Россия

Социальное государство: уроки истории и Каннский фестиваль

Тема социального государства для России – вопрос не новый, но он вновь стоит в повестке дня, теперь уже в новых исторических условиях. Только Россия не учла собственный опыт строительства социального государства, а ведь она его строила 80 лет.

Огромный опыт и знания в строительстве нового типа социального государства был накоплен как в СССР, так и в России (как в научной сфере учеными и мыслителями, писателями и государственными деятелями), так и в практическом строительстве самого социального государства на Земле – социалистического.

Известен непреложный расхожий факт, что выводы, сделанные по итогам социального взрыва в России в 1917 году, как и опыт последующих лет строительств социалистического общества использовался другими, прежде всего странами промышленно развитой десятки.

Удивительно то, что именно в России, которая должна была бы учесть весь передовой опыт обеспечения широких слоев общества достойным уровнем жизни, демонстрирует такой провал в этой сфере.

Удивление вызывает не то, что практически не учитывается мировой и свой собственный опыт социального контракта, а то, что выбрана самая не привлекательная и отторгнутая всем миром крайняя нежизнеспособная и по своей сути маргинальная форма социально-экономического обустройства страны – олигополия в ее классическом варианте Древней Греции.

Вспомним, что в Древней Греции на греческих островах было три основных типа государства: полисы-республики, монархии и олигополии (например, Спарта).

Предметом сегодняшнего нашего размышления является то, как мировое сообщество реагирует на тренды социально-экономического развития стран.

Закончились выборы в Европарламент, закончился Каннский фестиваль… Вы спросите: “Какая связь между социальным государством, выборами в Европарламент и Каннским фестивалем?”. А вот какая.

Все три темы связаны в один узел и представляют собой сегодняшнюю повестку дня в мире. Тема номер один – по крайней мере, для большинства мыслящих людей мира – как сделать так, чтобы из 7 миллиардов жителей планеты как минимум 6 жили бы в достойных условиях, а не влачили бы жалкое существование и порождали бы постоянно дискуссию о Новом Великом Октябре.

Дело в том, что на выборах в Европейский парламент по-прежнему побеждают силы, стоящие на позициях миротворения, пассификации, делания хорошей мины при плохой игре, вместо того чтобы решать задачи, стоящие в ЕС все острее и острее.

Обратите внимание, что все традиционные партии потеряли в голосах по всему спектру политического ландшафта. Лишь немного повысили свою популярность левые и левоцентристы. Но и им доверия европейские массы тоже, как выяснилось, не особенно оказывают.

А вот кто действительно совершил качественный прорыв – так это крайне правые и суверенисты. И это симптоматично, это обращает на себя самое серьезное внимание. Причин здесь две: первая – мы очень хорошо помним опыт подхватывания знамени социального прогресса крайне правыми в той же самой Европе в 20-30-е годы прошлого столетия (см. подробнее эссе Хосе Оргтега-и-Гассета “Восстание масс” 1931 года). Вторая же причина – рост социального недовольства в Европе, предлогом к которому явилось иммигрантское “нашествие гуннов” из стран Африки и Ближнего Востока за последние 3-4 года.

Социально-классовая ненависть в Европе в большинстве стран ЕС направлена на те страны, которые в большей степени сумели учесть “уроки Октября” – страны Скандинавии и Германию (в меньшей степени – Великобританию). Поэтому и нарастает противоречие внутри ЕС между благополучным Севером и неблагополучным Югом Европы.

Если просмотреть на предвыборную кампанию в Европарламент и на программные документы крайне-правых (наиболее яркие примеры – это партия Маттео Сальвини в Италии, Марин Ле Пен во Франции, Виктора Урбана в Венгрии, Себастьяна Курца в Австрии и “Альтернатива для Германии”), то вы заметите, как социальная карта разыгрывается на крайне-правом фланге в Европе. Это очень серьезный сигнал, поданный “городу и миру” сегодняшними выборами в Европарламент.

Каннский фестиваль закончился очередным скандалом, который вполне гармонично и прогнозируемо вписывается в нынешний дискурс Европы.

Легенда мирового кино – 85-летний француз Ален Делон получил самый главный приз Каннского фестиваля за вклад в мировое кинематографическое искусство. Группа женщин-гетеродоксов (выступающих против всех и вся, лишь бы “засветиться”) выступили с масштабной акцией, чтобы не давать легенде мирового кино никаких призов, призывая его при этом приносить бесконечные извинения, в том числе за деяния, которые он и не совершал. Но ясно одно: гнев, ненависть и зависть к популярности выдающегося француза у женщин-протестанток вызывают взгляды Делона – большого поклонника идей Ле Пена – старшего, и чаще других деятелей французского кинематографа выступающего за “Францию для французов”.

Скандал вокруг фигуры Алена Делона напоминает события недавнего прошлого, связанные с Ларсом фон Триером, отлученным от Канн за сходную позицию, но в результате приобретшего еще большую популярность.

Если считать, что пресса – это vox populis – vox deus (глас народа – глас Бога), то по крайней мере самые авторитетные издания Европы видят невидимую связь между социальными протестными настроениями, с каждым днем растущими в Европе, и единодушным хором голосов в европейской печати в защиту фигура Ален Делона как олицетворения традиционализма, консерватизма и, в конечном счёте, француссизма в его Ле Пеновской интерпретации.

Растущее социальное расслоение у 17 из 28 членов ЕС, приближающееся к “иранской черте” – той черте, за которой произошли события Исламской революции, покончившей в эпохой белого шаха Пехлеви, налицо.

Пресса наводнена главным мыслительным рефреном: “Ребята, пора с этим что-то делать, обеспечить европейцам европейского уровня жизнь!”. Страшно сказать, что пора и россиянам получить российского уровня жизнь, но как бы этот каламбур не был понят превратно.

А то ведь я знаю, что найдутся те, кто скажут, что автор этих строк призывает, чтобы в самой богатой стране планеты жили бы на 60 евро пенсии в месяц, и на сто евро зарплаты (кстати, это было бы и возможно, но при условии цен времен СССР эпохи Молодежного фестиваля 1980 года в Москве). Негоже в стране, обладающей самым крупным интеллектуальным потенциалом в мире, держать население в положении тех, кто пытается пересечь границу Европы на резиновых камерах от шин и утлых суденышках; с Юга на Север Средиземного моря.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News