Сельское хозяйство

В России произвели 18 млн тонн сырого молока, куда его деть?

Cow

Министерство сельского хозяйства сообщило о том, что России в 2017 году было произведено около 18 млн тонн товарного сырого молока, и российские молочники снова увеличили своё производство – по сравнению с 2017 годом на +3.5%. Минсельхоз также сообщает, что российский молочный рынок далёк от насыщения (производство покрывает нашу потребность только на 82%) и вынужден докупать за границей недостающие 7.5 млн тонн.

Профессионалы молочного рынка соглашаются с профильным министерством лишь отчасти. Да, надои и товарное производство выросли, вот только со спросом не так всё просто. Пить наше молоко некому.

Культурно-политический журнал «Э-Вести» обратился за комментариями в «Национальный союз производителей молока» (Союзмолоко). Пиар-директор организации Мария Жебит рассказала нашим читателям следующее: «Если говорить о товарном молоке, то у нас производство растёт. Рост производства и увеличение надоев связаны с развитием модернизированных комплексов, высокотехнологичных ферм, которые вкладываются в кормление, в хороший скот.

Но если говорить о спросе, то он снижается, и эта тенденция происходит в последние несколько лет. Она очевидно объясняется снижением покупательской способности населения и сокращением потребления молокоёмких продуктов (масло, сыр) из высококачественного российского сырья. Основная сложность в том, что потребитель понимает, что инвестору нужно расти и развиваться, но финансово не может себе этого позволить. С этим связано и снижение цен на сырое молоко – на рынке образовался профицит сырья. Много запасов и сыра, и сухого молока, пока не востребованных на рынке.

Снижение закупочных цен у товаропроизводителей вызывает опасения. Мы, в свою очередь, предлагали проводить государственные интервенции, чтобы снять излишек молока. Сейчас это предложение по-прежнему актуально».

Казалось бы – открывается путь на экспорт. Но возможности для экспорта российской молочной продукции пока нет. Мировые цены упали – они стали ниже российских, да и нас там не ждут. «Наш экспорт – небольшой, но стабильный, – говорит Мария. – Однако основной товар нашего экспорта – это мороженое, пользующееся большим спросом на азиатских рынках. Его экспорт за прошедший год вырос на 30%. Сухое молоко и сливочное масло по нашим ценам никому не интересны. Мы их можем экспортировать только ниже себестоимости. Товары из Новой Зеландии, Южной Америки, Ирана, Турции – дешевле».

В то же время, в перечисленных странах действует сильнейшая господдержка производителей. В России эта господдержка не только меньше, но и находится под угрозой дальнейшего урезания: «Для того чтобы обеспечить сельхозпроизводителям такую господдержку, как в Новой Зеландии, нужно иметь очень много денег, а у нас – дефицит бюджета. В период сокращения всех объёмов господдержки говорить о том, чтобы нам дали хотя бы столько же, сколько белорусам, не приходится. В наших пожеланиях – чтобы господдержка сохранилась хотя бы на уровне прошлого года. Уже были разговоры, что могут убрать субсидии на литр… Какие-то деньги были выделены, но хотелось бы, чтобы инвестиции не сокращались и деньги выделялись во всё большем размере.

Другое наше отличие от этих стран – это стоимость денег. За границей кредиты – 0% или 1%. Российское сельское хозяйство (сильно) закредитовано под 20%. Средний срок окупаемости молочного производства – 15 лет. Если ты берёшь на этот срок кредит под 20%, то твоё молоко – золотое».

Иными словами, российское производство товарного молока выросло. Это хорошо. Но куда его деть, если у россиян нет денег на качественную молочную продукцию?