Театр

«Старший сын» – где каждый не сам за себя

«Старший сын» – где каждый не сам за себя

На Основной сцене Театра Маяковского представили долгожданную премьеру – «Старший сын» по одноименной пьесе Александра Вампилова, в которой отца играет Игорь Костолевский, а его «первенца» – Алексей Дякин.

Пьеса, написанная 30-летним Вампиловым в 1967 году (кстати, столько же лет автору нынешней постановки), рассказывает о том, как два повесы опаздывают на последнюю электричку и, чтобы где-то переночевать, один из них объявляет себя внебрачным сыном совершенно случайному человеку. В конце пьесы история, начавшаяся как жестокий обман, разрешается самым необычным и жизнеутверждающим финалом.

Наверное, большинство зрителей помнят легендарную киноленту по этой пьесе с Леоновым, Боярским, Караченцовым, Егоровой и Крюковой, и может себе представить, насколько характеры героев требуют филигранной актёрской игры, где промах на миллиметр грозит обесцветить образы и ослабить драматические повороты. Поэтому актёрский состав в этом спектакле играет существенную роль.

Только не старайтесь сравнивать образы, атмосферу и впечатление от фильма с работой Маяковки – в театральной постановке они совершенно другие. Харизматичные исполнители театра успешно представили собственный взгляд на «Старшего сына». Подача образа отца Сарафанова Игорем Костолевским иная, нежели у Евгения Леонова. Здесь нет особой задушевности Евгения Павловича, но герой более собран и даже аристократичен. Не менее отличны от кинематографического предшественника и остальные персонажи: Сильва (Владимир Гуськов), Нина (Полина Лазарева), её жених Кудимов (Илья Никулин), Васенька (Станислав Кардашев) и Макарская (Юлия Соломатина).

На трактовку образов оказал решающее влияние новый подход режиссёра Анатолия Шульева, ученика Римаса Туминаса. Так, Шульев приглашает 38-летнего актёра играть студента, и вовсе не потому, что не нашлось кого-то помоложе: «Он старший сын, – рассказал он мне, – Отец у него почти как ребёнок, она (Нина) почти как мать, и ей не хватает папы. И вот появился отец в роли Бусыгина». «Это история больше про темперамент и про поведение», – добавил он. Оригинально, не так ли? Но к этой трактовке нужно привыкнуть.

Взрослый Бусыгин, по словам сыгравшего его с высоты прожитых лет Алексея Дякина – это образ, над которым «пришлось попотеть»: «Сложность образа Владимира в том, что требуется оказаться в его ситуации, прийти в чужую квартиру и сказать, что я ваш сын, а потом полюбить этих людей, и, не имея своего отца, обрести чужого человека, как отца, полюбить его, как сын».

Нина, воплощенная Полиной Лазаревой (да-да, дочерью Александра Лазарева и внучкой Светланы Немоляевой) – это сильная женщина, которая в конце спектакля превращается в нежный и уютный символ дома. «Для меня семья – это самое главное, поэтому я понимаю, что надо играть, про что спектакль. Мой персонаж понимает это только в конце спектакля, но понимает хотя бы. А сначала она хотела уехать, бросить семью и отца, и брата, снять с себя всяческую ответственность и устроить свою жизнь», – говорит Полина.

Очень живописна в этой постановке сценография, созданная Мариусом Яцовскис. Она отлично передает это ощущение холода и одиночества, когда ты оказываешься вечером на платформе пригородной электрички, и служит своего рода контрастным фоном той любви, которая живет в семье Сарафановых.

И, конечно, приятно было окунуться в 1960-70-е. Передача атмосферы тех лет была осуществлена без принципиальных изменений и столь модных в наше время актуализаций. «Мне нравятся те вещи, ретро. Это дает тёплое ощущение на уровне ассоциаций. Они красивые», – говорит Анатолий Шульев. Да, пожалуй, с этим можно согласиться, как и с тезисом режиссёра о том, что он воплотил на сцене надежду, которая отличает пьесу Вампилова, так необходимую в наши дни.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News