Театр

Сказ о том, как режиссер писал об охранниках, а стал князем Игорем

Сказ о том, как режиссер писал об охранниках, а стал князем Игорем

Новая постановка театра на Малой Бронной посвящена такому новому социальному явлению современной России, как огромная армия частных охранников, расквартированная везде: в крупных и маленьких компаниях, в школах и музеях, магазинах и детских садах. Режиссёр Кирилл Вытоптов подобно князю Новгорода-Северского Игорю Святославовичу наострил отвагой храброй сердце, распалился славным ратным духом, и за землю Русскую повёл актёрскую дружину в неравный бой…

Я неслучайно говорю знакомым текстом – поход на охранников был вдохновлён ничем иным как «Словом о полку Игореве». Но если князь Игорь повёл своё разобщённое войско на половцев, то Выпотов обрушивает актёров на охранников, которых он считает “мужским планктоном”. Основное вдохновение творца при этом  (как он объяснил культурно-политическому журналу «Э-Вести») – это столкновение актуальной повседневности и “большого государственного фиаско”, которое, как убеждён режиссёр, способно приоткрыть тайну героики как таковой и даже обнаружить героическое среди обыденных героев.

Надо сразу сказать, что “Слово о полку Игореве” практически не вплетается в нить повествования, и даже не оттеняет его. Спектакль использует от древнерусской поэмы исключительно название и идею героического текста: “Когда я думал, с какими героическими текстами соединить произведение, «Слово» вышло одно из первых”, – пояснил нам Кирилл Вытоптов.

Сам режиссёр, изначально задававшийся вопросом о том, почему столько здоровых мужиков в России работают охранниками, так и не нашёл ответа на этот вопрос: “С каждым днем ответ всё дальше и дальше от меня самого, – говорит он. – Мне кажется, это какая-то своеобразная традиция мужского возлежания на диване. Есть безработица, а есть следующая стадия безработицы, когда ты работаешь, но при этом вроде и не работаешь. Потому что, мне кажется, настоящий потенциал и не нужен – есть профессиональная армия, силовики и так далее, а это – такая закрытая кормушка, но для очень многих мужчин – единственная возможность заработать, не потратившись физически. Мужчинам хочется комфорта, а это такая удобная стезя”.

Что же происходит на сцене, задастся вопросом наш пытливый читатель? Утро, большая комната, похожая на заброшенный спортивный зал, с изъеденными пылью диванами по её стенам. В центре «аквариум» охраны с мониторами камер слежения, дежурным и турникетом для прохода посетителей. Из радиоприемника льётся «I believe I can fly // I believe I can touch the sky…», являются первые служащие дневной вахты, сменяющие ночную. Вы погружаетесь в неторопливую атмосферу работы службы безопасности.

Каждый входящий рассказывает, как он стал охранником и чем особенна эта служба:

– Почему устроились охранником? – спрашивает металлический женский голос.

– Подтолкнула бездарная политика нашего государства. Невозможно устроиться на работу, вообще никуда, я как прокажённый.

– Что?

– … По режиму просто устроило, что от калитки до калитки полчаса. Я старший по парковке, подо мной девять человек. Люди разные, с многими приходится по жесткому. Если кто-то чего-то не хочет делать выходным днём, врёт, там есть место – дождь, снег…

– Скажите «не лепо».

– Нелепо.

– Это два разных слова. Не леполи ны бяшет, братие, начати старыми словесы трудных повестей о полку Игореве, Игоря Святославовича.

Вы ощутили текст актуального “Слова о полку Игореве?”. Возник же он, как нам рассказал режиссёр, в ходе полевых исследований: “Актеры общались с реальными людьми, настоящими охранниками, большинство из которых не было с ними знакомо ранее. Это специальная методика, которой их обучила Саша Денисова. Они пошли в люди и какими-то разными способами (официальными и полуофициальными) выманили из них эту информацию. Понятно, что поскольку спектакль не документальный, мы с этими текстами поступили художественным образом, то есть мы их вплели внутрь ситуации, где-то сократили, переставили, подогнали под наши нужды. Все, что касается современного текста – это реальная фактура, которую они собрали среди людей).

Выглядит всё это, как ответы на вопросы HR-анкеты. Но изначально обращение к вербатиму – форме документального театра, состоящего из монологов обычных живых людей – это был большой риск и вызов для режиссёра и актёров. Чтобы из разрозненных бытовых разговоров сложился сюжет с динамичным развитием, надо либо обладать большой удачей, либо переработать такую тонну руды, чтобы намыть крупицы драматургического золота…

Действия и развития сюжета в “Слове о полку Игореве” на Малой Бронной нет, но есть время. Спектакль (как и рабочий день охранников) еле-еле ползёт, медленно, однообразно и без особых происшествий. Редкое событие – кто-то забыл документ или тащит неоплаченный товар. Тут наши герои оживают, развивают кипучую деятельность, скрашивая свои серые будни. Но всё равно они остаются несимпатичными, недолюбленными автором и карикатурными для зрителей.

В голове беспрерывно возникают вопросы и плодятся гипотезы: Кто и чего боится? Кто платит охране? Почему качество такой работы всех устраивает? А работает ли общественный договор? Не намекает ли постановщик на неофеодализм? – всё это хорошая затравка для обсуждений после спектакля.

С женскими образами дело обстоит куда лучше – но что такое “Слово о полку Игореве” без плача Ярославны? Что особенно удалось – так это женские образы, прежде всего финальный монолог женщины-вахтёра в исполнении Лины Весёлкиной. Он наполняет сердца зрителей теплотой, завершая спектакль под песню Мадонны «Take a bow, the night is over …».

