Образование

Школы будущего в России показали на выставке Build School 2017

Школы будущего в России

26 сентября 2017 года вице-премьер России Ольга Голодец открыла выставку Build School 2017, посвященную проектированию, строительству и оснащению детского сада и школы будущего в России. Многое из образа будущего уже сейчас внедряется в жизнь.

Ольга Юрьевна Голодец на выставке Build School 2017
Ольга Юрьевна Голодец на выставке Build School 2017

С вопросами о том, что такое школа будущего России, культурно-политический журнал “Э-Вести” обратился к участникам и экспертам этого рынка.

 

Взгляд архитектора. Школа должна быть индивидуальной

Своими мыслями о школе будущего России с читателями «Э-Вести» любезно поделился Николай Иванович Шумаков, Президент Союза архитекторов России, генеральный директор Центрального Дома архитектора.

ЭВ: Николай Иванович, что такое школа будущего?

Н.И. Шумаков: Школа будущего – это учреждение, которое рано или поздно воспитает человека будущего. Вот именно так, воспитает, и не только своей архитектурой. И мы, наивные люди, ставим архитектуру во главу угла, потому что архитектура, как нам кажется, формирует человека, достойного будущего.

Но и вся система образования, система строительства, система жизнеобеспечения, должна быть направлена на создание нового человека – гармоничного, высокообразованного, интеллектуального, воспитанного, любящего себя, семью, мать, родину. Это и есть школа будущего, которая воспитает будущего человека.

ЭВ: А что такое школа будущего в России с точки зрения архитектуры?

Н.И. Шумаков: С точки зрения архитектуры, я думаю, все школы должны быть индивидуальны. У нас на выставке этого пока нет, но скоро появится.

Это такое смелое заявление, потому что и в проектировании, и в строительстве важна экономия средств. Поэтому типовая школа, даже если это модульная школа, строится на максимально типовых элементах, для того чтобы сократить и сроки, и деньги.

Но каждая школа должна быть индивидуальна с архитектурной точки зрения, для того чтобы уже на начальной стадии образования все разнообразие, мы получали всю людскую палитру человеческую. Отсюда следует, что архитектура должна быть всеобъемлющая, вмещающая в себя все краски мира.

ЭВ: А что нам ожидать в плане технологий?

Н.И. Шумаков: Всегда во всех школах без исключения должны использоваться разработки и наработки передовых технологий мира. Это безусловная константа, которая должна присутствовать в любом проекте. То есть, любая школа должна быть высокотехнологичной. А все остальное уже приложится. Будь то сугубо углубленная школа в изучении какого-либо одного предмета – математики или языка. Но технология обучения должна быть всегда передовой.

ЭВ: Вы эксперт в архитектуре. Знаете, что происходит у нас, что за рубежом. Какие новые тенденции у наших зарубежных коллег?

Н.И. Шумаков: Там, в отличие от нас, архитектура в образовании направлена на получение индивидуального продукта от каждого ребенка. У нас идет поток, у нас идет класс, у нас идет выпуск по школе. У нас – всеобъемлющее углубленное образование, а там, прежде всего, и к этому надо стремиться, во главе угла стоит индивидуум. Это относится к любому ребенку, будь то маленький в начальных классах, воспитанник детского сада или выпускник среднего специального или общеобразовательного учреждения.

ЭВ: Как это влияет на архитектуру, в чем это выражается? Или у них стоят эти «коробочки», а внутри дается индивидуальное наполнение?

Н.И. Шумаков: Там по-разному, есть и коробочки, одиноко и уныло стоящие, а есть и совершенно поразительная высококлассная архитектура, решенная самыми современными архитектурными приемами и насыщенная той самой высокой технологией, о которой мы с вами говорили. И мебель, и другое оборудование и учителя, направленные именно туда – на выпуск индивидуума.

 

Взгляд проектировщика и застройщика. Школа – в педагогическом подходе

Чтобы узнать, что думают о школе будущего в России проектировщики и строители, мы обратились с тем же вопросом к Максиму Михайловичу Пешкову, заместителю Генерального директора ГК «Еврогруп».

М.М. Пешков: Школа будущего заключается все-таки не только в физической форме, а в педагогическом подходе. Но наша задача, безусловно, создать определенную среду, комфортную среду не только для учеников, но и для педагогического состава – просторные коридоры, потолки у нас порядка 4.2 метра. То есть, школа будущего – это большое пространство, удобное для учеников, где большое внимание мы уделяем маломобильным группам (инвалидам). Наша задача – создать комфортную среду, для того чтобы творческий процесс не прекращался. <…> Помимо эстетики, красоты в основе проектирования, в первую очередь, лежит экономика, оптимизация затрат с тем, чтобы снизить стоимость метра квадратного без потери функциональности.

ЭВ: А кто задает параметры этой комфортной среды? Минстрой? Минобрнауки?

М.М. Пешков: Да, совершенно верно. Есть действующие стандарты, от которых мы не можем отходить. Но основное, конечно, что меняется – это не столько нормы, сколько требования Минобрнауки, которые очень часто меняются.

ЭВ: А что именно меняется?

