Недвижимость

Умные дома в России получат широкое развитие через 5-8 лет

Умные дома в России получат широкое развитие через 5-8 лет

В прессе прошла информация, что в России в городе Владимире планируют строить умные дома. В каждую квартиру проведут интернет, подключат телевизоры, будут снимать показания общедомовых и квартирных датчиков, установят видеонаблюдение.

Чтобы разобраться, как у нас в стране обстоят дела с технологией «умного дома», культурно-политический журнал «Э-Вести» обратился к эксперту – Юрию Рожину, управляющему партнеру KASKAD Family – компании, которая занимается строительством загородных домов.

 

ЭВ: Юрий, насколько распространена в России технология «умного дома»?

Юрий Рожин: Широкого распространения эта технология у нас не получила, но давайте сначала остановимся на том, что значит «умный дом».

В нашем понимании «умный дом» – это, прежде всего, такой дом, который может себя обеспечивать электроснабжением на достаточно продолжительный срок, а в солнечную погоду с хорошим ветром какую-то часть накопленной электроэнергии реализовывать обратно электросетевым компаниям.

Вторая характеристика «умного дома» –  способность управляться гаджетом: внутренними климатическими настройками, освещением, открытием-закрытием и прочими возможностями, связанными с контролем функциональности.

Если мы возьмем Европу, то там наблюдается массовая застройка такого рода домами, и это приводит к тому, что себестоимость «умных домов» выходит максимум на 10-15% дороже, чем у обычных домов. К сожалению, у нас в России эта история не очень распространена, и основная причина в том, что в стране нет массовых технологий, которые позволили бы снизить себестоимость данного продукта.

На сегодняшний момент стоимость «умного дома» отличается от обычного где-то в два-три раза, потому что эти технологии уникальные и подобного рода производства в России нет. В основном это нашло применение в высоких сегментах, где люди могут себе позволить частично внедрить технологию умного дома.

В наших проектах мы встречались с технологиями «умного дома» достаточно редко, но, тем не менее, мы работаем с их элементами, которые позволяют управлять системой кондиционирования, системой электроснабжения и газообеспечения. То есть, система газового котла – кто-то улетает на 2-3 недели и получает возможность регулировать температуру в своём помещении на расстоянии.

 

ЭВ: Раз эти технологии становятся дешевле в Европе, почему для нас они не становятся дешевле?

Юрий Рожин: Дело в том, что там государство субсидирует постройку таких предприятий. Когда предприятие построено, оно уже само работает и ищет покупателей, при этом стоимость такого оборудования получается дешевле для рядового человека, который хочет себе построить «умный дом».

У нас нет производства «умных домов» – ни одного завода, который бы производил технологии «умных домов», все это покупается за рубежом. Стоимость достаточно высока ещё и потому, что не всякая технология, которая использована для домостроения в Европе, Японии или ещё где-то подходит для нашего климата, для нашей зимы.

В частности, не подходят каркасные дома, в большинстве случаев не подходят деревянные дома. А кирпичные дома, дома из керамоблоков, из камня, наоборот, в Европе и Японии не очень распространены. Здесь есть ограничения в технологии строительства.

В Европе есть определенное субсидирование и определенный объем проектов, что влияет на себестоимость.

 

ЭВ: Есть ли у Вас данные, каков процент таких «умных домов» в Европе?

Юрий Рожин: Доля «умных домов» не превышает 15% от ввода жилья. Причем есть страны-лидеры: Бельгия, Норвегия, частично Финляндия, Словакия, Австрия. Они развивают такие дома более интенсивно, чем те же Германия, Франция и другие.

 

ЭВ: А у нас есть какие-нибудь льготы, субсидии, стимулирование?

Юрий Рожин: Я слышал только о нескольких проектах, которые были выдвинуты на рассмотрение, но какого-то практического применения в России я не встречал.

В 2015 или 2014 годах, если мне память не изменяет, появился первый умный дом в России, он стоил в районе 35 миллионов рублей – обычный дом площадью порядка 150 квадратных метров. На тот момент аналогичный обычный дом можно было рассматривать в районе 10 миллионов рублей.

То есть, технология стоила в три с лишним раза дороже. Сейчас технология стоит примерно в 2-2.5 раза больше, но, тем не менее, развития они не получают.

 

ЭВ: Если заглянуть в будущее, то через сколько лет эта технология войдет в жизнь в России? Можно ли как-то это будущее приблизить?

Юрий Рожин: Приблизить очень сложно, но по опыту могу сказать, что те тенденции, которые появляются в Европе или в ряде ведущих зарубежных стран, к нам приходят с интервалом приблизительно 5-8 лет. Поэтому будем рассчитывать, что где-то в периоде с 2025 по 2030 годы мы эти технологии в совершенстве освоим.