Естествознание

Участие армии в создании вакцины способно укрепить вооруженные силы

вакцина от коронавируса

Нам известно, что с самого начала пандемии коронавируса военные многих стран, в том числе России, подключились к решению этой проблемы. Вспомните хотя бы отправку российских армейских подразделений в Италию, где они помогали местным врачам и санитарно-эпидемиологическим службам готовить полевые госпитали и проводить дезинфекцию общественных пространств. Это наводило на мысль о том, что коронавирус – это военная разработка, поэтому и решение проблемы подвластно армейским структурам, но, если верить международному научному сообществу, участие военных в пандемии коронавируса имеет и другое объяснение.

“Рзработанная Народно-освободительной армией Китая (НОАК) вакцина может дать КНР дополнительное геополитическое влияние, а привилегированным странам будет предоставлен приоритетный доступ к вакцине”, – рассказал научному журналу Nature Ян Маккаслин, военный аналитик, связанный с Китайским институтом аэрокосмических исследований университета ВВС в Вашингтоне.

Оказывается, что участвуя в преодолении последствий пандемии и разрабатывая вакцины от коронавируса, армия может значительно укрепить свои позиции.

Так, пандемия предоставила Китаю возможность рассказать о научных достижениях своих военных на внутренней и международной арене. О том, как эпидемиологи НОАК и её медицинские работники играют важную роль в лечении больных, проводят наблюдение за вспышкой болезни и контролируют распределение медикаментов в Ухане. В КНР армия заняла центральное место в борьбе с COVID-19. Но её роль вышла за пределы собственной страны: китайские военные также оказали помощь в борьбе с пандемией в Пакистане, Иране, Ираке, Ливане, Вьетнаме, Лаосе, Мьянме, Камбодже и Италии.

“Китай определенно пытается использовать кризис с точки зрения пиара своей армии”, – соглашается Эбигейл Коплин, которая изучает китайскую биотехнологическую промышленность в американском колледже Вассара.

НОАК сегодня демонстрирует свои достижения в передовых медицинских исследованиях – тех, в которых она никогда не была известна ранее, но которые появились благодаря инвестициям и программе, которая начала реализовываться с 2015 года с подачи председателя КНР Си Цзиньпина. Если ей удастся доказать миру эффективность созданной ей вакцины от коронавируса под названием Ad5-nCoV (под эгидой Академии военных наук), НОАК одержит большую пропагандистскую победу.

Аналогичные разработки и сходные усилия делают и в России, и в Соединенных Штатах. Армии едва ли не всего мира занимаются вакцинами и проводят медицинские исследования, хотя никто из них не может сравниться по масштабам и динамике с НОАК.

Чем военные сильны в борьбе с COVID-19? Конечно, дисциплиной. Хотя военные разработки вакцины от коронавируса часто осуществляют приглашенные гражданские лица, но они работают по более жесткому графику и более чётко поставленным военными целям. К примеру, Минобороны России привлекло к сотрудничеству Национальный исследовательский центр эпидемиологии и микробиологии им. Н.Гамалеи, совместно с которым были проведены клинические испытания в Главном военном клиническом госпитале имени Бурденко.

Кроме того, военным проще привлечь добровольцев. Офицеры, прапорщики и контрактники – люди, всегда готовые к риску и способные чётко соблюдать условия испытаний. Они всегда под рукой.

Насколько создание вакцины от коронавируса укрепит позиции российской армии – поживём-увидим, во внутрироссийском информационном пространстве тема сегодня звучит приглушенно, мы чаще слышим гражданских медиков и учёных. Но идея международного научного сообщества действительно интересная и свежая. И она отражает опасения Запада относительно укрепления позиций Китая, поскольку именно эта армия, которая за несколько лет до коронавируса начала вкладываться в исследования, может получить все лавры глобального борца с пандемией коронавируса.

Подписаться на рассылку