Музыка

Жан-Пьер Стайверс: России нужны исторические органы

Жана-Пьера Стайверса – крупнейшего голландского органиста – вряд ли нужно представлять нашим читателям-меломанам. Он – один из самых востребованных музыкантов, гастролирующих в нашей стране.

Мы были рады тому, что в скором времени – 17 июля 2019 года – он даст очередной концерт органной музыки в России, в бывшей усадьбе графов Шереметьевых, в рамках одного из самых ярких событий музыкальной жизни российской столицы – “Органных вечеров в Кусково”.

Ниже мы приводим текст интервью музыканта для “Э-вести”, и выражаем надежду, что его мечты после публикации исполнятся, и что русская музыкальная сцена вскоре обогатится звучанием исторических органов.

Жан-Пьер Стайверс
Жан-Пьер Стайверс

ЭВ: Жан-Пьер, поделитесь, пожалуйста, со своими поклонниками-нашими читателями, что Вас привело к органу?
Ж.-П. Стайверс: Всю свою жизнь, даже будучи маленьким мальчиком, я интересовался этим инструментом. Мой отец – известный дирижёр – также изучал орган, но он больше не играет на нём, выбрав профессию дирижёра. Зато когда он не гастролировал, он почти каждое воскресенье водил меня в церковь на мессу, где на органе играл его студент. Так отец внёс свой вклад в моё пристрастие к инструменту. С тех самый пор я знал, кем стану, когда буду взрослым.

ЭВ: Как Вы думаете, нужно ли быть верующим человеком, чтобы хорошо исполнять духовную органную музыку?
Ж.-П. Стайверс: Нет, Вера – это такая музыка, для которой выбор инструмента не имеет значения. Конечно, если Вы исполняете органную музыку в Европе, то Вы делаете это в церкви – именно там находятся практически все органы (например, в Голландии в концертных залах находятся только 4 органа). То есть, выступление проходит в намоленных местах и в духовной атмосфере. Но в принципе, то же я могу сказать и о своих ощущениях от игры в красивейшем концертном холле в России. Для меня музыка – это религия, а религия – это музыка.

ЭВ: Кстати о концертных залах… Вы активно гастролируете в разных странах, в том числе лучшие концертные организации часто приглашают Вас выступать по всей России. Видите ли Вы различие в аудитории здесь и в Европе, различается ли слушатель разных концертных залов, больших и камерных?
Ж.-П. Стайверс: Лично для меня никакого различия не существует. Неважно, играешь ли ты для сотни слушателей, или для полутора тысяч. С моей точки зрения, музыка – это язык, я всегда стараюсь через музыку достучаться до слушателей, затронуть их души. Какое при этом имеет значение, велик ли зал?
Русский же слушатель – он особенный, потому что в концертные залы в Вашей стране стекается множество людей. Они по-настоящему любят музыку, всеми сердцами и душами, и они приходят именно за ней. И даже готовы за это платить.
В Нидерландах, например, это иначе. У нас большинство слушателей не готово оплачивать посещение концертов. Я думаю, что это свидетельствует о том, что музыка не лежит так глубоко в их сердцах и душах.

ЭВ: Спасибо, это очень приятно слышать. Кстати, Вы известны в нашей стране не только как гастролирующий музыкант, но и как педагог. К Вам можно поэтому адресовать и вопрос о наших юных талантах. Как Вы оцениваете наших молодых исполнителей?
Ж.-П. Стайверс: Я очень высоко оцениваю интерес к музыке и дисциплинированность большинства русских студентов. Мне по-настоящему доставляет удовольствие передавать им свой опыт игры на историческом органе.
В России, как известно, большинство органов – это современные инструменты, но для того чтобы играть старую музыку, Вам требуются именно исторические органы. Необычайно трудно воспроизводить старинное звучание на современном инструменте. Но я, со своей стороны, стараюсь дать несколько полезных советов о том, как это можно сделать.
У меня есть мечта: найти возможности для поездок с моими студентами в Европу, чтобы мы могли посетить европейские органы и поиграть на различных исторических инструментах.
Есть у меня и другая мечта, очень большая – чтобы некоторые небольшие исторические органы приехали бы в Россию. Пусть небольшие, современные. Особенно они необходимы образовательным учреждениям – музыкальным школам и т.п.

ЭВ: Да, было бы замечательно… Но на знаменитом фестивале органной музыки в Кусково Вам предстоит играть на современном инструменте. Что Вы приготовили там своим слушателям и многочисленным поклонникам?
Ж.-П. Стайверс: Да, в Кусково я буду играть на электронном органе, который я знаю. Что касается программы, то я всегда составляю её из комбинации различных стилей, композиторов и произведений. Также я стараюсь подбирать такие вещи, которые могут быть аутентично исполнены на электронном инструменте.
В программе моего выступления 17 июля в Кусково – И.-С. Бах с учениками, Гомилиусом и Кребсом. После этого я исполню троих французских романтиков – Саломе, Дюбуа и Сен-Санса. И, конечно, прозвучат русские композиторы. Я вообще много играю русской музыки, прежде всего транскрипции Бородина, в Европе. Затем снова будут два немецких композитора времён после Баха – Мендельсон-Бартольди и Шуман, чьё творчество тесно связано с великим предшественником. И замыкает программу снова Бах, обеспечивая её цикличность.

Жан-Пьер Стайверс
Жан-Пьер Стайверс

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News