Любопытное исследование героики всё-таки получилось у Кирилла Вытоптова в попытке разрешить загадку существования армии охранников. Режиссёр не искал легких путей и выбрал самый сложный вариант… Насколько он успешный – смотрите сами.

~~~

В конце мне хотелось бы напомнить читателям о «Слове о полку Игореве» – удивительном литературном памятнике. Эта величайшая патриотическая поэма посвящена не блестящей победе, одержанной русским оружием, а громкому поражению! И это не случайно.

В то время Русь была раздираема феодальными междоусобицами. Князья, чтобы сесть на престол в том или ином городе, не стеснялись идти на брата, дядю или племянника. Если сил не хватало, они призывали на помощь общерусских врагов – половцев. Это был период бесконечных княжеских дрязг, которые обессиливали страну.

К 1170-му половцы уже оправились от поражения, которое нанес им Владимир Мономах, загнавший их в Абхазию. Они объединяются под властью хана Кончака, сына половецкого хана Атрака и дочери грузинского царя Давида Строителя, и начинают все чаще разорять русские земли.

В 1171 году Кончак совместно с ханом лукоморских половцев Кобяком осадил Переяславль, но взять его не смог, довольствовавшись грабежом окрестностей. Князь Новгорода-Северского Игорь Святославович, будущий герой «Слова», узнав про то, догнал и разбил половцев, освободив пленных и взял добычу.

В 1180 году бывшие противники уже участвовали в успешном набеге на Давыда Ростиславича, князя Смоленского. В 1181 их совместный поход против Мономаховичей обернулся катастрофой – Кончак и Игорь едва спаслись, «бежа на Городецъ к Чернигову».

В 1184 году Кончак вновь пошел на Русь, вооружившись греческим огнем и гигантскими арбалетами, которые натягивали по 50 человек. Но и в этот раз русские князья атаковали басурман и обратили их в бегство, захватив их орудия, 7 тыс. пленных, включая хана Кобяка и 417 князьков. Эта победа принесла большую славу русским воинам.

Игорь тогда к кампании против Кончака присоединиться не успел. Поэтому он организует свой набег, беря с собой брата Всеволода, сына Владимира и племянника Святослава Ольговича. Об этом роковом походе и повествует «Слово о полку Игореве».

Да, порядка в земле Русской не было. А что же сам поход?

Несмотря на недобрые предзнаменования – затмение солнца – первая стычка была удачная – «в пятницу на заре потоптали они нечестивые полки половецкие // И, рассеясь стрелами по полю, помчали красных дев половецких, // А с ними и злато, и паволоки, и драгие оксамиты».

Но уже на следующий день подтянулись основные силы кочевников, окружили войско Игорево. Как пишет Ипатьевская летопись, столкнувшись с огромным численным перевесом половцев князь обращается в дружине: «Если побежим, спасёмся сами, а пеших оставим, то грех на себя возьмём; Или умрем, или живы будем, но вместе». После чего всадники спешились, и «билися день, // бились другой, // на третий день к полдню // пали знамена Игоревы!» – повествует «Слово».

Виктор Васнецов, После побоища Игоря Святославича с половцами, 1880
Виктор Васнецов, После побоища Игоря Святославича с половцами, 1880

Очень характерный момент, о котором повествует та же летопись, – на второй день битвы, в воскресенье, к Игорю приходит понимание, что это может быть его последняя битва, он кается перед Богом «яко много убийств, кровопролитий сотворил в земле христианской, яко не щадил христиан, но взял приступом город Глебов у Переяславля… объято было все скорбью и пленом… и живые мертвым завидовали… так воздай мне Господи по беззаконию моему и по злобе моей… потому что один во всём повинен».

Автор же «Слова» проводит параллель с предком Игоря и брата его Всеволода – с Олегом Святославичем, который своими походами положил начало междоусобиям в Русской земле.

«От усобиц княжьих – гибель Руси! // Братья спорят: то мое и это! // Зол раздор из малых слов заводят, // На себя куют крамолу сами, // А на Русь с победами приходят // Отовсюду вороги лихие!»

«Детки, детки, Всеволод мой, Игорь! // Сыновцы мои вы дорогие! // Не в пору искать пошли вы славы // И громить мечами вражью землю! – сетует младшим двоюродным братьям киевский князь Святослав. – Вы ж возмнили: сами одолеем! // Всю сорвем, что в будущем есть, славу, // Да и ту, что добыли уж деды!»

Игорево поражение перечеркнуло былые победы русских, вновь половцы грабят Русь. Настойчиво звучит призыв автора к враждующим Ярославичам и Всеславичам примириться, объединиться и дать отпор кочевникам.

Плен, хоть и почетный, ведёт князя к покаянию: «по заслугам своим и по воле твоей, Господи, потерпел я поражение, а не по воле язычников; рад претерпеть за злобу свою», со смирением принимаю судьбу свою, – передает его слова летопись.

Быстро летят печальные новости в край родной, где ждёт Игоря жена – Ефросинья, дочь Ярослава, князя Галицкого. Плачет Ярославна на городской стене, молит Бога спасти мужа.

В.Г. Перов, «Плач Ярославны», 1881
В.Г. Перов, «Плач Ярославны», 1881

Отвергая поначалу план побега, как «неславный путь», Игорь в конце концов бежит: «Ан на небе солнце засветило: // Игорь-князь в земле уж скачет Русской. // На Дунае девицы запели – // Через море песнь отдалась в Киев. // Игорь едет, на Боричев держит, // Ко святой иконе Пирогощей».

Сын же его Владимир в плену женится на Свободе, дочери Кончака. Когда та родила сына Изяслава, всех их отпустили домой к Игорю, который и внука, и сноху окрестил, и свадьбу сыграл.

Вот такая удивительная история «Слова о полку Игореве».

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News