М.М. Пешков: Все – перечень оборудования, которое должно быть, виды, параметры. Парты, все что касается компьютерного обеспечения.

ЭВ: Это тоже вы делаете?

М.М. Пешков: Безусловно, мы сдаем такую школу, чтобы все зашли и начали учиться. Полностью все оборудование, детские спортивные площадки, которые также постоянно меняются, прогресс не стоит на месте, обеспечение классов различного рода проекторами. Мы живем в 21 веке, естественно, с точки зрения электроники все должно быть на высоте. Требования к ложкам, вилкам, требования к раздевалкам.

Государство в этом отношении не стоит на месте и ведет постоянную работу, для того чтобы сделать эту среду максимально комфортной.

ЭВ: Что это по цене?

М.М. Пешков: Есть бюджет. Есть государство, как заказчик. У него есть бюджет, в который мы должны вписаться. Есть коммерческий застройщик. Каждый, кто строит, может дверь купить за 10 тысяч и за 50, 100. Какой бюджет? Что хотим? Но ключевым нашим подходом является то, что в рамках имеющегося бюджета, который в настоящий момент государство выделяет, мы стараемся построить красиво. За счет оптимизации.

ЭВ: Какие последние тенденции в сфере строительства школ?

М.М. Пешков: Заказчики хотят поярче, большое количество света, больше пространства. Но в основном хотят, чтобы это было дешевле. Потому что и государство стремится урезать свои расходы, и коммерческий застройщик для них – это неокупаемый проект, некая «профсоюзная нагрузка».

Поэтому идут такие решения, как увеличение площади школ и количества учеников. Если взять Москву, сейчас несколько школ объединяются и работают под единым руководством, чтобы минимизировать административный персонал. Отсюда такая тенденция, что школы увеличиваются в размерах. То есть уже свыше 1000 учеников школы становятся нормой, и больше – 2-х тысяч. У нас большое количество таких проектов, которые мы делаем.

И также решения комбинированные, когда детский сад скомбинирован с блоком начальных классов. После того как из детского сада ребенок переходит в первый класс, он фактически остается в рамках того же комплекса. Вот как тот же самый ЖК Суббота – два разных входа – здесь детский сад со своей площадкой, с этой стороны блок начальных классов. Это позволяет снизить себестоимость строительства.

Вот комбинированный школа – детский сад (Максим Михайлович показывает реализованный проект) имеет комбинат питания по середине и одновременно работает и на школу, и на детский сад, что позволяет сэкономить. Плюс, мы как проектная организация выполняем не просто проект, а проводим серьезную работу с точки зрения удобства эксплуатации. Все прорабатывается, моделируется, пиковые нагрузки, чтобы не было пересечения потоков, чтобы мамам с колясками было, где их ставить. Чтобы когда уроки заканчиваются, было место спокойно одеться, а не стоять в очереди.

 

Что думают о школе будущего в России производители стройматериалов

Своим видением о школе будущего с нами поделился Руководитель проектов Уральский Гранит Кирилл Печников.

К. Печников: В плане материалов – это экологичные материалы, современные, яркие. Прошлые проекты они более серые, более унылые, сейчас повторяющихся типовых довольно мало, каждый проект индивидуален. Это такие высокотехнологичные, почти научно-образовательные учреждения.

ЭВ: Кто формирует этот образ будущего? Вы или вам высказывают пожелания?

К. Печников: Мы как производители подстраиваемся под тенденции рынка, под задачи, которые выполняет проектные институты, архитекторы. С помощью наших материалов они реализуют свои идеи.

ЭВ: Как это все происходит? Вы берете проект и его выполняете?

К. Печников: Мы на ранних стадиях стараемся с ними общаться. У них есть первичное решение по оформлению фасадов или общих зон. Мы предлагаем свои материалы для пола, стен, фасада, лестниц. У нас есть готовые решения, которые позволяют все это сделать. Так на ранних стадиях мы помогаем решать эти зоны.

ЭВ: Что сегодня входит в понятие экологичные материалы? Что это для школ?

К. Печников: Экологичные материалы производятся из натуральных компонентов – полевые шпаты, глина. Все это на выходе не имеет побочных эффектов, выделений. От температуры, тоже не происходит никаких изменений, в окружающую среду никакие формальдегиды не выделяются. Это продукт натуральный, универсальный позволяет использовать его во всех зонах.

ЭВ: Правильно я понимаю, когда вы строите школу, вы гарантируете, что у детей не возникнет аллергия на эти материалы?

К. Печников: Конечно, у нас проведены испытания, есть сертификаты, которые подтверждают, что наша продукция негорючая, имеет высокие показатели на прочность, есть даже кислотоупорные элементы. Продукт экологичный, однозначно. Практически 90% в нем – это натуральное сырье, глина. Остальные добавки, они подобраны таким образом, чтобы цвет получить, но при этом сохранить все-таки экологичность материала. Даже красители – это натуральные элементы, которые добывают в специальных шахтах, они тоже природного происхождения.

ЭВ: Это вы так строите или все участники?

