Мир

США всё-таки сумели заставить банки Латвии закрыть оффшоры

Банк Латвии

США сумели оказать давление на банки Латвии и добиться закрытия оффшоров, пользуясь в качестве повода претензиями к нарушению бойкота КНДР. Напомним, что шесть финансовых организаций страны были пойманы на совершении операций в обход международных санкций. Правительство прибалтийского государства объявило о том, что система оффшоров в стране будет закрыта в течение полугода. Это ударит по операциям российских компаний.

Банки Латвии долгое время были финансовым мостом между западным и восточным мирами. Более половины операций в банковском секторе здесь делалось в пользу нерезидентов-иностранцев, прежде всего РФ и бывших республик СССР. Причём обслуживанием резидентов занимались шведские банковские группы, а нерезидентов – латвийские. Основным бизнесом банков Латвии было хранение вкладов нерезидентов, составлявших более половины активов.

Разобраться с этой системой в США пытались неоднократно, например, тогдашний вице-президент Джо Байден говорил в Риге в 2016 году: “Система должна быть справедливой, эффективной и прозрачной. В противном случае, мы не будем привлекательны для международной торговли и бизнеса. Россия стремится использовать коррупцию как инструмент давления и влияния во всем мире, значит, перед нами стоит задача искоренить коррупцию для сохранения вашего национального суверенитета”.

Сенатор Джо Байден (Joe Biden), начавший наступление на банки Латвии
Сенатор Джо Байден (Joe Biden), начавший наступление на банки Латвии

После внешнего давления финансовая система страны претерпела изменения, ограничив в свободе банки-нерезиденты. Вклады нерезидентов в банковской системе существенно снизились (до 40%), но до ликвидации системы оффшоров было ещё далеко.

И вот, обнаруженные в банках Латвии северокорейские операции позволили вскрыть давно назревающий процесс борьбы с оффшорной системой, под которой разумеются как минимум шесть крупных игроков. Летом 2017 года за северокорейские операции были наложены штрафные санкции на пять банков Латвии, штрафы составили от €36’000 до €1.6 миллионов. Посол США в Прибалтике, правда, выразила протест в МИД против ничтожности сумм, но штрафы были погашены.

Затем Маршалл Биллингслеа, помощник министра финансов США по вопросам финансирования терроризма, показал разведданные еще об одном банке – ABLV Эрнеста Белниса и Олега Фила. Тот и вовсе остался безнаказанным, что побудило власти США выдвинуть против него обвинения не только в нарушении санкций против КНДР, но и в ”институционализированном отмывании денег”.

Это обвинение имело свою предысторию. Комиссия по финансовому рынку и рынку капитала, которая начала действовать в 2016 году, оштрафовала ABLV на рекордные 3.2 млн евро за различные нарушения законов об отмывании денег и финансировании терроризма. Но банк, во-первых, заявил, что уже наказан, а во-вторых, новые обвинения не были доказаны. Вместо штрафа регулятор заставил банк выделить €12 миллионов на ликвидацию отмывочной системы, то есть, на наведение порядка в своей системе. Тем не менее, в США предложили отключить этот крупный банк Латвии от доступа к своей финансовой системе. Банк с 6 марта 2018 года самоликвидировался, хотя и отверг обвинения в отмывании денег.

Глава Центробанка Латвии Ilmārs Rimšēvičs
Глава Центробанка Латвии Ilmārs Rimšēvičs

После всего этого антикоррупционное агентство страны попыталось предъявить обвинения главе Центрального банка Илмарсу Римшевичу, но пока тщетно. Хотя ему в связи с расследованием запрещено исполнять свои обязанности как в Латвии, так и в Европейском Центральном Банке. На роль главы Комиссии по финансовому рынку и рынку капитала теперь идёт поиск более подходящего реформе человека, чем Петерс Путнинс.

В рамках борьбы с отмывочными банками Латвии, им предлагается сократить долю депозитов и вкладов нерезидентов с 34% до 5%, одновременно запретив им операции с подставными компаниями нерезидентов. Те, кто не смогут перестроиться, будут лишены лицензии. Об этом пишет Файненшл Таймс. Говорят, что переговоры о закрытии оффшоров уже охватили десяток банков. Объявляя о своём желании закрыть оффшоры в Латвии, министр финансов Дана Рейзниеце-Озола сказала: “Бизнес развивался такими стремительными темпами, что контрольные и надзорные институты не успевали за ним. В результате, страна дошла до того, что мы больше не смогли контролировать риски”.