Театр

Владимир Завикторин: Любовь до потери памяти – о самопожертвовании

Владимир Завикторин: Любовь до потери памяти – о самопожертвовании

30 марта 2019 года театр “Содружество актёров Таганки” увидел очередной аншлаг в связи с премьерой комедии “Любовь до потери памяти”. Немного грустная пьеса о любви и одиночестве, которую блестящие актёры театра играли под пристальным взором Фёдора Михайловича Достоевского, навевала разные мысли. Но никто из многочисленных поклонников театра и не ждёт бездумного веселья – “Содружество актёров Таганки” упорно придерживается традиций русского театра.

Зал быт набит битком представителями интеллигенции от мала до велика. Люди пришли в свой любимый театр прикоснуться к вечным ценностям в их неиспорченном виде. Несколько раз публика не могла сдержаться от проявления чувств и смеялась после очередного диалога; порой она внимала происходящему на сцене и находила там параллели с собственной жизнью. Хотя спектакль о том, как семья мучается из-за болезни домочадца-игрока, доводящего чистых и добрых людей до преступления, но сколько в нём того главного, семейного и близкого, которое держит русских людей на плову несмотря на перипетии!

“Содружество актёров Таганки” в очередной раз порадовало зрителей блестящей актёрской игрой. Какова была Мария Федосова, такая прелестная и душевная, сыгравшая любящую сестру игрока. Сколько жизни она вдохнула в эту роль!

О том, как Владимир Завикторин решил поставить “Любовь до потери памяти” и о том, как он собрал звёздный состав, режиссер поделился в интервью культурно-политическому журналу “Э-Вести”.

ЭВ: Владимир, почему вы выбрали именно эту пьесу?

Владимир Завикторин: Эту пьесу мне дал мой художественный руководитель Николай Николаевич Губенко. Он мне позвонил и сказал: «Есть хорошая пьеса, прочитай. Если она тебе понравится, попробуй поставить её». Я прочитал, она мне понравилась. Я попробовал.

ЭВ: Чем она вам понравилась? Почему?

Владимир Завикторин: Она мне понравилась, потому что она хорошо написана, там хорошие неожиданные ходы. Это жизнерадостно, весело, легко, и в то же самое время здесь есть глубокая мысль о том, что человек готов на самопожертвования во имя самого близкого человека.

А. Баринов в роли доктора и Д. Перов в роли Михаила
А. Баринов в роли доктора и Д. Перов в роли Михаила

ЭВ: Что главное вы хотели донести?

Владимир Завикторин: Я эту мысль уже произнес. Что человек готов на самопожертвование ради близких своих, ради любви.

ЭВ: Как вы подбирали актеров?

Владимир Завикторин: Это было мне несложно, потому что я уже более 20 лет работаю в этом театре, и я прекрасно знаю, кто что может.

ЭВ: То есть когда вы читали, вы уже видели актёрский состав?

Владимир Завикторин: Да, когда я еще читал пьесу, я уже прикидывал, кто будет играть. У нас два состава, они абсолютно разные. В первый день премьеры играет состав, где почти все заслуженные артисты, а 31 марта будет играть более молодежный состав. Они играют по-разному в меру своего таланта, искрометности. Так в зависимости от состава получаются немного разные спектакли, потому что и возрастные категории разные, и реакции и оценки. Все делают по-своему.

А. Баринов (Доктор), М. Федосова (Марина)
А. Баринов (Доктор), М. Федосова (Марина)

ЭВ: Режиссер, когда ставит спектакль, имеет первоначальный замысел, как это должно выглядеть. Насколько результат отличен от первоначального замысла?

Владимир Завикторин: Да, результат расходится с тем, что в конце получается. Что-то остается, что-то выбрасывается. Я, например, выбросил некоторые вещи, которые мне изначально казались шедевральными. Я придумал какие-то моменты, но потом вижу, что это не вписывается в то, как идет сама пьеса.

Это как рождение ребенка. Он зачат, потом развивается в утробе матери, потом рождается. Так проходит процесс развития нашего спектакля. С одной стороны, он ставится в жестких условиях, потому что на постановку было отведено всего два месяца от того момента, как мне дали пьесу и до её выпуска. А, с другой стороны, велась очень плотная, интенсивная работа артистов и моя работа с ними. В результате этой интенсивной плотной работы, не только я, но и ребята создали такую студийную атмосферу, которая редко бывает в репертуарном театре.

Актёры приезжали за час до репетиции, репетировали до того, как я приезжал, потом показывали мне эти варианты. Что-то я принимал, что-то нет.

Потому, что актеры были неравнодушны, выполняли не только то, что им режиссер сказал «встань туда, скажи туда», а приносили что-то свое, моя идея вдруг смещалась чуть-чуть в другую сторону, не магистральную, но смещалась, и я понимал – да, это лучше, чем я задумал умозрительно. Человек все равно включает свою душу, мозги, все соединяет, и вдруг получается что-то совершенно другое. Поэтому мне кажется, что спектакль получился, и получился именно благодаря тому, что в авральном режиме все были настроены на позитивную работу.