Экономика

Всемирная торговая организация: сон разума рождает чудовищ

Всемирная торговая организация: сон разума рождает чудовищ

Сон разума рождает чудовищ (подпись Франциско Гойи к знаменитому оффорту). Всемирная торговая организация (ВТО) вновь в эпицентре мирового информационного внимания: вновь спор о дееспособности и вообще эффективности (и даже целесообразности) существования этой универсальной торговой организации, призванной регулировать мировую экономику через инструменты мировой торговли.

Сегодня, как никогда, вопрос о том, стоит или не стоит распускать ВТО (как стоит или не стоит распускать ООН) – не просто модная тема среди международного экспертного сообщества – чтобы показать “особую продвинутость” в понимании вопросов реального действия механизмов мировой торговли, но и вопрос о том, что и насколько можно использовать в мировой торговле (а через неё и на мировую экономику) с тем, чтобы темпы экономического роста в мире не падали, не замедлялись, а набирали обороты.

Очень важно понимать, что до сих пор доминирующей точкой зрения среди международного экономического экспертного сообщества относительно того, что в конечном счёте определяет главным образом тренды мирового экономического развития было ВТО (через регулятор мировой торговли) и валютная система в её последнем смешанном виде (“ямайкская система” плюс механизм евро).

Эти два столпа, по мнению большинства нобелевских лауреатов по мировой экономике (включая Джозефа Штиглица) – два действенных инструмента, определяющие ход мирового развития в целом. И если суммировать в сухом остатке подход восьми из десяти лауреатов по экономике, то как минимум эти два инструмента если не стопроцентно “определяют мировую экономику”, то как минимум они больше, чем какие-либо другие механизмы (из шестнадцати основных рынков: услуг, нефти, капиталов и т.д.) влияют на ход развития экономики в целом.

Важно подчеркнуть, что ВТО как универсальная международно-экономическая организация. От таких специализированных международных организаций, как например ОПЕК её отличает глобальное влияние. Любое принятое ВТО решение носит принципиальный характер для экономик всех стран-членов.

В связи с этим хотелось бы сегодня поставить две проблемы, связанные с деятельностью этой чрезвычайно уважаемой организации. Первая проблема: что даёт членство в этой организации экономике конкретной страны? Вторая – насколько эта организация способна своими средствами влиять на “ход мировой экономики”.

Все страны стремятся стать членами ВТО в надежде на повышение конкурентноспособности своей экономики. Эта конкурентноспособность, как учат учебники, достигается за счёт особых договорных условий членства данной конкретной экономики в этой организации. Понятно, что все страны, вступившие в эту организацию, участвуют в её работе только для того чтобы обеспечивать себе наиболее “комфортные” условия в бущуещем море мировой торговли, так как только мировая торговля может дать быстрое процветание странам-членам.

Так, кстати, рассуждала и российская делегация, ставившая перед собой в своё время цель ввести свою страну в эту всемирную экономическую организацию. Восемнадцать долгих лет шёл переговорный процесс, который включал в себя согласование огромного списка номенклатуры товарных позиций, да ещё таким образом, чтобы избежать “лобовых столкновений” с конкурентами. Переговорщикам пришлось согласовывать позиции со всеми без исключения странами-членами ВТО, а в ряде случаев даже со странами, которые к тому моменту ещё и не входили в состав ВТО.

Интересно, что неслучайно экспертное сообщество утверждало, что членство в этой организации позволяет иметь большие льготы в торговле, но, с другой стороны, страна-член ВТО вступает в определённом смысле в корпоративную дисциплину, которая её “обязывает”. Это наглядно видно с запутанной с точки зрения экономики и абсолютно бессмысленной тактикой так называемых санкций против российской экономики.

Кубинцы пережили блокаду, а США потеряла рынок 12 млн человек

Почему я так говорю? Очень просто. Ну что дала США система санкций против Кубы, которая длится больше пятидесяти лет? Да ничего. Наоборот, экономика Кубы – это пример того, как крохотное по масштабам мировой экономики государство “чихать хотело” на экономических циклопов типа США. Ничего, абсолютно ничего блокада Кубы не принесла самим США. Американцы по собственной глубости потеряли рынок в двенадцать миллионов человек, который был у них под боком.

