Уклад жизни

Вас обокрали – не надейтесь на обыск, ищите доказательства

К сожалению, многие из нас в течение жизни сталкиваются с кражей личного имущества. Нередко в ней замешаны близкие или те, кого мы к себе приближаем по случаю или собственной воле – соседи или знакомые. Бывает и так, что мы не сразу обнаруживаем пропажи, а спустя несколько лет. Мы приходим в отделение полиции или даже думаем, идти ли, потому что наслышаны о том, что сотрудники органов не очень-то желают помочь в том, чтобы вернуть награбленное или наказать преступника.

Вот только некоторые из тем, которые беспокоят авторов пришедших к нам писем. Выделив основные проблемы, с которыми сталкиваются читатели “Э-Вести”, наша редакция пошла к нескольким известным детективным агентствам, попросив их поделиться опытом и помочь тем, кто, может быть, уже начал отчаиваться найти и наказать виновного.

Первая проблема, которая волнует читателей – это может ли вор избежать наказания, если он украл незначительную с точки зрения правоохранительных органов сумму? Оказывается, что может, но совсем необязательно, что вор в этом случае избежит наказания. С точки зрения правоохранительных органов, наличие информации о преступнике важнее, чем сумма украденного им.

Алексей Данилов, руководитель детективного агентства “Версия”, поясняет: “В полиции есть такое понятие, как перспектива раскрытия преступления. Это означает, что если преступление можно раскрыть в течение ближайшего времени, то у оперативных работников появляется интерес в том, кто Вас обокрал”. “Если подавать иск, то должно быть установлено лицо, совершившее преступление, и его вина должна быть доказана; это поможет не получить отказ в возбуждении уголовного дела”, – в том же роде говорит Денис Баканов, руководитель детективного агентства “Ваша честь”.

Случаи, когда полиция быстро и эффективно работала по совсем небольшим суммам, известны. “Недавно у нас в Подмосковье был случай, когда два полицейских из Сыктывкара приехали с обыском в обычную семью по иску одной женщины на сумму 5’735.73 рублей. Якобы, в Интернете её обманули люди, IP которых определилось в этом доме”, – внушает нам оптимизм Александр Румянцев (Alibinet.ru).

Есть ли у нас всё же шанс на раскрытие преступлений, если опираться на практический опыт, и в каких случаях он есть? Алексей Данилов вряд ли порадует наших читателей своими размышлениями: “Как подполковник полиции в отставке, двадцать лет служивший в оперативных подразделениях, могу Вам сказать, что полиция проявляет наибольшую активность в трёх случаях совершения краж (в этих случаях она работает так, как должна была бы работать всегда).

Первое, когда преступление имеет большой общественный резонанс. Например, потерпевшим является известный деятель политики или культуры – медийная личность. Тогда дело берётся на контроль в Главном управлении, в районном управлении, и полиция начинает вести розыск преступников практически круглосуточно. В связи с этим мне вспоминается один случай – я проходил службу в одном из территориальных отделов милиции Василеостровского района, и на нашем участке был совершен грабёж у режиссера Владимира Бортко. В 1990-е годы это стало рядовым преступлением, но на поимку преступников в данном случае были брошены все силы и средства, генералы дневали и ночевали, контролируя ход дела – и преступников нашли. Когда же речь идёт об обычных гражданах, преступление протоколируется, фиксируется, и особо никто не выкладывается на полную мощь.

Второй случай – когда идёт серийное преступление, работает команда, совершающая десятки краж. Такие преступления тоже берутся на контроль и работа по ним ведётся достаточно интенсивно. Третий – когда похищаются предметы, имеющие историческую и художественную ценность. Вот здесь цена имеет значение”.

При этом, как предупредил Алексей Данилов, ценности ценностям рознь – семейные реликвии и фамильные ценности, которые дороги только членам одной-единственной семьи, не относятся к этой категории. “Это будет расследоваться как обычное рядовое преступление, в вялотекущем режиме, за некоторым исключением – когда есть подозрения в отношении конкретных лицам и они подтверждаются какими-нибудь свидетельскими показаниями”, – сказал он.

Самую малую раскрываемость имеют “кражи на доверии” – кражи, когда потерпевший доверял преступнику, тот был вхож в жилище, проживал там, его оставляли без присмотра в квартире. Зачастую воровство сразу не обнаруживается потерпевшим, а всплывает через какое-то время. И сразу встаёт вопрос: “А кто ещё был в гостях за прошедшее время? Появляется неопределённое количество подозреваемых”. Доказать совершение такой кражи будет сложно, поскольку не будут иметь значения такие веские доказательства, как  отпечатки пальцев. От оперативного работника потребуется провести гигантский объём работ, чтобы найти, с кем преступник поделился совершенным, либо продал награбленное. Если подозреваемый в краже не признает свою вину – дело превращается в 99% “глухарь.

Но как быть, если Вы только подозреваете кого-то в краже и не владеете доказательствами его вины, а тем более если Вы обнаружили преступление спустя некоторое время? Не думайте, что Вам поможет обыск у подозреваемого – проводить обыск полицейский сможет только при наличии самых серьёзных и веских оснований: когда свидетели указывают на лицо, совершившее преступление и т.п. Одних подозрений недостаточно.

Можно надеяться на удачу с оперативным работником, но, конечно, лучше идти к следователю уже с результатами частного расследования – Вашего собственного или детективных агентств. Стоимость опрошенных нами агентств варьируется где-то в интервале 15’000-100’000 тысяч (хотя она может меняться в зависимости от сложности работы).

Но только не думайте, что детектив может всё. Александр Румянцев, специализирующийся на раскрытии преступлений с помощью экспертизы на полиграфе, говорит о том, что, к сожалению, помощь частных детективов в поиске воров существенно ограничена государством: “По нашему законодательству, за людьми нельзя следить без их разрешения, нельзя собирать их персональные данные, распечатки телефонных разговоров и т.д. Если частный детектив лицензирован, он не сможет собрать доказательства подпольным способом. Поэтому в настоящий момент частные детективы и не продлевают свои лицензии – законодательство не позволяет им в полной мере работать частными детективами. Они чаще называются бюро расследований, и работают безо всяких лицензий”.

Жизнь такова, что при поиске преступников детективами используются личный оперативный опыт, собственные легальные каналы информации, фотографии в соцсетях, где жертва преступления может быть украденных в драгоценностях, чьи-либо свидетельства о сбыте краденного, и тому подобное. И всё равно в ряде случаев это может стать хорошим подспорьем по возврату своих ценностей и наказанию преступников.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News