Театр

Серёжа в МХТ им. Чехова: может ли цирк шапито заменить трагедию?

Серёжа в МХТ им. Чехова: цирк шапито заменяет трагедию

МХТ им. А. Чехова предоставил свою славную сцену Дмитрию Крымову, представителю замечательной и достойной семьи режиссера Анатолия Эфроса и театрального критика Натальи Крымовой, чтобы он реализовал здесь своё видение “Анны Карениной” Льва Толстого. Режиссер предупреждал во многочисленных интервью о том, что он далеко ушёл от оригинала, что он дополнил представление строками романа “Жизнь и судьба” Гроссмана и что многих привычных персонажей “Анны Карениной” мы не увидим на сцене… Но авторский замысел превзошёл самые смелые предположения зрителей…

Самое глубокое потрясение настигло меня в первую же минуту начала спектакля – стало ясно, что две литературные трагедии (именно трагедийное начало объединяет и “Анну Каренину”, и “Жизнь и судьбу”) превратились в цирк шапито. Здесь есть шутливые акробатические номера, клоунесса Анна Каренина, кукольный театр и многое другое, что характерно для упомянутого вида искусства.

Конечно, эксперименты и поиски новых средств выразительности необходимы для театра. Конечно, и Анна Каренина может быть увидена режиссером как недалёкая кокетка с клиническими проявлениями – её поступок предполагает психическое нездоровье, образ найдёт сторонников среди психиатров. Но, пожалуй, сцены из старой советской киноленты, на фоне которых разворачивается новое зрелище, обязывают.

Муж Каренин в "Серёже" в МХТ им. Чехова
Муж Каренин в “Серёже” в МХТ им. Чехова. Фото: mxat.ru

Обязывает и произведение Льва Толстого, как бы мы ни относились автору, признанное как классическое и великое в русской литературе. Трудно предположить, как бы вытянулось лицо писателя, если бы он, изобразивший мужа-рогоносца Каренина, лицезрел огромные оленьи рога, украсившие актёра… Впрочем, почему бы и нет – в нашем мире, где не достаточно новых художественных образов и классические потому так часто становятся объектами для переработки под “актуальное искусство”.

Помните, как шутливо пририсовывались усики и шляпы к портретам с афиш? Вот именно в этом жанре и переработаны “Анна Каренина” Л.Н. Толстого и “Жизнь и судьба” В. Гроссмана на сцене МХТ им. А. Чехова в спектакль, получивший название “Серёжа” по имени маленького мальчика – сына Анны Карениной, ставшего жертвой неудавшегося брака своих родителей. Не есть ли это намёк на то, что именно так могла бы перечитать трагедию своей семьи чья-то детская озорная фантазия?