Да и вообще, система санкций – это давным-давно доказано наукой, не говоря уже о практике – не даёт ничего в экономическом плане, а является не более чем дорогостоящим пропагандистским трюком. Нельзя здесь не вспомнить блокаду Туманного Альбиона Наполеоном в первом десятилетии XIX века. По данным, приведённым экономистами Британии, эффективность промышленности выросла в два раза, сельского хозяйства в три раза, заработная плата на большинстве промышленных предприятий выросла в полтора-два раза. Чёрных рынков в Англии практически не было. Нельзя утверждать, что внутренняя торговля в Англии активизировалась, но она тем не менее не замедлилась, а это уже серьёзный показатель недееспособности и неэффективности морской блокады островного государства.

В качестве курьёза хочу напомнить, что единственное нововведение, которое связывают с торговым эмбарго Франции Британских островов – это введение в моду в Англии ряда чисто французских элементов в одежде. Например, фрак и цилиндр, которые до тех пор были атрибутами верховой езды, стали входить в обиход, и лондонские денди начали щеголять в новомодной французской одежде.

ВТО сегодня, как мне представляется, всё больше и больше теряет силу как универсальный инструмент правильного построения мировой экономики: не видны поступательные тренды “восходящего характера” мировой экономики.

Очень интересна дискуссия, развернувшаяся в ряде университетских кругов в Европе (в частности, в Университетах Глазго и Барселоны) по части того, как сделать так, чтобы механизм протекционизма чаще сменялся либеральными инструментами, и в дальнейшем он перестал бы быть вопросом вмешательства политики в чисто экономические дела.

Обратите внимание, что США – доминанта в ВТО (что, конечно, неслучайно, ведь США – это 20% всей мировой торговли). По сути дела всегда, едва они захотят, вводится протекционистский ресурс для достижения своих узкокорыстных национальных экономических интересов, не считаясь с интересами кого бы то ни было. Это делается даже тогда, когда предвидится скорая ответная атака.

Теперь несколько слов о так называемых торговых войнах. Давайте назовём всё своими именами. Американо-китайские торговые войны сегодня – это не что иное как лобовое столкновение двух мировых экономических лидеров. Ну, мы же понимаем, что это “зуб за зуб”, “глаз за глаз”, “волос за волос”. Если сказать языком науки, то в ответ на систему протекционизма США рождается “великая китайская стена” ответных протекционистских мер.

И вот это самое противостояние будет сотрясать мировую экономику до тех пор, пока ВТО либо не научится бороться с американским протекционизмом, либо будет упразднено, либо появится новая универсальная экономическая организация, которых множество на подходе. Но ясно одно: прогнозируемый ещё год тому назад рост мировой экономики, который составлял где-то 4.4-4.7%, сегодня равняется всего-навсего 3.9%. О чём это говорит? Это говорит о том, что замедление происходит не оттого, что торговля пробуксовывает, а идёт столкновение протекционистских мер, которые лишают мировую экономику необходимых средств, и два могущественных рынка: китайский и американский, пытаются перетянуть канат, что неминуемо отражается на всей мировой торговле в целом. А раз так – и на мировой экономике.

Идут разговоры о том, что руководству ВТО необходимо выходить из-под влияния США и максимально распределять свои усилия на поприще мировой торговли среди всех игроков – экономических операторов. Мой прогноз – сон разума рождает чудовищ. То есть, бездействие ВТО, её пассивность, отсутствие деловой искорки в решении глобальных проблем, в частности протекционистского противостояния (например, торговых войн) приведёт, на мой взгляд, к очередному мировому коллапсу, если не будет найдено действенных инструментов.

На самом деле, три торговых войны закончились Первой мировой войной. Четыре торговых войны закончились Второй мировой войной. Может быть, хватит? Или что, история ничему не учит?