Россия

В День жертв политических репрессий уместно вспомнить детей

30 октября Россия отмечала День памяти жертв политических репрессий. Этот день в том или ином виде существует в разных странах мира, но он имеет особое звучание на территории бывшего СССР, где потомки репрессированных снова и снова поднимают вопрос о воздаянии за содеянное в надежде быть услышанными как властью, так и обществом. Причина проста – репрессии в нашей стране выходили далеко за рамки собственно политических репрессий, и важно говорить именно об этом.

Латинское слово “репрессия”, буквально означающее “подавление” (читай: инакомыслящих) стало широко употребляться в нашей стране недавно, а в обиход населения оно вошло после крушения Советского Союза, когда на его развалинах появилась необходимость создания новой идеологии, где подчёркивались демократические ценности с минимальным применением репрессивных мер, а то и вовсе с отказом от них.

Мы подразумеваем под “политическими репрессиями” не любое подавление, применение карательных мер к соперникам, но то, которое намеренно осуществляется государственной властью. Да, любая власть в той или иной мере подавляет инакомыслящих, но у нас чаще говорят о репрессиях, проводимых в период правления И. Сталина, о его зачистках 1930-1950-х годов.

Известно, что в это время власть инициировала целый ряд политических процессов, ставящих целью обуздание или устранение политических противников в лице представителей прежнего режима (дворянства, духовенства, казачества, крепкого крестьянства), старой большевицкой гвардии (троцкистско-зиновьевский блок), национальных лидеров и прочих ячеек и объединений “врагов народа”. Но политическая борьба – это борьба политиков, а в жернова сталинских репрессий попадали семьи политических противников.

Один мужчина, имевший оппозиционные политические воззрения, “тянул за собой” репрессии против своих домочадцев: родителей, жены и детей начиная от грудничкового возраста. Как вы думаете, какую долю в репрессиях занимали эти неполитические категории? Верно, основную, это следует из простой арифметики.

Именно эта мысль звучит в голове после просмотра художественного фильма “Среди серых облаков”, на который мы были приглашены в Посольство Литвы в РФ в День памяти жертв политических репрессий. Этот фильм основан на воспоминаниях литовской писательницы Руты Шепетис, ставших бестселлером в США, и повествует о том, как она в школьные годы попала сначала в советский концлагерь на Алтай, а затем на побережье моря Лаптевых, окраину Северного Ледовитого океана.

Посол Литвы в России г-н Регимиюс Мотузас вспоминает жертв политических репрессий

Литовская семья ответила за политическую деятельность отца. Мать и двое несовершеннолетних детей без суда и следствия были лишены всего и отправлены в ГУЛАГ; по прибытии они узнали о том, что являются преступниками и объявлены вне закона – с ними можно делать всё, что заблагорассудится, пока они ещё живы. А умрут – горевать никто не будет. Им обеспечили нечеловеческие условия жизни без санитарных норм, без еды и без шанса на возврат к обычной жизни, где героиню напрасно ждало художественное учебное заведение.

Как ни странно, сегодня разговор о политических репрессиях часто скатывается на обсуждение идеологии и воспоминание о реальных или сомнительных героях, противостоявших Сталину (тот же маршал Тухачевский, “герой” Гражданской войны, и сам был мастер расправ с мирным населением), кто из них был правее. Но дело даже не в том, кто был правее, и не столько в жестокости наказания политической оппозиции, сколько в преступлениях против невинных жертв!

Большинство из народов, населявших СССР, столкнулось с аналогичной ситуацией. И в первую очередь – представители русского народа, вынесшего на своих плечах все основные тяготы режима. Сколько русских семей ответило за своих домочадцев, сколько русских женщин и детей отправились за своими мужьями и отцами за колючую проволоку по чьей-то злой воле?

Фильм “Среди белых облаков” не говорит об идеологии, потому что он смотрит на мир глазами ребёнка, а литовская девочка не вникала в политические коллизии. Она видела только вагон невинных людей, помещённых в поезд без окон, и надзирателей, которым дали право делать с ними всё, что те хотели. Да, надзиратели были часто злодеями, но и ребёнку понятно, что они – орудие чужой воли.

Удивительно красивый и близкий рассказ об этой (почти заезженной) теме потряс зрителей до глубины души. Многие из нас, в том числе Посол Литвы г-н Ремигиюс Мотузас и его супруга, имеют схожие истории в семейной хронике. Пришло время рассказывать именно о них в День памяти жертв политических репрессий.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News