Экономика

Щепин: Карелия ждёт инвесторов в переработку ягод и отходов

Schepin AA Photo: Mustoi.ru

Республика Карелия расположена на Севере, на границе с Финляндией, и занимает примерно 1% территории России. Это озерно-лесной живописный уголок нашей родины, который славится своими знаменитыми карельскими лесами, покрывающими почти половину Республики. Наверное, каждый из нас слышал словосочетание «карельская берёза». Более половины продукции региона идёт на экспорт, а продукция на основе древесины (целлюлоза, бумага) идёт прежде всего туда.

Забота о процветании Карелии и понимание её природных преимуществ привели её руководство к интересным хозяйственным решениям, о некоторых из которых любезно рассказал читателям «Э-Вести» Министр природопользования и экологии Карелии Алексей Александрович Щепин.

ЭВ: Алексей Александрович, скажите, пожалуйста, используются ли в Карелии современные технологии, например, энергоэффективное домостроительство? Есть ли новые программы, или всё идёт по-старинке?

 

Щепин А.А.: На сегодняшний день технологии энергетики – тепловой, электричества и всего остального – шагают довольно быстро. Взять те же отопительные котлы, которые работают и на дровах, и на топливных гранулах – пеллетах, их можно приобрести везде. Сегодня отопление можно сделать от кирпичной печки, на электричестве, водяное – выбор-то есть и индивидуального жилья, и для того, которое сегодня используется в регионах и удаленных районах, где люди строят себе дома сами.

 

ЭВ: Выбор-то есть, но бизнесмены и государственный заказ чаще всего принимают решение в пользу энергоэффективных технологий или традиционных?

Щепин А.А.: Естественно, решения принимаются в пользу энергоэффективных технологий.

ЭВ: Используется ли зеленая энергетика?

Щепин А.А.: Конечно. Зеленая энергетика – это дрова.

ЭВ: Мне кажется, в жилищном строительстве это не очень пригодно – дрова в современных зданиях.

Щепин А.А.: Почему? Это абсолютно не так.

У нас в Республике цель – все социальные объекты (школы, амбулатории, детские сады) перевести на мелкие котлы и отапливать отходами – дровяными, пеллетами, древесно-стружечной щепой. Это связано с тем, что у нас в субъекте достаточное количество предприятий, которые перерабатывают и заготавливают это. В том числе, у нас достаточное количество дров, которое можно перерабатывать для зеленой энергетики.

 

ЭВ: А сколько это дает экономии?

Щепин А.А.: «Зеленая» энергия получится в два раза дешевле за счет того, что убираются транспортная и сетевая составляющие. Если гигакаллории считать для той тепловой энергии, которую мы производим из мазута, угля, то в северных районах она стоит до 6’000 рублей за гигакаллорию.

ЭВ: А у бизнеса как быстро это отобьется? Это выгодно бизнесу?

Щепин А.А.: Смотрите, себестоимость гигакаллории складывается из того сырья, которое закупается.

Каменный уголь мы закупаем на Урале, везем его, и все транспортные расходы ложатся на себестоимость. Но если мы покупаем дрова, пускай их нужно в полтора раза больше на одну гигакаллорию, мы убираем все транспортные расходы.

Кроме того, если мы сегодня ставим мелкое оборудование, котлы на объекты, то убираем сетевую составляющую. А потери тепловой энергии идут в сетевых составляющих, то есть длинные прогоны труб и все остальное.

То есть, в совокупности итоге это дает эффект, в том числе и экономический.

ЭВ: Когда, как Вы думаете, будет ли произведена замена на более экологичные технологии в строительстве? Больше 50% например?

Щепин А.А.: Трудно, конечно, выйти на такие цифры. Если взять строительство, которое идет в крупных городах, по сути дела, в каждом большом многоквартирном доме стоит газовая котельная как вариант зеленой энергетики, которая отапливает именно этот дом. Здесь выбросы, которые идут от котельной на мазуте и угле, практически идут на нуле. Если взять Карелию, до половины Карелии газовая труба уже дошла. Многие деревни, населенные пункты, уже переводятся на газ. А дальше, если идти, там, куда труба по естественным экономическим составляющим не может дойти, там мы все переводим на дрова.

