Россия

Заключенные работают дешево и редко из-за безработицы

jail

Как сообщила Счётная палата РФ по итогам проверки мест заключения 2014-2016 годов, показатели привлечения осужденных к труду постоянно сокращались. Так, в 2016 году трудились только 60% заключенных (190 тысяч человек). Они произвели товаров и услуг на сумму на 57 млрд руб, а средняя зарплата заключенного не достигала прожиточного минимума (МРОТ) – в среднем это всего лишь 3’600 рублей на человека.

Культурно-политический журнал «Э-Вести» обратился за разъяснениями к Кириллу Всеволодовичу Яковлеву, адвокату-партнеру компании «Князев и партнеры». Мы полагаем, что людям, далеким от тюремной практики, будет интересно узнать комментарии практикующего адвоката.

ЭВ: Кирилл Всеволодович, Счетная Палата выяснила, что что 60% людей, содержащихся в исправительной системе, не работают в тюрьмах и поселениях, хотя здоровы. Есть ли у заключенных право не работать, или его нет?

Кирилл В. Яковлев: В советское время у заключенных была обязанность работать, потому что если они не работали, то считалось, что они нарушают дисциплину. Сейчас, к сожалению, не только там [в тюрьме], но даже здесь не хватает работы. Поэтому те заключенные, которым удается работать, считают это за счастье. Во-первых, они при этом зарабатывают какие-то деньги. Во-вторых, время быстрее проходит. В третьих, это действительно возможность выйти условно-досрочно.

ЭВ: Я правильно понимаю, что заключенные получают за это деньги?

Кирилл В. Яковлев: Да, конечно, они получают зарплату. Зарплата, конечно, мизерная. Из этой зарплаты у них идут вычеты по искам, которые были удовлетворены, а также вычитаются отчисления. В конечном итоге на руки осужденному выдаются очень небольшие суммы.

ЭВ: А Вы советуете своим подзащитным работать или не работать? Ведь и то, и другое имеет свои плюсы и минусы.

Кирилл В. Яковлев: Вообще, все мои клиенты желают работать, хотят работать, но не всегда у них это, к сожалению, получается. Я не беру тех, конечно, которые решили стать «авторитетом». Те, конечно, не работают, они не должны работать, но это уже другие взгляды.

Я не могу им рекомендовать или не рекомендовать работу на зоне – это выбор человека. Конечно, когда меня спрашивают, работать или не работать, если есть выбор, то я им поясняю, какие есть преимущества, если человек работает. А дальше он принимает свое решение.