Театр

Улица красных фонарей, или «Преступление и наказание» от Марка Розовского

Улица красных фонарей, или «Преступление и наказание» от Марка Розовского

Сцена Театра у Никитских ворот на время премьеры спектакля «Убивец» (по мотивам «Преступления и наказания») превратилась в улицу красных фонарей – разврат, в который погружена часть героев Фёдора Михайловича Достоевского, стал основным вдохновением режиссера и худрука театра Марка Розовского. Писатель страданий дворянства и проповедник Православия с лёгкой руки видного современного деятеля искусства превратился в летописца извращенцев позапрошлого века.

Это, пожалуй, главная претензия к талантливой постановке Марка Розовского. Насколько она важна – судить нашим читателям. Премьера Театра у Никитских ворот – это, конечно, нечто на порядок выше скандальных премьер Константина Богомолова или Кирилла Серебренникова, где скандал заменяет само искусство. Здесь искусство есть, налицо прекрасная игра актёров, поэтические монологи, великолепное оформление сцены и множество оригинальных их решений, среди которых самое оригинальное, пожалуй – беседы Родиона Раскольникова с отцом Сони, пьяницей Мармеладовым.

Екатерина Васильева (Пятнадцатилетняя) и Андрей Молотков (Свидригайлов) в спектакле «Убивец» Театра у Никитских ворот
Екатерина Васильева (Пятнадцатилетняя) и Андрей Молотков (Свидригайлов) в спектакле «Убивец» Театра у Никитских ворот

Сложнее ситуация с образами героев Достоевского. С одной стороны, их трактовка принципиально не отличается от привычного советского понимания; с другой – заостряется их греховная сущность. Соня, например, которую попеременно играют красавицы Николина Калиберда и Ника Пыхова (нам довелось видеть первую), предстаёт перед зрителем как сложившаяся и вполне довольная профессией проститутка. Пришёл Родион Раскольников к Соне (Николине) исповедоваться – а она едва может оторваться от макияжа, поскольку ответственно готовится к выходу на вечернюю работу.

Ника Пыхова (Соня Мармеладова) и Юрий Шайхисламов (Мармеладов, её отец) в спектакле «Убивец» Театра у Никитских ворот
Ника Пыхова (Соня Мармеладова) и Юрий Шайхисламов (Мармеладов, её отец) в спектакле «Убивец» Театра у Никитских ворот

Образ Родиона Раскольникова, воплощённый на сцене Сергеем Рожновым (в другом составе – Константином Ивановым), это образ собственно “убивца”. Да, он мучится, страдает, но зло берёт над ним верх и не отпускает на всём протяжении спектакля. Родион Раскольников у Марка Розовского вышел по-настоящему злой. И в завершение “Убивца” мы видим не раскаяние, а признание главного героя в содеянном перед лицом толпы.

Но этот финал представляется нам закономерным, потому что Достоевский в Театре у Никитских ворот – это светский, социальный по своей сути писатель. Розовский не убирает разговоры о Боге из диалогов, несколько раз проповедь будто готовится начаться со сцены, но тут всё обрывается едва начавшись.

Сергей Рожнов (Раскольников) и Дарья Щербакова (Дуня, его сестра) в спектакле «Убивец» Театра у Никитских ворот
Сергей Рожнов (Раскольников) и Дарья Щербакова (Дуня, его сестра) в спектакле «Убивец» Театра у Никитских ворот

Особенно “урезанный”, приниженный, доведённый до третьестепенной значимости разговор о Боге ощущается в диалогах Родиона Раскольникова со следователем, Порфирием Петровичем. В результате у зрителя появляется ощущение, что последний всего лишь раскрыл дело об убийстве, надавив на слабую психику подозреваемого. Но ведь у Достоевского именно здесь, в диалогах Порфирия Петровича и Раскольникова заложены основные тезисы “Преступления и наказания” – те, что приводят убийцу к пониманию содеянного и раскаянию! Убираешь их – лишаешь произведение духовной основы…

Да, Марку Розовскому удалось раскрыть социальный пласт “Преступления и наказания”, который является одним из важнейших элементов произведения Достоевского. Со сцены проговариваются фамилии лидеров революционного движения, звучат сбывшиеся пророчества философов, и всё это находит полное одобрение и понимание в зале. Если режиссёр ставил перед собой только эту задачу – она ему, безусловно удалась.

Дарья Щербакова (Дуня), Станислав Федорчук (Лужин, её жених), Ирина Морозова (Пульхерия Александровна, её мать)
Дарья Щербакова (Дуня), Станислав Федорчук (Лужин, её жених), Ирина Морозова (Пульхерия Александровна, её мать)
Юрий Шайхисламов (Мармеладов, отец Сони)
Юрий Шайхисламов (Мармеладов, отец Сони)
Ника Пыхова (Соня Мармеладова)
Ника Пыхова (Соня Мармеладова)
Сергей Рожнов (Раскольников), Александр Кудряшов (первый неизвестный), Никита Сюсюкин (второй неизвестный)
Сергей Рожнов (Раскольников), Александр Кудряшов (первый неизвестный), Никита Сюсюкин (второй неизвестный)
Ника Пыхова (Соня Мармеладова), Сергей Рожнов (Раскольников)
Ника Пыхова (Соня Мармеладова), Сергей Рожнов (Раскольников)
Андрей Молотков (Свидригайлов)
Андрей Молотков (Свидригайлов)
Дарья Щербакова (Дуня) и Андрей Молотков (Свидригайлов)
Дарья Щербакова (Дуня) и Андрей Молотков (Свидригайлов)
Сергей Рожнов (Раскольников) и Юрий Голубцов (Порфирий Петрович, следователь)
Сергей Рожнов (Раскольников) и Юрий Голубцов (Порфирий Петрович, следователь)
Сергей Рожнов (Раскольников)
Сергей Рожнов (Раскольников)
Юлия Бружайте (Екатерина Ивановна, мачеха Сони)
Юлия Бружайте (Екатерина Ивановна, мачеха Сони)
Сергей Рожнов (Раскольников), Ирина Морозова (Пульхерия Александровна, его мать), Юрий Шайхисламов (Мармеладов, отец Сони)
Сергей Рожнов (Раскольников), Ирина Морозова (Пульхерия Александровна, его мать), Юрий Шайхисламов (Мармеладов, отец Сони)

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News