Мир

Саммит G-20: деньги потрачены, но что дальше?

Закончился саммит двадцати ведущих стран мира в городе Осака (Япония). У всех обычных наблюдателей и людей здравого смысла всегда возникает один и тот же вопрос: а адекватны ли затраты на столь дорогостоящее мероприятие к коэффициенту полезного действия в мировой экономике и международных отношениях.

И, как правило, к великому сожалению, ответ один: “Никак нет, встретились, поулыбались, похлопали по-амикашонски друг друга по плечу и разъехались, пообещав мировому сообществу очередной прорыв по целому ряду направлений и в мировой экономике, и в международных отношениях”.

Достаточно сказать, что за 1 час 20 минут встречи между Владимиром Путиным и Дональдом Трампом, по словам последнего, обсуждались 10 (или 11) тем, находящихся в зоне взаимного интереса. Они все перечислены в печати, и нет смысла их повторять вновь. Однако уверен, убеждён, и со мной сойдется во мнении большинство экспертов, что обсуждение этих тем – это не более, чем их обозначение.

Пройдут годы, если не десятилетия, прежде чем они будут реализованы (если они вообще будут реализованы). Вопросы, которые были поставлены – это все вопросы, которые до сих пор не были решены, или, во всяком случае, они не были решены должным образом, а надежды на то, что они будут решены, когда позиции американца укрепятся на втором сроке его пребывания в Белом доме – иллюзия и утопия. Это очередная утка хитрых американцев, которые со времён “Фултонской речи” главного поглотителя кубинских сигар и армянского коньяка в мировой политике второй половины прошлого века – У. Черчилля – неизменно твердят одно и то же, напоминая нам немецкую детскую песенку Morgen! Morgen! Nur nicht heute! Sprechen immer träge Leute… (“Завтра, завтра, не сегодня, так ленивцы говорят…).

Американцам верить нельзя, и этому подтверждение – вся договорно-правовая практика послевоенного периода, начиная с момента спора между Сталиным и американской администрацией за остров Хоккайдо в 1945 году.

Верить американцам, по традиции, могут только англичане – нация, исторически ответственная за порождение джинна, выскочившего из английской бутылки во второй половине XVIII века. Как англичане, так и американцы глубоко осознают своё кровное родство, а англичане несут, по их собственному признанию, до сих пор моральную ответственность за выскочившую в великие державы свою недавнюю колонию.

Как я уже неоднократно писал, американцы (это видно во всех их проявлениях: как внешнеэкономических, так и внешнеполитических), пользуясь метафорой Чехова, изживают в себе комплекс неполноценности вчерашней колонии, и каждый день, каждую секунду (и так будет до бесконечности) пытаются вырасти из коротких штанишек и стать значительными только в глазах англичан. И прежде всего – британской короны.

Для людей, хорошо знающих американскую и британскую литературу, американскую и британскую политическую и экономическую литературу, американский и британский кинематограф, американскую и британскую архитектуру, американцы всегда строили общество “как у англичан, но только лучше”, и те, кто хоть раз беседовали с представителями научной и политической элиты, получают однозначное ощущение того, что американцы неизбывно, а также неизживно стремятся показать британцам, что и они сами с усами.

Наверное, самый яркий, но далеко не единственный пример, олицетворяющий то, что мы имеем в виду – это когда жена бывшего президента США Мишель Обама по-амикашонски похлопала королеву Великобритании по плечу, сделав это вполне осознанно, так как президентскую-то чету обязательно обучают протоколу. Насколько мне не изменяет память, тут же посол Великобритании в Вашингтоне был “отозван для консультаций”. “Что позволено Юпитеру – не позволено быку”, – гласит крылатое латинское изречение.

Итак, итоги саммита G20. Это замечательное, красивое шоу (обратите внимание, оно частично или полностью транслировалось по всем федеральным каналам страны) подробно цитировало все высказывания российского лидера и ответы ему. Подробно давались комментарии G20 всех помощников и ближайшего окружения российского Президента: от Дмитрия Пескова до Сергея Лаврова. Ну, а что дальше?

Хорошо, что встретились, хорошо, что пообщались. Безусловно. Но если Вы обратили внимание на прессу других стран, освещавших итоги G20 и действия и высказывания своих лидеров, то Вы увидите, с какой жёсткой и требовательной критикой они выступали.

Мы хотим заострить внимание на одном, как нам кажется, главном вопросе, возникающем по итогам этого поистине всемирного и глобального события. Ну, а что в сухом остатке?

Любопытно вот что. Российская полулиберальная-полуофициозная пресса обсуждает три главных высказывания российского лидера, которые, как они полагают, произвели впечатление на Запад и стали темами развёрнутой дискуссии. Из трёх тем главная – это высказывание Владимира Путина относительно нынешнего устройства (архитектуры) международных отношений.

