил, то задыхался. Поговаривали, что у него были очень тяжёлые 1930-е годы. Тогда он состоял на очень ответственной работе и ездил по Москве на чёрном воронке.

Однако школа сама по себе была знаменитая. Её выпускниками были Сигурд Оттович Шмитт, Андрей Миронов, Борис Пастернак, сёстры Цветаевы, в разное время в школе учились Михаэль Сульманн (исполнительный директор Нобелевского фонда) и, кажется, даже дочь Сталина Светлана Аллилуева. Школа была преемницей знаменитой гимназии Флёрова, со вдовой директора и хозяина дружила моя бабушка. Мы жили напротив дома, где она жила. В здании этой гимназии сейчас располагается Центральная музыкальная школа (ЦМШ в Мерзляковском переулке).

Гуманитарное образование в России – это способ выжить. Дело в том, что слово “выжить” в нашей стране – это главное слово в словаре россиянина. Никаких комфортных условий в общепринятом смысле этого слова в России никогда не существовало. Человек в нашей замечательной стране должен не жить, а выживать. Вопреки всему.

Великий Достоевский говорил: “Жизнь важнее, чем смысл жизни”, а власти, причём любые, говорят одно и то же: “Нет, смысл жизни важнее жизни. Причём тот смысл, который мы вам предлагаем, а вовсе не тот, который вы сами себе выбираете. Слушайте нас, а не то “к ногтю”.

Только гуманитарное образование, причём, как мне представляется, фундаментальное гуманитарное образование, спасает человека в России, потому что даёт ему главное – инструмент к “выживанию”: исторический оптимизм.

Можете ли вы себе представить, идя по улицам Москвы, Петербурга, или какого-то иного большого города страны и видя высокие образцы материальной культуры (красоту зданий, широкие улицы и т.п.), проявления живой энергии нации, чтобы при этом в стране не было учёных и таких сил, которые могли бы преобразовать её во благо нации, во благо народа?

Не может быть, чтобы страна, которая являет собой образцы высокой цивилизации в сфере культуры, технического прогресса, науки, только в одной сфере – экономического менеджмента, прозябала. Я с детства слышал ещё в коридорах своей школы (в том числе и от учителей) мнения о том, что человек, родившийся в нашей стране, должен принадлежать властям. Это называлось иначе: ты должен принадлежать народу! Подразумевалось, что все свои силы, интеллект, всё, чем ты обладаешь до последнего атома, ты должен положить на алтарь отечества. Но в ответ ты получишь пинка под зад. И всё равно ты должен всё отдавать “по определению”…

Только гуманитарное образование, только книги, только авторы произведений по истории, социальной антропологии, философии, религии могут спасти человека в условиях, когда всё вышесказанное – официальная идеология.

Возвращаясь к словам королевы Виктории, которая правила своей страной больше, чем кто бы то ни было в современной истории, хочется сказать, что в России давным-давно все умеют и писать, и читать. Вопрос в том, пользуются ли они этим в полной мере? Достаточно ли они читают, достаточно ли они пишут? Что-то не видно.

Флибустьеры, которые стремятся во власть, будут всегда. Люди, которые хотят жить спокойно, комфортно, уравновешенно, без каких-либо революций, пандемий и прочих ужасов и кошмаров, рано или поздно должны придти к простой мысли: нужно, как говорила королева Виктория, читать и писать.

Пусть и не сразу, но это приведёт к осознанию того, что только они – люди, умеющие читать и писать, ответственны за тех флибустьеров, которые идут во власть. Имеющий уши – да услышит, имеющий глаза – да увидит.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News