Театр

Ставропольский театр драмы представил два спектакля в Малом театре

"Маскарад" Ставропольского театра драмы на сцене Малого театра

Благодаря прославленному Малому Театру России, московский зритель познакомился со Ставропольским театром драмы. Малый предоставил коллегам свою сцену для двух прекрасных спектаклей: 03 сентября 2016 года прошла пьеса А.Сумбатова-Южина «Соколы и вороны», а 04 сентября 2016 года – лермонтовский «Маскарад». Московский театрал, доверяющий авторитетной рекомендации Малого, пошёл взглянуть на гостей с юга и не был разочарован, ставропольцы привезли сюда тот самый дух русского театра, который мы, москвичи, порой начинаем подзабывать в пестроте предлагаемых актуальных инсталляций и шоу на театральные темы.

Ставропольский Академический театр драмы имени М.Ю. Лермонтова возник в 1845 году, всего 32 года спустя основания самого города Ставрополя (1777 год). В репертуаре театра 25 спектаклей. Директор театра – Луганский Е.И. «Наши актёры не просто говорят текст, они его переживают», – говорит он.

Накануне спектакля прошла презентация Ставропольского Академического театра в Мемориальной квартире А.И. Сумбатова-Южина, находящейся в ведении Малого театра.

Театр, его историю и современное содержание представили Директор театра Евгений Иванович Луганский, Народная артистка РФ Наталья Павловна Зубкова, Заслуженный артист РФ Михаил Новаков, Почетный деятель искусств Ставропольского края Ирина Баранникова, актёр Александр Кошелевский.

Уже представление театра было многообещающим, потому что руководством и актёрами искренне и в унисон говорилось о миссии сохранения качества и традиций русского театра, об обязательствах по отношению к публике, о поиске хорошей современной драматургии. Было заметно, что актёры полностью вовлечены в творческое осмысление постановок театра. «Наши актёры не просто говорят текст, они его переживают», – сказал директор театра.

Честь и хвала гостям уже потому, что они напомнили нам о почти забытом широкой общественностью драматурге и актёре князе А.И. Сумбатове, выступавшем на сцене Малого театра под псевдонимом Южин, а затем руководившего театром. «Театр… — писал он, — это художественный отклик на общественные запросы путем воплощения на сцене в живых людях самых сложных коллизий общественной и личной психики».

Пьеса «Соколы и вороны» А. Сумбатова-Южина в сотрудничестве с В.И. Немировичем-Данченко была написана в 1885 году, но была запрещена цензурой к постановке в императорских театрах, а премьера Ставропольского театра в прочтении Н.П. Зубковой состоялась на сцене театра 30 апреля 2016 года. Зритель прекрасно принял пьесу, «был аншлаг». Спектакль современен, затронутый им уровень человеческих взаимоотношений говорит зрителю о любви, но и о разрушительной силе страстей.

Второй спектакль является авторским прочтением Народным артистом России Ю.И. Ерёминым «Маскарада», написанного двадцатилетним М.Ю. Лермонтовым. И музыка А. Хачатуряна звучит на фоне предложенного зрительного ряда совершенно по-другому, чем где бы то ни было. После просмотра этой красивой и глубокой постановки возникает непреодолимое желание её обсудить, даже где-то поспорить над прочтением Лермонтова. Потому что есть предмет для обсуждения, есть яркий художественный смысл. Именно после таких постановок заядлые театралы часами проводят сравнения сцен и решений, осуществлённых в разных театрах.

Приезд театра из Ставрополя в Москву состоялся по инициативе Тамары Анатольевны Михайловой, директора Малого театра. Спасибо ей огромное за такое знакомство.

Кстати, с ответным визитом Малый театр привезёт в Ставрополь «Волки и овцы» (07-08 сентября 2016 года) и «Наследники Рабурдена» (09-10 сентября). Учитывая сходство духа театров, ставропольские зрители также останутся довольны.

В приложение к описанию гастролей Ставропольского театра драмы, мы предлагаем читателям познакомиться со светлыми помыслами тех, кто творит сегодня славу русской сцены. Прочтите интервью, это искренняя вовлечённость и глубокие суждения.

