Театр

02 июля состоится спектакль «Весёлого Рождества, мама!» в Содружестве актёров Таганки

Кадры из спектакля "Весёлого Рождества, мама!" Содружества актёров Таганки. Фото Анны Штром.

02 июля 2016 года в Содружестве Актёров Таганки состоится спектакль «Весёлого Рождества, мама!», впервые поставленный на сцене театра 22 апреля 2015 года. По жанру он относится к комедии, хотя содержит элементы трагического и в целом возвращает нас к чеховской традиции. Смысловое ядро – стремление к общению и одиночество зрелых людей, вокруг которого завязаны семейные и социальные события забавного вида.

В русский язык слово пришло из французского – comedie, где оно означало театральное представление (до сих пор одна из ведущих французских сцен именуется Французской комедией или Comedie Francais). Комедии в XVIII веке собственноручно ставила Екатерина II.

В то же время, комедия родилась в Аттике, Древней Греции (κωμωδία, часть торжеств в честь бога Дионисия – Великих Дионисий), где оформилась как жанр в сер. V века до н.э. Ставить любые драматические произведения, в том числе комедии, могли только богатые граждане Афин за свои деньги. Государство же отбирало постановки, оплачивало труд актёров и давало субсидии на билеты зрителям. Театральное искусство было элитарным по происхождению и служило целям улучшения нравов, в случае с комедией – через бичевание и высмеивание порока.

Спектакль, в силу особенностей постановки, будет интересен как тем, кто любит комедию как жанр, так и тем, кто комедию не любит (особенно современную). Всё происходящее смотрится на улыбке, но временами сжимается сердце. И все остроты сообразуются с этическими нормами, что также немаловажно.

В нём присутствуют хорошая драматургия, блестящая актёрская игра и эффектные сцены. По замыслу, на сцене разворачиваются 3 параллельных рождественских сюжета в Домах престарелых: немецкий, итальянский и русский. Три места не меняются на протяжении всего действа и от актёров требуется огромное мастерство, чтобы держать внимание зрителя и создавать динамику. И они с этим справляются – недаром спектакль был создан для старейшин театра – его именитых основателей, с целью продемонстрировать их мастерство.

Артисты, занятые в спектакле: засл. арт. России Михаил Лебедев, засл. арт. России Лидия Савченко, засл. арт. России Татьяна Ивановна Жукова-Киртбая, Алла Богина, Елена Габец, Елена Корнилова, Татьяна Лукьянова, Виктория Радунская. Вместе с ними играют и молодые артисты.

Если говорить о центральном чувстве спектакля, то это любовь. Жажда любви и стремление к любви, которые в зрелом возрасте ничуть не гаснут – напротив. И это чувство становится тем огнём, который захватывает зрителя до конца.

Любое знакомство с произведением искусства – это диалог зрителя и создателя. Для полноты изложения, в завершение публикации мы предлагаем Вашему вниманию интервью режиссёра-постановщика и нескольких актёров, которые расскажут о том, какой смысл был ими заложен в спектакль.

Общее мнение участников спектакля – актуальность поставленной темы. Сегодня, когда традиционное отношение к старикам в России поколеблено, в том числе как следствие ошибок старшего поколения, объёмная постановка проблемы послужит его исправлению.

Ирина Клабукова (в спектакле русская пожилая женщина):

ЭВ: Скажите, пожалуйста, каково Вам, молодой актрисе, играть старушку, да ещё с корифеями театра?

Ирина Клабукова: Это очень-очень большая ответственность, и большое волнение перед каждым спектаклем, но одновременно это и большая честь. Играть же возрастную роль – это замечательный актёрский опыт. Можно сказать, что я безболезненно перешла на амплуа комических старух.  

ЭВ: Скажите, эта тема Вам лично близка? В Вашей семье есть старушки?

Ирина Клабукова: Да, у меня есть пожилая мама, её старшие сёстры. Мне эта тема близка и понятна.

ЭВ: То, что происходит на сцене, насколько соответствует тому, что Вы отмечаете в стариках?

Ирина Клабукова: В основном, конечно, соответствует, хотя старики старикам рознь. Те старики, которые воспитали своих детей в любви, часто получают в ответ любовь. Те старики, которые были эгоистичны, они так и остаются эгоистами. Что им ждать от детей? Только такого же отношения. Что Вы дали – то Вы обратно и получили, или «как аукнется, так и откликнется».

