Культура и искусство

Жизнь узников концлагерей Вильнюса увековечена волей юной девочки

Жизнь узников концлагерей Вильнюса увековечена волей юной девочки

Посольство Литвы стало местом, где был представлен документальный фильм-монолог “Я должна рассказать”, созданный режиссером Сергеем Кудряшовым. Он посвящен довольно узкому временному интервалу – Великой Отечественной Войне, и, на первый взгляд, призван увековечить страдания одного-единственного еврейского народа, испытанные им в это время. Но картина и материал, на котором она основывается, поднимает фильм до таких духовных высот, что он выходит за какие-либо рамки: национальные, временные, локальные, персональные. Это – предостережение от зла как явления.

Представьте себе бабушку с добрым одухотворённым лицом и мудрым спокойствием. На протяжении фильма она рассказывает Вам без надрыва о страшных вещах, которые ей довелось пережить в нежном возрасте. Её рассказ непременно напомнит Вам не то пушкинскую Арину Родионовну, не то Вашу родную бабушку с её рассказами о давно минувших днях. Вы будете удивлены тем, что такое возможно пережить, но её искренность не оставит у Вас ни тени сомнения в абсолютной точности изложения событий.

Бабушка с добрым лицом – это Маша Рольникайте (1927-2016 годы), жительница Литвы еврейского происхождения. Её отец ушёл на фронт, а мать с четырьмя детьми испытала на себе систему гонений германских нацистов на евреев. Эта система в данном случае включила в себя всё, от трёх видов маркировки еврейского населения фашистами до печей, в которых по жребию ими сжигались обитатели концлагерей.

Работа на износ (причём работа в тех условиях желанная, становившаяся спасением от верной смерти), голод и зверские побои, унижения, горечь потери близких (выжили только две дочери) и жажда жизни. Вроде бы, столько об этом сказано. Но рассказ о младенце-братике, последнее касание с которым на всю жизнь запомнилось руками и шеей, или память о другом младенце, фатально протянувшем ручки к фашисту и тем закончившего свои дни, или девушка, тоже Маша Рольникайте, которая, вытянув смертельный жребий, горько пошутила о том, что ничего не изменится от исчезновения одной из Маш Рольникайте.

Точность этих воспоминаний обусловлена не только тем, что некоторые воспоминания не отпускают, но и тем, что узница Вильнюсского гетто имела непреодолимое желание описать увиденное, запечатлеть его для мира и потомков. Причём она это сделала не на литовском, на котором писала стихи, а на еврейском. Этот дневник сразу вышел за рамки личных записей, он воспринимался обитателями концлагеря как залог сохранения памяти об этом событии.

Алла Гербер и Андрес Ландабасо Ангуло на презентации фильма “Я должна рассказать”

“Я должна рассказать” – это не просто название фильма, это смысл жизни Маши Рольникайте. Как рассказал очарованный своей героиней режиссер Сергей Кудряшов, она покорно выполняла все пожелания съёмочной бригады – даже те, которые ей были нелегки по состоянию здоровья. “Я это делаю не для Вас, – пояснила она режиссеру, – а для шести миллионов евреев”. То, что должна была рассказать Маша Рольникайте, наконец рассказано.