***

ЭВ: Наталья Павловна, скажите, пожалуйста, что Вы ощущаете по итогам гастролей?

Зубкова Н.П.: Вы знаете, мы видим приятное отношение московского зрителя к себе. Мы побывали на этой сцене – сцене Малого театра, это большая гордость для нас. Это очень дорого и дает силы нам в будущем. Это масса впечатлений, масса новых замечательных эмоций…. Каждый театр стремится попасть в столицу, чтобы каким-то образом вдохновиться, что ли. Нас очень неплохо принял здесь зритель. Мы надеемся, что в будущем продолжится наша дружба с Малым театром. Они сейчас к нам приедут, они уже у нас были, мы их очень ждем.

 

ЭВ: Мы видели, что во время спектакля Вы сидите в зрительном зале и смотрите спектакли, уже далеко не в первый раз. Каково это, наверное, каждый раз по-разному?

Зубкова Н.П.: По-разному, потому что играют живые актеры, это же не кино. Каждый раз это новый спектакль, это какие-то новые впечатления ….

 

ЭВ: Ваш спектакль «Соколы и вороны» Вас удовлетворил?

Зубкова Н.П.: Вы знаете, режиссера довольно трудно удовлетворить, потому что ты смотришь немного другими глазами на свой спектакль. Ты видишь какие-то недочеты или еще что-то. В целом я была довольна спектаклем вчера. Понимаете, мы ставили А. Сумбатова-Южина как Сумбатова-Южина, и не хотели привнести чего-то такого супер-сегодняшнего, супер-современного, скажем так. Сама пьеса (я про вчерашний спектакль) наполнена чисто российскими характерами, российскими коллизиями, любовными коллизиями. Понимаете, поставить ее по-другому, наверное, безусловно можно, но мы не ставили себе такой задачи. Мы шли в русле российского, русского театра. К сожалению, сейчас уходит вот эта наша русскость из театра, из многих наших театров. Очень жаль, потому что нам есть, чем гордиться.

Мы приехали в Америку, где у нас были маленькие гастроли с одним спектаклем, и то, как нас принимали, что о нас потом говорили, позволило нам понять, что участие нашего театрального творчества всё равно впереди планеты всей. Это было в начале 1990х. Потом возникло ощущение, что мы что-то утрачиваем, что что-то уходит. Что за внешними какими-то интересами, за какими-то заумными, так сказать, решениями мы теряем свое. Оно должно быть обязательно, театр должен быть разным, но только нам нельзя потерять свое, то что наше дорогое, любимое. Чем мы гордимся, чем жили все это время театралы, его тоже потерять нельзя. Поэтому я стою на таких позициях.

 

ЭВ: Я думаю, что мы вне нашей культуры, вне нашей школы никому не интересны. Мы такие какие мы есть.

Зубкова Н.П.: Да, мы такие какие есть. Это и дорого.

 

ЭВ: Ещё на первой встрече, предваряющей Ваши выступления, я вдруг поняла, что у Вас все вовлечены в творческий процесс– и Вы, и режиссёр, и актёры, и все осмысленно.

Луганский Е.И.: Актеры у нас, как Вы видите, не приготовляют, а проживают роль. Это я называю живым театром. Когда есть живой театр, тогда и зритель это чувствует. Здесь человеческие души, человек выходит на сцену и выплескивает себя изнутри. И если это происходит, если то, что он делает, доходит до зрителя, оно возвращается к актёру. Потому что, если этого нет, театра не существует, это их обратная связь. Актёр, который просто поверхностно играет свою роль, не проживая её, у нас в театре практически не сможет работать. Так, увы, иногда бывает. Это уже селекция.

 

ЭВ: Часто говорят, что зрителю нужна обнаженная натура, нецензурщина, скабрезные шуточки. Ваш зритель этого хочет?

Луганский Е.И.: Я думаю, что мы своего зрителя к этому не подготовим. Несмотря на сложности экономического характера, потому что действительно стало сложно. Легко привлечь зрителя «обнаженкой», фривольностями. Мы эти пьесы вообще не берем. Нас волнует прежде всего Человек. Во всех его хороших проявлениях – любви к матери, любви к женщине, любви к Родине. Вот это нас волнует и в репертуаре театра больше таких пьес. Правда жизни не всегда интересна на сцене.

