Театр

Театр “Модерн” вернулся к теме наркозависимости

С полным пониманием социальной значимости проблемы наркозависимости в России, художественный руководитель театра “Модерн” Юрий Грымов актуализировал свою постановку 15-летней давности под названием NIRVANA. “Выросло новое поколение, изменилось время, да я и сам стал другим, – говорит он. – А государственная программа по борьбе с наркотической зависимостью все еще заключается в бодрых агитках, невеселая статистика по количеству наркозависимых все еще растет…”.

Трудно не согласиться с режиссером в этом, как и в том, что “театр должен брать на себя социальные функции и говорить о насущных темах  – таких, как обращение в семьях”. Но премьера обновлённой NIRVANA оставила у нас тяжёлое впечатление именно своей актуальностью и социальной значимостью. Сюжет, в основе которого лежит скандальная жизнь лидера группы “Нирвана” Курта Кобейна и его преждевременный уход, предопределяет проигрыш главного героя в борьбе со страшным социальным злом, захлестнувшим сегодня и молодёжь нашей страны.

Юрию Грымову удаётся проследить истоки болезни музыканта, во многом кроющиеся в его социальном происхождении и неустроенном семейном быте. Нерусские имена не смущают нас – статистика свидетельствует о том, что эти социальные язвы разъедают и русскую молодёжь. Треть семей нашей страны – это неполные семьи, матери с детьми. И именно дети, лишённые отцовской заботы, составляют большинство из пяти миллионов наркоманов, стоящих сегодня на учёте в диспансерах России. Неудивительно, что происходящее на сцене поразительно соотносится с московскими дворами, и на месте этого юноши мы без труда представляем себе беспризорных Ванек и Колек.

Богдан Щукин в роли Курта Кобейна (NIRVANA, Модерн). Фото: пресс-служба “Модерн”

Курт Кобейн Юрия Грымова, охваченный страстью к музыке и имеющий талант, не смог выбраться не только из наркотического опьянения – ему не удалось и изменить своё сознание и окружение. Восхождение вверх и денежный достаток не вырывают его из трясины, которая идёт за ним по пятам. Общество же, вместо того чтобы помочь молодой семье, насылает на неё социальных работников и пытается отнять ребёнка – ту самую дочь, которая одна была способна вдохнуть жизненную силу в Кобейна, которая позволила бы ему выбраться из порочного круга. Хотя суд об опеке и удаётся выиграть, но два слабых, хоть и любящих друг друга человека, никогда и нигде не находят опоры для выхода из тупика.

Богдан Щукин, создавший в спектакле образ Курта Кобейна, вызывает у нас щемящую жалость, впрочем, как и его партнёрша – задорная Анастасия Сычёва, воплотившая более жизнеспособную и любящую (вопреки мнению части людей из окружения музыкантов) Кортни Лав. Именно на женские образы ставит Юрий Грымов в своём стремлении дать шанс если не самому Кобейну, то спасению его души и будущему поколению.

В целом, света и надежды в по-своему красивом и талантливом спектакле NIRVANA, конечно, маловато. Но откуда бы ей взяться? Звуковой ряд добавляет зрителю тоски – музыка Курта Кобейна отличается непреходящей грустью и отражает его страждущий внутренний мир. Но надо отметить, что режиссер по максимуму стремится внести светлое начало в повествование, и в качестве музыки любви и радости привлекает композиции других певцов того времени – Джона Леннона и Майкла Джексона.

Но социальный театр – это социальный театр, и NIRVANA состоялась как премьера, отмеченная благодарными зрителями. Юрию Грымову удалось убедительно поставить проблемы, которые он хотел поставить, и достучаться до своего зрителя и его сердца. Гости премьеры NIRVANA аплодировали актёрам и режиссеру стоя.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News