 

ЭВ: Как вы в Карелии заинтересовываете бизнес использовать новые технологии. Субсидируете? Или его даже не надо заинтересовывать?

Щепин А.А.: Все меры поддержки, которые формируются в любом регионе, касаются ли они зеленой энергетики или чего-то другого, руководствуются социальной составляющей – нужны дополнительные рабочие места. Беда наших удаленных городов, сел в том, что там очень мало населения. На Севере и в Сибири плотность населения очень низкая. Если нет людей – нет экономики, нет жизни.

Сегодня Карелия – один из немногих регионов, где представлены ягоды и грибы. К сожалению, эта индустрия в большинстве случаев находится в теневой экономике. Мы на сегодняшний день, оборачиваясь к развитию территорий  и их природному потенциалу, субсидируем вопросы, связанные с закупкой оборудования, которое бы сушило и перерабатывало дикоросы.

Мы задались целью поддерживать, субсидировать, давать лизинговые приобретения, чтобы в глубинку пришел предприниматель, который бы закупал ягоду у населения. Это было бы дополнительным доходом, население жило бы, приносило эти деньги в магазин и возник бы оборот денег. И, соответственно, налоги и все остальное. Такие расходы потом возвращаются сторицей.

Также мы развиваем крупные лесопромышленные производства с мощностью переработки более 5 млн. кубометров, они есть на территории Карелии. У производства есть отходы, как дрова, например, они на сегодняшний день не востребованы на рынке. Мы говорим, давайте мы это будем перерабатывать, зазывать бизнес, чтобы он приходил сюда, давать ему дополнительные стимуляторы в виде налоговых поблажек. Создай этот бизнес у нас на территории, чтобы были новые рабочие места, – и оттока населения у нас не будет. Снова у такого решения есть налоговая составляющая.

Здесь нельзя говорить о чем-то одном. На самом деле, все вещи взаимосвязаны.

ЭВ: Последний вопрос. Судя по тому, что вы делаете в своей республике это тоже должно отражаться на здоровье граждан. Потому что, я насколько понимаю, четверть смертей в мире связана с экологией. Сейчас представитель ВОЗ озвучил именно такие данные. Есть ли какая-то статистика?

Щепин А.А.: Мы еще десятилетия будем решать те проблемы, которые накопили в девяностые годы, когда, так скажем, не все хорошо было с экономикой. Мы работаем над реставрацией и созданием новых очистных сооружений. На этих объектах есть проблемы. Есть накопленный экологический вред. Чего скрывать?

Мы всей страной занимаемся проблемой твердых отходов. До 2019 года должны пройти решения по твёрдым и жидким отходам: единый оператор, создание объектов переработки и все остальное. Мы совместно с бизнесом прорабатываем вопросы по обращению с отходами. Каждый из нас производит какое-то количество отходов в своей повседневной жизни. Важно, чтобы эти отходы не только были утилизированы, закопаны, но чтобы это стало сырьем для производств.

Сегодня очень много технологий, начиная от сортировки мусора для получения топлива, заканчивая переработкой вторичных пластиков, стекла и всего остального. И это, опять же, дополнительные рабочие места. Сегодня мусор во всем мире – это ресурсы, за которые борются, с которых получается прибыль, с которой получается бизнес.

К сожалению, наверное, тут еще немаловажно заниматься и культурой поведения на природе, общения с природой, которую мы потеряли. И все наши биологические беды и пожары и все остальное, повседневное халатное отношение, разбрасывание мусора – это причины того, что мы, к сожалению, сами себе заработали за прошедшие десятилетия. Сознание человека надо менять. Если наши дети будут экологически культурные, экологически подкованные – у нас все получится.