 

ЭВ: Зритель хочет возвышенного? Он хочет прийти и отдохнуть душой?

Луганский Е.И.: Да, он и возвышенного хочет, и чтобы это его волновало. Потому что сейчас, мне кажется, интересен чувственный театр. Во мне должны пробуждать чувства и желательно пробуждать «чувства добрые», как говорил Пушкин. Потому всех этих низменных чувств предостаточно. И видите, мы как-то живем, и наш репертуар интересен.

 

ЭВ: Это, не побоюсь сказать, традиции русского театра.

Луганский Е.И.: Да, Вы вчера это видели. Я думаю, вот почему и был интересен наш вчерашний спектакль («Соколы и вороны» – прим.ред.), потому вчера были все традиции русского театра.

 

ЭВ: Уже давно не было такого. Конечно, у нас есть Малый или Содружество на Таганке, но…

Луганский Е.И.: Кстати, Малый театр я считаю один из лучших театров России, но это в моем понимании. У другого человека, может быть, свои мысли и свои желания.

Мне Малый театр, я честно скажу, во времена, когда я учился в институте, не казался лучшим. Нас, молодых, влекло к Эфросу, в Театр на Таганке и тп. А вот сейчас, когда в прошлом году они приехали к нам на гастроли и я посмотрел спектакль по Булгакову, он меня потряс. Я считаю, это один из лучших для моего восприятия театр, как я его понимаю, и это один из лучших театров России. Так у меня переменилось мнение.

 

ЭВ: Вы пытаетесь выращивать своих режиссеров, как это делает, например, Николай Николаевич Губенко?

Луганский Е.И.: Мы растим молодых режиссеров.

И у нас была актерская школа при СКФУ, но, к сожалению, в этом году она закрылась. У нас 22 актера – наши выпускники, так что они приходят на первый курс и практически с первого курса проходят практику на сцене. Мне кажется, это самая лучшая подготовка актера к своей профессии.

 

ЭВ: Безусловно так. Почему Вы привезли сюда «Маскарад»?

Луганский Е.И.: Мне казалось, что это совершенно другая постановка, нежели в Москве, в Малом театре. Есть другое видение «Маскарада», Ерёминское.

 

ЭВ: Вам близок Лермонтов?

Луганский Е.И.: Да, безусловно. Это – один из любимых. Поэзия Лермонтова – как космос. Он интересный, и вся его жизнь короткая, но яркая, талантливая.

 

ЭВ: Я очень внимательно смотрела сегодня спектакль, я тоже очень люблю Лермонтова. Вы обратили внимание на реакцию публики?

Луганский Е.И.: Такая тишина стояла в зале. Я всегда любой спектакль смотрю из-за кулис, и слушаю зал, и слышу дыхание зала.

Мы выиграли грант и привезли «Гамлета» в Анкару. Мы были среди 60 театров, единственные из России. И, конечно, я имел представление о турецкой нации, какая она. И когда услышал зал, стояла тишина: муха пролетит – будет слышно, я слышал дыхание артистов. В конце спектакля турки вышли брататься на сцену и брать автографы. Я думал зачем они берут эти автографы, когда мы завтра улетаем в Россию и больше никогда в Турции не будем. На следующий год (это был 2015 год) мы получили два приглашения в Турцию на фестивали, но обстановка такая, что туда не поедешь. Но я хочу сказать, что настоящая, прожитая жизнь артистом на сцене – это влечет зрителя даже без знания языка. Вот этим наши актеры взяли турок.

 

ЭВ: В целом Вы довольны гастролями?

Луганский Е.И.: Мы очень довольны поездкой, потому что за 171 год нашего существования, начиная наш 172 сезон, впервые за эти годы театр побывал на такой прославленной, императорской, лучшей сцене лучшего театра. Мы, конечно, очень благодарны и дирекции театра и директору Тамаре Анатольевне Михайловой. И художественному руководителю Юрию Мефодьевичу Соломину, что дали возможность показать свое искусство.

Источники:

Stavropol Drama Theatre, Maly Theatre.