Театр

Владимир Левашев: главное – я хочу заниматься этой профессией

Владимир Левашев: главное - я хочу заниматься этой профессией

Владимир Сергеевич Левашев – заслуженный артист России, актёр, известный по работам в кино и театрах (Модерн, Новый драматический театр и др.), согласился поделиться с читателями культурно-политического журнала «Э-Вести» размышлениями об актёрской профессии и тайнами ремесла.

ЭВ: Владимир Сергеевич, что значит быть актером? Мне всегда казалось, что это возможность превратиться в кого угодно, этакая свобода перевоплощения. Как и почему Вы пришли в профессию?

Владимир Левашев: Сложно ответить, когда спрашивают актера — что такое актёр. Непросто рассказать о профессии, особенно когда ты ей занимаешься сорок с лишним лет.

Поначалу хочется гримироваться, кого-то изображать. При этом нужно не быть одинаковым, занудным, неприятным…. Но чем дальше, тем работа серьезнее. Ведь многое зависит от ролей, которые ты играешь. Кому-то нравится показывать себя, кому-то нравится говорить о вещах. Способы – разные.

Актёр – это профессия, которая базируется на определенной школе, это ремесло, разговор о жизни, о человеке, о том, что делать, куда двигаться дальше и, наверное, некий путь к себе. Это работа, иногда — удовольствие, иногда разочарование.

Плюс ко всему, театр – это еще и терапевтическое явление, ведь не случайно у каждого театра есть свой зритель. Значит, есть какая-то определенная психотерапевтическая аура. Кому-то нужно смеяться, кому-то нужно плакать, кому-то нужно сопереживать, кому-то нужно быть в интерактиве. И это дело коллективное.

Но искусство, я думаю, не заменяет каких-то религиозно-нравственных вещей, хотя и пытались одно время подменить театром религию…

ЭВ: Как меняется понимание профессии во времени? Как оно у Вас трансформировалось?

Владимир Левашев: Начнем с того, что у меня были очень хорошие учителя. Нас хорошо учили. Я заканчивал Школу-студию МХАТ у Виктора Карловича Монюкова, великого педагога.

Не школа, а уже театр меняет, потому что театр — это коллектив, конкуренция, борьба. Есть стандартные фразы, например: «Нет маленьких ролей, есть большие актеры». Это и так, и не так, но в этом есть какая-то этическая основа. Как у всякого человека, у меня было желание показать себя, что-то сыграть. Мне, наверное, повезло, я никого не «толкал», у меня всегда были какие-то роли, более или менее интересные. Но с каждой серьезной ролью мне все больше хотелось говорить кому-то о чем-то.

Мне еще повезло и с различного рода радиоработами… Любая профессия, пусть даже чуть отступающая – озвучка в кино, дубляж, радио – это специфические вещи, и хорошо, когда актер владеет всей этой палитрой.

Система Станиславского – она очень короткая, умещается в слова: «От существа к существу о существе по существу». Это очень точная формулировка, и поэтому нужно всегда стремиться больше не к тому, что завтра слава придет и ты станешь кем-то еще, а нужно находить некую гармонию в самом себе.

 

ЭВ: Поделитесь, пожалуйста, актер выбирает театр или театр выбирает актера?

Владимир Левашев: Театр приглашает. Но Вы знаете, я в этом смысле не показатель. Когда-то на базе курса Виктора Карловича Монюкова был основан Новый драматический театр, он и сейчас существует. Тогда это было редкое явление. Другие театры – «Современник», потом «Таганка» – появлялись на чьей-то базе, а здесь был ДК Метростроя на Лосином острове, и курс стал театром. Потом было несколько других…

Актёр, конечно, выбирается режиссером и театром. В театре «Модерн», где я работаю, труппа сохранилась после перестановок, но все равно новый режиссер приглашает актеров. Режиссер может приглашать звезд, необходимых со своей точки зрения. Сейчас получается такая государственная антреприза. Возможность, слава Богу, есть, и это дает возможности театру.

Здесь играл, например, Владимир Михайлович Зельдин, и это было и для нас интересно, и для зрителя. Когда столетний человек выходил на сцену, мы понимали: как ни оценивай, а это все равно легенда.

ЭВ: От чего зависит, получит ли актёр приглашение?

Владимир Левашев: От удачи — или понравился, или не понравился. И что будет дальше – зависит от того, понравился или не понравился. У нас ведь очень зависимая профессия, в этом и недостаток.

Я не один год жизни потратил на общественную работу, меня всегда избирали секретарем парторганизации, профкома, я писал какие-то протоколы, готовил собрания, выступал. А надо было делать имя, чтобы потом легче было жить. Потому что годы нам достались довольно непростые, хоть и без войны. Но меня всё устраивает.

Я задумывался о том, что когда-нибудь будет творческий вечер, который я организую и назову его «Почти полжизни». Оно почти так и получается: это даже больше, чем полжизни. Это жизнь. Меня в последние годы беспокоит, что работа как таковая не всегда бывает (в моём понимании). Дело не в деньгах – деньги я могу заработать и в другом месте. Но есть роли, когда я выхожу на сцену ровно на три минуты. Хотя есть такие, где я могу о чём-то подумать, высказаться.

ЭВ: В этом Вы счастливый…

Владимир Левашев: Ну, не совсем счастливый. Есть моменты, связанные с какими-то житейскими делами. Сегодня, например, моей матушке исполнилось 93 года, а я провел два прогона в театре «Модерн». Двенадцатого будет день рождения у моего сына, я тоже здесь проведу весь день. Это служба.

Хочется куда-то поехать отдохнуть, а ты не можешь отдохнуть. Жена, которая отдала тебе сорок с лишним лет жизни, сидит дома одна. Вопрос: ради чего? Не ради славы, хотя это тоже важная вещь….

Кто-то уходит из этой работы, кто-то находит более престижные варианты. Наверное, я не очень плохой актер, и без амбиций. Главное, что я хочу заниматься этой профессией.