Недвижимость

Восстановление усадеб и храмов хотя не выгодно, но почётно

Усадьба, которая в нашем понимании представляет собой комплекс из сада, дома и хозяйственных построек, позволявших дворянским семьям проживать загородом в комфортных условиях и следить за поместьем, сегодня изменила своё значение. Владелец усадьбы по своей роли в культурном пространстве постепенно встаёт в один ряд с музейным работником, реконструктором, подвижником и меценатом. И даже получает общественное признание в виде Национальной премии за вклад в «Культурное наследие». В вещественной форме она представляет собой Хрустальную колонну.

Восстановление усадеб и церквей, созданных умелыми мастерами дореволюционной России, сегодня перестало быть прерогативой государства, легло на плечи неравнодушных россиян и стало общественно значимым делом. Одному человеку это не под силу, реставрацией каждого памятника занимается целая бригада людей, нередко для этого привлекаются помощники-волонтёры.

Экспертиза, разработка реставрационного плана и собственно реставрация – это сложный комплекс административных процедур, которые предстоит освоить и пройти будущему владельцу исторической усадьбы. Затем ему требуется найти реставраторов (далеко не все из них профессионалы своего дела) и заказать подходящие для исторической постройки материалы. Реставрация обойдётся гораздо дороже современного здания и отреставрированные усадьбы не являются выгодной инвестицией. «Это исключитально для души, какая там выгода», – отмахивались от нас владельцы усадеб…

Хотя, конечно, уважение соотечественников дорогого стоит, отреставрированные памятники быстро замечаются и завоёвывают популярность на местном уровне. Например, жилой дом XIX века купцов Митрофановых в городе Боровичи и дом начала XX века инженера Н.А. Круминга буквально восстали из руин – из жилья, находящегося в реестре аварийного. Помимо внешнего вида, украшающего сегодня уездные города, эти исторические строения стали рестораном и гостиницей соответственно, прочно вошли в повседневную жизнь горожан.

Некоторые старинные здания полностью предназначаются для России. Это, например, разрушенный большевиками в 1922 году и в последние пятьдесят лет восстанавливаемый Музей-усадьба С.В. Рахманинова (Ивановка), музей-заповедник А.С.Пушкина «Михайловское» и многочисленные храмы Русской Православной церкви. Протоиерей Алексей Яковлев получил премию за целый проект «Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера», в рамках которого восстановлен не один храм.

Страна должна знать своих героев и восхищаться плодами их трудов. Поэтому можно только присоединиться к призыву Виссариона Игоревича Алявдина, Президента Национального фонда “Возрождение русской усадьбы”, сообщать Фонду об отреставрированных усадьбах. Ведь сами подвижники и меценаты – люди скромные, не стремящиеся к огласке своих добрых дел.