Наука

У РФ теперь появился дурной пример в сокращении расходов на науку

расходы на науку в Европе

Пандемия нового коронавируса может стоить Европе стратегического проигрыша в интеллектуальном соревновании. Необходимость сокращения бюджетных расходов для борьбы с заболеваемостью заставила лидеров стран ЕС затронуть статью научных исследований. На главную исследовательскую программу объединения – Horizon Europe, отведено только 81 млрд евро на семь лет. Это на 13.5 миллиарда меньше, чем ожидалось исходя из рекомендаций Еврокомиссии двухмесячной давности (или на 17%).

Генеральный секретарь Лиги европейских исследовательских университетов Курт Декетелере рассказал журналу Science, что реальные действия европейских политиков вызвали в научном сообществе глубокое разочарование, ведь они делались на фоне громогласных заверений о важности научных исследований. Щедрым на такие заверения был, например, Шарль Мишель, глава собравшегося по вопросам бюджета саммита.

Только 5 миллиардов евро из Фонда восстановления европейской экономики поступит в распоряжение учёных, в тот же Horizon Europe. А для фундаментальных исследований, осуществляемых в ЕС через Европейский исследовательский совет (ERC), не предусмотрено ничего.

Помимо Фонда восстановления экономики, Horizon Europe располагает в 2021-2027 годах суммой в 76 миллиардов евро. Урезание намеченной суммы означает, что в текущем году затраты на научные исследования будут меньше, чем годом ранее. То же ждёт и ERC, у которой остаётся только один вариант получения финансирования – взять часть из бюджета Horizon Europe.

Другие, менее мощные поступления в европейскую науку – например, стипендий Марии Склодовской-Кюри, также могут снизить свои расходы, глядя на основных спонсоров.

Урезанию подверглись даже расходы на медицину, которые предполагалось делать для недопущения следующей пандемии. Вместо предложенных Еврокомиссией 9.4 миллиарда евро было выделено только 1.7. Но здесь ситуация более-менее благополучна, поскольку зарезервированные средства втрое превышают прежний бюджет.

Вышесказанное не относится к специальным программам оборонных исследований, освоению космоса, ядерных разработок и цифровизации (Digital Europe), которые получат от европейских лидеров свои отдельные бюджеты.

В целом, принятое лидерами стран-ЕС сокращение расходов на науку ещё не является окончательным. С одной стороны, Еврокомиссия может наложить вето на это решение, с другой – страны ЕС могут поддержать науку дополнительными федеральными и региональными вливаниями.

Но это решение – плохой знак для интеллектуального сообщества. “Оно усугубит отставание науки в Европе от ее глобальных конкурентов в Азии и США”, – говорят парламентарии.

Плохой пример европейцы подали и россиянам. У многих есть желание получить бюджет в противовес расходам на фундаментальную науку, которая у нас и так в большом загоне и в долях ВВП финансируется в три раза меньше, чем в развитых европейских странах – около 1%.

Перспективы российской науки ещё недавно казались неплохими. Так, Высшая школа экономики посчитала, что в 2019 году расходы на необоронные исследования выросли на 12.1%. Некоторые политики и аналитики, например, председатель Счетной палаты РФ Алексей Кудрин, поднимали свой голос в пользу увеличения расходов на российскую науку и в дальнейшем, причём более существенно – на 1% ВВП. Это совершенно логично, ведь иначе Россия, которой предстоит искать альтернативу углеводородам, не сможет перейти на инновационные рельсы развития.

Но вот как это будет в действительности, учитывая прогнозируемые Economist Intelligence Unit проблемы в российской экономике до 2024 года? Теперь у России есть действительно плохой пример, как в эпоху экономических трудностей подвергнуть сокращению расходы на научные исследования.

Подписаться на рассылку