ЭВ: Как зал реагирует на происходящее на сцене?

Ирина Клабукова: Вы знаете, когда Вы играете, Вы видите только первый ряд. Но Вы ловите атмосферу. Видно, что плачут, смеются…Вызывают неоднократно на поклон – наверное, не просто так. Помидорами никто ещё не бросал.

В спектакле есть над чем посмеяться, поплакать, что-то своё вспомнить – с точки зрения зрителя.

ЭВ: Для кого, как Вы думаете, этот спектакль нужнее?

Ирина Клабукова: Я думаю, что он нужен и молодёжи, и старикам, и среднему возрасту, и детям, чтобы знать, где соломки подстелить.

Евгений Осокин (в спектакле итальянский пожилой мужчина):

ЭВ: Спектакль был поставлен для людей очень опытных, которые заложили основы этого театра. Каково было Вам играть в этом спектакле, Вам ведь пришлось играть роль итальянца?

Евгений Осокин: Почему пришлось? Я с удовольствием играю эту роль, получаю от этого большое удовольствие. В спектакле освещается то, что всегда заботит стариков – как на Руси, так и в Италии, так и везде. Их болячки, отношения с детьми…

ЭВ: То есть, Вы считаете, что этот образ не имеет национальной сущности? В Италии ведь отношение к старикам трепетное.

Евгений Осокин: Нет, абсолютно. Это на Востоке культ стариков. Итальянца взяли оттого, что у них отношение к старикам похоже на другие европейские народы. И у нас то же самое. Ведь есть же какие-то подонки, которые приходят, забирают последние деньги. У стариков есть боль, но она – данность, с ней ничего не поделаешь.

ЭВ: Насколько Вам было легко работать над этим образом?

Евгений Осокин: Над образом всегда работать тяжело, ты всегда в поисках, ищешь, ищешь. Режиссёр в этом отношении помогает.

Михаил Лебедев (в спектакле русский пожилой мужчина):

ЭВ: Вам в пьесе отведена яркая роль с возможностью самовыражения.

Михаил Лебедев: Эта новелла, о русских пенсионерах, брошенных на произвол судьбы в Дом престарелых, она написана очень талантливым автором. Мне нравятся все эти новеллы: и немецкая, и итальянская, и русская. По сути получается, что у стариков судьба одна во всех трёх странах. Старость – не радость. Так заложено в природе человека.

Хотя, в каждом народе есть своё отношение к старости. Я недавно смотрел японский фильм. Там в определённом возрасте кто-то из детей сажает мать в корзину, относит её далеко в горы, и так бросает. Фильм замечательный, в нём с такой скурпулёзностью показана психология этой матери. А есть другие народы, к примеру, кавказские, у которых совершенно иное отношение к старшим. К ним почёт, уважение и послушание.

 ЭВ: У нас так тоже раньше было.

Михаил Лебедев: Верно, было. Было уважение к старости.

Вообще, старость – это приближение конца пребывания на Земле. Это – очень грустная тема.

ЭВ: Но это – и мудрость, это и опыт? «Если бы молодость знала, если бы старость могла».

Михаил Лебедев: Да, конечно, но, к сожалению, это не всегда учитывают молодые, они амбициозны. Сначала то, что говорят старшие, воспринимается как устаревшее, а уже затем получается что они были правы, потому что они прожили дольше и жизнь знают лучше.

ЭВ: Кому этот спектакль больше нужен?

Михаил Лебедев: Молодёжи. И судя по тому, как ходит зритель, в том числе в моей семье, они очень хорошо реагируют на спектакль. Мы в этом спектакле чуть-чуть им подсказываем, приоткрываем завесу старости. Она ведь всех Вас коснётся. Так будьте сейчас чуткими. Я очень люблю трагикомедию как жанр и считаю, что в этом случае он более эффективен, чем какие-нибудь нравоучения.

Спектакль очень нужен.

Commonwealth of Taganka actors, Древняя Греция. История. Быт. Культура. // под ред. Л.С. Ильинской. – М., Московский лицей, 1997.