Они (средства массовой информации) усмотрели в очень мягком, я бы сказал щадящем, скорее ласковом, нежели критическом замечании Путина относительно заката модели либеральной демократии и его очень осторожном, еле уловимом намёке, который увидели только очень прозорливые и опытные аналитики, его мысль относительно всех других возможных моделей международных отношений.

Сразу должен отметить, что в ряде средств массовой информации, включая “Ведомости”, тут же была приведена цитата относительно того, что уже в другом месте, а не в интервью Financial Times, российский лидер всё же уточнил, что идеи либерализма в целом ему не чужды.

Напрасно бьётся, как рыба об лёд, французский президент Эммануэль Макрон в безуспешной попытке защитить модель либеральной демократии, задевая чувство российского лидера словами лишь только о некоей причастности России к принципам либеральной демократии.

Очень смешно, на мой взгляд, получилось, что самый слабый западный лидер – Макрон – взял на себя смелость высказываться в присутствии Путина и в беседе с ним о высоких принципах и неизбывном приоритете либеральной демократии над всеми прочими (читай: авторитарными).

На мой взгляд, это должен был бы сделать американский президент, либо на худой конец лидер Китая Си Цзиньпин. Начинают раздаваться голоса Александра Рара и других о том, что вот-вот произойдёт смена вех, уйдут на покой не только лидеры, но и идеи, бытовавшие в мире в последние 30 лет. Ну, а что дальше? Что придёт на смену торжеству так называемого либерального демократизма?

Ведь надо понять вот что: каковы всё-таки общие, глобальные, единые для всех стран ценности? Ответ один – они как были, так и есть, ценности неизменны. Взгляд на них меняется, и иногда меняется очень существенно. Коллективный взгляд мировых лидеров и должен формироваться на саммитах и на личных встречах лидеров ведущих стран мира.

Взгляд, который мы сегодня констатируем – это взгляд очень неуверенных в себе людей, которым дана практически безграничная власть, вплоть до начала и прекращения войны, вплоть до решения дать человечеству шанс двигаться к прогрессу или ввергнуть его в очередную бездну безудержных конфликтов и обречь его на продолжающуюся стагнацию.

Шанс, который был у человечества после окончания Второй Мировой войны – дать расцвесть миру во всех плоскостях и сферах, от науки, политики и экономики – в силу крайней ограниченности (прежде всего, мировоззренческой) двух главных лидеров, которые не уступили друг другу какой-то один остров в Японском море, привёл к Фултону, а затем и к затяжной стагнации в международных отношениях, которая по существу продолжается и по нынешний день.

Ну, почему бы не обсудить главный вопрос, стоящий в повестке дня человечества: как вывести его на путь устойчивого экономического (а, значит, и социально-экономического) подъёма. Как создать условия для мало-мальски благополучной жизни трём четвертям (или пяти шестых, кто как считает) человечества, чтобы не держать его всё время на грани коллапса и глобальной беды. Ведь представьте себе, если досужие разговоры – пусть и такие важные, как модель международных отношений – не приведут к сколько-нибудь ощутимым результатам и произойдут те события, которые предвещал и прогнозировал великий американец-физик Стивен Хокинг.

Беда в том, что голос учёных, даже выдающихся (таких, как Нобелевский лауреат по экономике Джозеф Штиглиц) слышен лишь только на тех этажах общественного мнения, которые прямо не соприкасаются с чердаком или балконом, или неким верхним этажом, где принимаются ответственные решения.

Итак, подведём итог. Саммит G20 состоялся, но глобальные проблемы – проблемы выживания человечества: проблемы безопасности, экологии, демографии, судьбы Мирового океана, богатства и бедности, продовольствия, устойчивого экономического развития, науки, её связи с обществом – не только не решены, но и в большинстве своём не рассмотрены.

Вопрос один: что реально (конкретно, ощутимо) дала встреча в Осаке населению стран Земли? Если взять во внимание, что эта встреча дала России, то я могу сказать – руководство страны вплотную занялось вопросом о немедленном оснащении всего чиновничьего аппарата (1.4 миллиона человек) современными техническими средствами – смартфонами и планшетами по программе “Аврора”, что, как я понимаю, и будет сделано. Ведь надо же когда-нибудь озаботиться положением чиновничьего аппарата, тем более создать ту самую, по всей видимости, до конца ещё не завершившуюся капсульную атмосферу, где несчастные, забитые и преследуемые всем обществом трудяги не замкнутся окончательно в своём собственном капсульном мирке, полностью и окончательно отгородившись от всего остального мира и общества, которые ему (чиновничьему классу) мешают работать и нормально функционировать.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News