Здоровье

Телемедицина в России удобна, но требует много денег и усилий

Главный тренд развития медицины сегодня – это развитие телемедицины, когда медицинские услуги оказываются людям на большом расстоянии – в виде дистанционного консультирования, сопровождения пациента онлайн или даже через удалённую диагностику и лечение. Именно этому перспективному направлению был посвящён деловой завтрак “Телемедицина: возможности развития в 2019 году”, организованный конференционным центром “Событие”. Эксперты рассказывали здесь о своих проектах, делились новостями, но в целом констатировали, что телемедицинские технологии в нашей стране пока находятся в зачаточном состоянии.

“Что касается дистанционных операций, то ожидания от этого завышены на сегодняшний день. Эта отрасль медицины пока закрыта,” – говорит Борис Зингерман, член экспертной группы Совета по развитию информационного общества в РФ при Президенте РФ. Известно, что цифровые решения в медицине требуют огромных инвестиций, которые осуществляются в развитых странах, в том числе через Европейскую Ассоциацию Телемедицины, но с трудом пробиваются в России. Энтузиасты телемедицины нашей страны находятся не в равных условиях с коллегами, и даже не помышляют войти в упомянутую организацию: “Мы никак не можем поднять российскую ассоциацию. Она и так же еле жива, как и сама телемедицина”, – сказал Борис Валентинович.

Возникает закономерный вопрос: в каком же положении сегодня находятся практикующие врачи и медицинские учреждения, насколько успешно они используют телемедицинские технологии в своей работе? Культурно-политический журнал “Э-Вести” обратился с ним к Наталье Мокрышевой, главврачу ФГБУ “НМИЦ эндокринологии” Минздрава России и человеку, активно продвигающему телемедицину в своей отрасли. “К сожалению, после подъёма – эйфории, вызванной внедрением в медицину искусственного интеллекта и высоких технологий – мы сегодня находимся на спуске интереса к цифровым решениям, – ответила она. – Сейчас мнение активно движется в сторону недовольства их внедрением потому, что на данный момент цифровизация осуществляется внешне и её решения дорогостоящи.

Наше государство не очень готово к таким финансовым тратам. Достаточно сказать, что рассматриваются большие вливания со стороны Министерства здравоохранения – запланированы расходы на программное обеспечение и даже на “железо”, необходимое для качественной работы.

Что касается удобства применения цифровых технологий медиками – хотелось бы напомнить о роли личности в истории. Мы, например, прошли тяжёлый путь оттого, что у нас была внедрена пустая и недоработанная система. Мы думали, что нам её закупили и теперь мы будем жить лучше, но за несколько следующих лет наш коллектив чуть не сошёл с ума, потому что внедрение и доработка НИС под конкретные нужды учреждения – это, как оказалось, длительный и трудоёмкий процесс с написанием ТЗ, формированием историй болезней и так далее.

Наши врачи не приучены к этому. Сейчас идёт работа по налаживанию коммуникаций. Мы ищем переводчиков между АйТишниками и врачами. Формулировка того, что нужно врачу и пациенту – это огромная работа. Пока мы не не научимся разговаривать на этом языке и формулировать свои цели, нам не смогут предоставить те технологии, которые нужны.

Что касается удобства применения цифровых решений в медицине… Раньше врачу было очень тяжело достать из системы снимок, ему требовалось полчаса, чтобы войти в систему и вытащить какое-нибудь МРТ пациента с опухолью. Сейчас это делается в три клика – это результат колоссальной работы. Мы все это можем довести до ума, сделать продуктивным и удобным, но на это нужно потратить очень много средств и времени.

Для врача это очень удобно. Когда я смотрю пациента, я могу открыть аналитику, посмотреть конкуренцию между препаратами, запустить чат, пригласить профессоров и академиков, которые смотрели его по другому вопросу – так я “подтягиваю” консилиум и решаю проблемы конкретного пациента.

Что касается удобства для пациента… Известно, что 50% из всех обращений требуют психологической помощи и 50% времени консультации врач тратит на психологическую работу. Поэтому взаимодействие с психологами может облегчить труд там, где можно воспользоваться дистанционной консультацией. “А поговорить?”, – это очень значимая позиция для наших пациентов. Мы можем уйти в боты, но только в 20% случаев, когда снимаются автоматизированные повторяющиеся вопросы.

Плюс в регионах есть проблемы с инфраструктурой, и та АйТи грамотность, которая у нас сейчас у населения отсутствует, не позволяет этого делать. Для получения телемедицинских консультаций пациент в регионе должен придти и в своём едином окне получить доступ к ЕГИСЗ. Для многих это проблема.

Я бы ещё разграничивала пациентов по категориям. Старшая возрастная группа имеет выраженные ограничения в пользовании технологиями. Для них нужно создавать отдельную службу подходящих технологий, которая позволит им повысить качество жизни. Но это уже другая тема.

Тем не менее, мой вывод относительно удобства цифровых решений положительный. Да, удобство для врача и пациента есть, но оно достигнуто ценой огромного труда”.

***

Если подвести итог под обсуждением применения телемедицины в России и выделить её текущее состояние и перспективы, то становится очевидным: внедрение цифровых решений требует терпения врачей и расходов властей, развития инфраструктуры и даже изменения сознания, но в целом оправдывает себя.

Использование решений телемедицины неминуемо – оно происходит по всему миру и наша страна не может остаться на обочине. Главное, чтобы Россия продолжила свой нелёгкий, но важный путь в этом направлении. Нашла бы для этого и силы, и средства.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News