К. Печников: Конечно, лучше всем стремиться, чтобы школы были здоровыми, безопасными, современными. Чтобы не было элементов, которые надо менять каждые 5 лет, чтобы они были долговечными. Керамогранит имеет срок службы 50 лет при нормальной эксплуатации. Он применим как внутри так и снаружи. Перепады температуры ему совершенно не страшны.

ЭВ: Все ли регионы могут сейчас позволить такие решения? Вы работаете, наверное, не в дешевом сегменте, правильно?

К. Печников: Нет, так не скажу. Наши типовые универсальные коллекции – моноколоры, имеют вполне рыночную цену, давно уже рынком освоены, успешно применяются в детских образовательных учреждениях. И в рамках бюджета и сравнивали с другими «пирогами» по фасадным решениям, это и композитные панели, покраска. Керамогранит является если не лидером, то находится в первой тройке.

ЭВ: А вы занимаетесь керамогранитом?

К. Печников: Мы производители керамогранита.

ЭВ: Я думал, что у нас сейчас школа из пластика возводится, и из китайских материалов. Это не так?

К. Печников: Нет в большей степени нет. Есть программа по импортозамещению, и она не позволяет в этом плане разгуляться. Все стремятся к нашим материалам, успешно осваивают. Даже среди наших конкурентов появляются заводы, которые повторяют технологии зарубежные и успешно производят их здесь из наших материалов и на нашем оборудовании.

ЭВ: Это только Москва или все регионы берут?

К. Печников: Москва, конечно, в этом плане лидирующая. Проекты быстрее всего реализуется, и средства выделяются, и задачи ставятся быстрее. У нас продукция реализуется от Калининграда до Дальнего Востока, включая Сахалин. Логистика позволяет привезти в любой регион России. Цены приемлемы, нет завышенных цен.

Интересную информацию о современных окнах для детских садов и школ будущего и настоящего рассказал Артём Трофимов, замруководителя технического отдела «Века Рус».

А. Трофимов: Мы предлагаем современные окна и для школ, и для детских садов. Это окна с безопасным проветриванием, с ограничением несанкционированного доступа для детей, чтобы не было возможности открыть, нельзя было выпасть. И в то же время их могут открыть учителя.

ЭВ: А кто помогал вам их разрабатывать?

А. Трофимов: Это сделано на основании современных нормативных документов, есть ГОСТы по безопасному проветриванию. В соответствии с этим мы и подготовили такие варианты для современных школ. Это окна разного дизайна, крупноформатные, то, что используют современные архитекторы и проектировщики. В данном случае основной момент это большее количество инсоляции и безопасное проветривание. Есть окна и с алюминиевой накладкой, которая может краситься в любой цвет, и тем самым воплощать самые смелые решения проектировщиков. Также это хорошо вписывается в современную окружающую среду. При этом это останется теплое герметичное пластиковое окно.

Также мы предлагаем входные группы (двери, прим. редактора), которые обеспечены специальным безбарьерным порогом. Есть различные варианты доступа – кодовые замки, обычные замки.

ЭВ: Расскажите, пожалуйста, какие сейчас основные тренды в дизайне окон?

А. Трофимов: Сейчас тенденции такие, что в современном строительстве используется крупноформатное остекление. Никто уже не хочет жить в маленьких “хрущевках” с маленькими окнами. Все хотят большого панорамного остекления, чтобы было много света. А такие пожелания предъявляют особые требования к материалам, которые используются. То есть это должны быть качественные профили класса А, чтобы выдерживать нагрузки, стеклопакеты весят очень много. Также эти окна должны быть теплыми. Когда мы говорим про крупноформатное остекление, мы заменяем часть стены окном, соответственно, оно должно быть такое же теплое, иначе у нас получится перерасход по отоплению. Слава Богу, сейчас есть современные стеклопакеты, которые действительно являются очень теплыми. Есть варианты с энергосбережением, с наполнением внутреннего пространства газом. Но они весят очень много, поэтому несущая способность должна быть соответствующей. И мы предлагаем такие решения.

ЭВ: Я правильно понимаю, что на отделку школ, на дизайн школ распространяются те же тенденции, что идут в обычном градостроительстве?

А. Трофимов: Да, конечно, так и есть. Они есть и в эконом, и комфорт классе и в бизнес-классе. Плюся, к школьным окнам и в детских учреждениях есть особые требования по ограничению доступа детей. Поэтому они снабжаются ключом, который фиксирует положение окна, не давая его открыть больше, чем надо.

 

Как рассказала на открытии Ольга Юрьевна Голодец, Заместитель Председателя Правительства РФ, за последние три года в России было построено 1.3 млн школьных мест. В последующие 3 года ежегодно будет появляться ещё по 100 тысяч новых мест. Для этих целей в бюджете этого и последующих лет предусмотрено по 25 млрд. рублей госфинансирования.

Ольга Голодец вместе с Денисом Мантуровым также осмотрели выставку «Мир детства – 2017», посвященную товарам для детей и подростков.

Ольга Голодец и Денис Мантуров осматривают экспозицию «Мир детства – 2017»
Ольга Голодец и Денис Мантуров осматривают экспозицию «Мир детства – 2017»