Театр

«Синюю птицу» Станиславского вернули в МХАТ им. Горького

«Синюю птицу» Станиславского вернули в МХАТ им. Горького

Первая МХАТовская премьера «Синей птицы» по пьесе Мориса Метерлинка состоялась более 110 лет назад. Сорежиссёрами Станиславского тогда были Леопольд Сулержицкий и Иван Москвин. Художественное оформление сказки создал Владимир Егоров, музыку написал Илья Сац. 2 ноября 2019 года МХАТ им. Горького представил реконструкцию легендарного спектакля «Синяя птица» в режиссуре Константина Сергеевича Станиславского.

Нынешняя «Синяя птица» была восстановлена Эдуардом Бояковым и Натальей Пироговой в редакции 1925 года – той, которая окончательно оформила авторскую детскую версию «Синей птицы». Как говорят устроители, «с течением времени, под влиянием веяний моды, цензурных соображений и языковой «мишуры», в спектакле за эти годы накопился балласт. Теряя философскую глубину и энергетику, «Синяя птица» нередко уходила в формат детского утренника». Поэтому перед театром встала задача вернуться к первоначальной идее этого спектакля, которую закладывал великий Станиславский.

Давайте вспомним, о какой идее шла речь? Свои мысли Станиславский изложил в обращении к труппе МХТ после прочтения «Синей птицы»: «Постановка «Синей птицы» должна быть сделана с чистотой фантазии десятилетнего ребенка. Она должна быть наивна, проста, легка, жизнерадостна, весела и призрачна, как детский сон; красива, как детская греза, и вместе с тем величава, как идея гениального поэта и мыслителя.

Пусть «Синяя птица» в нашем театре восхищает внучат и возбуждает серьезные мысли и глубокие чувства у их бабушек и дедушек. Пусть внучата, вернувшись домой из театра, испытывают радость бытия, которой проникаются Тильтиль и Митиль в последнем акте пьесы. Пусть в то же время их бабушки и дедушки, еще раз перед скорой смертью, загорятся природным желанием человека: любоваться божьим миром и радоваться тому, что он красив…

О! если б человек мог всегда любить, понимать и восторгаться природой! Если б он почаще созерцал, вдумывался в мировые тайны и мысли о вечном! Тогда, быть может, синяя птица давно летала бы на свободе, среди нас… Если б нам удалось хоть в сотой доле добиться у публики такого впечатления, я думаю, что наш любимец – автор «Синей птицы» – похвалил бы нас».

Как мы видим, задачи перед труппой были поставлены амбициозные, поэтому и подготовка пьесы шла долго, а премьера много раз откладывалась. Как вспоминал Станиславский, Метерлинк доверил ему свою пьесу по рекомендации каких-то не знакомых ему французов. «Метерлинк ждет второй год. Стриндберг – полгода», – пишет Константин Сергеевич в своем письме в издательство «Шиповник», убеждая автора не печатать русскую версию «Синей птицы» раньше премьеры, чтобы не подорвать доверие и не опорочить чести русского театра. Так с 1906 года рукопись, оставаясь не изданной автором, была в полном распоряжении МХТ, пока тот не поставил спектакль в сентябре 1908 года.

Летом 1908 года, воспользовавшись любезным приглашением, Станиславский гостит у Метерлинка. Во время этой встречи режиссёр пытался вжиться в психологию автора, в мир его образов. «При прощании, – вспоминал режиссёр, – Метерлинк дал мне обещание приехать в Москву на первое представление «Синей птицы». Но, к сожалению для нас, ему так и не удалось выполнить своего намерения».

Зато эту постановку увидела Жоржет Леблан, супруга автора, о впечатлениях которой Метерлинк пишет Станиславскому: «Моя жена вернулась из Москвы совершенно ослепленная тем, что ей пришлось там увидеть. Со слезами восхищения на глазах она рассказала мне о том несравненном чуде, в которое Вы сумели превратить мою скромную поэму. Я знал, что обязан Вам многим, но не знал, что обязан всем. И мне остается одно: склониться до земли перед самым чистым и самым великим художником театра нашего времени, благодаря его от глубины того лучшего, что заключено в моем сердце».

Удалось ли МХАТ им. Горького приблизиться к замыслу гения русского театра? Это каждому зрителю нужно решить самому, ведь целью Станиславского было прямое обращение к душам зрителей, у которых должна была возникнуть “радость бытия” или “желание любоваться божьим миром”.

Мы можем только поделиться впечатлением, что детей, бывших на премьере, действие на сцене по-настоящему завораживает. Мало кто из них вертится от скуки и, наверное, каждый из них готов после спектакля обсудить проблематику добра и зла со своим старшим поколением. А тем взрослых, кому «детская» версия спектакля показалась слишком простой, стоит подождать «взрослую» версию, в которой добавлены еще три важные символистские сцены, к восприятию которых юный зритель ещё не готов.

Самое волшебное впечатление от спектакля создают, конечно, костюмы и сценография Егорова, восстановленные Екатериной Кузнецовой и Еленой Зыковой. Нет, наверное, ничего более подходящего для сказок, чем стиль арт-нуво (модерн), касается ли это изображения природы, домов, мебели, или костюмов героев. Они будят воображение и создают непередаваемую атмосферу чуда!

Единственное, мы должны посоветовать читателям располагаться в серединной части партера, потому что в новой постановке есть очевидные сложности с освещением сцены, которые скрадывают её визуальные достоинства. Если Вы сидите на задних рядах партера, на балконе (да ещё и на верхнем ярусе), всех этих художественных изысков Вам будет почти не видно.

Несмотря на небольшие световые огрехи восстановленной “Синей птицы” во МХАТе, всё же хочется снова поблагодарить Эдуарда Боякова за великолепную идею вернуть всем нам очарование дореволюционной русской культуры. Спасибо ему.

***

Дорогие читатели! Если Вам нравится публикация – пожалуйста, поделитесь ей и подпишитесь на наши обновления, чтобы ничего не пропустить.

Подписчики культурно-политического журнала “Э-Вести” получают право предлагать темы для следующих публикаций, отправлять свои материалы для размещения, комментировать статьи, участвовать в розыгрышах билетов на культурные мероприятия и ценных подарков, а также задавать через нас вопросы своим кумирам (и получать ответы и автографы!).

Подписаться на рассылку