Культура и искусство

Русская церковь и патриарх Кирилл в центре мировой политики

Русская церковь и патриарх Кирилл в центре мировой политики

Активность Русской Православной Церкви (РПЦ) и лично патриарха Кирилла в последнее время стали объектом особого внимания. С одной стороны, западная церковь углядела экуменизм в призывах патриарха объединить усилия христианских церквей во время его недавней поездки в Албанию. С другой – обратила внимание на противоположные по значению заявления, сделанные в последнее время митрополитом Илларионом, возглавляющим внешние связи Московского патриархата. Но самое серьёзное, что это происходит сегодня на фоне шагов, предпринимаемых по отношению к автокефалии (обособления от Москвы) православной церкви на Украине.

Французское периодическое издание “Крест” (La croix), считающееся порт-паролем католической церкви страны, очень внимательно следило за трёхдневной поездкой русского патриарха, совершенной 28-30 апреля 2018 года. Это – первый официальный визит патриарха Кирилла в Албанию, а предыдущий визит предстоятеля Русской Православной Церкви проходил семьдесят лет назад. В Албании, по данным издания, около 7% православных и 10% католиков на фоне 56% мусульманского населения. “Мы, христиане разных стран, – сказал патриарх, – разделяем одни ценности и должны им следовать”. Вот, собственно, в чём состоял экуменизм.

Хотя митрополит Илларион, которого греки просили прокомментировать этот визит, отделался общими словами о налаживании связей, прерванных в коммунистические годы, именно ему французы приписали стремление разобщить христиан в противовес политике патриарха Кирилла.

Так, в статье Самюэля Ливена “От русской церкви исходит как тепло, так и холод в ходе экуменистического диалога” написано: “В то время как патриарх Кирилл призвал к единству христианских Церквей перед лицом исламского терроризма, митрополит Илларион выразил скептицизм по сближению с католической Церковью. Это распределение ролей позволяет Москве лучше балансировать на позиции экуменизма, теме, весьма чувствительной для православного духовенства”.

Речь идёт о заявлении митрополита Иллариона о том, что русская церковь неодобрительно относится к попыткам католиков канонизировать хорватского кардинала Алоизие Степинаца, за которым числятся величайшие грехи – геноцид сербского православного населения. Вторая разделяющая позиция – это пять миллионов украинцев-греко-католиков и усилия по их преумножению папой-поляком Иоанном Павлом Вторым. И при всем при этом патриарх Кирилл в 2016 году встречался с папой римским на Кубе… Одна рука как будто не ведает, что делает другая.

Но гораздо серьёзней, пожалуй, то, что может легализоваться Украинский патриархат и превратиться в Украинскую Православную церковь. В начале мая 2018 года именно митрополит Илларион провёл серию переговоров с Патриархом Александрийским, архиепископом Кипрским и патриархом Иерусалимским, ища в них поддержку по вопросу оставления Украины в ведении Московской патриархии. “Эта суета говорит о том, что патриархия всерьез рассматривает вероятность создания Констанинополем каноничной УПЦ, независимой от Москвы”, – прокомментировал в своем блоге диакон Андрей Кураев.

Вопрос этот крайне важный для судьбы Православия и для возможности нового объединения украинцев и русских. В своё время Богдан Хмельницкий пытался оставить главе церкви автокефалию – но это могло подточить предполагаемое объединение Украины и России, от попыток пришлось отказаться. Всякий потом, кто хотел разъединения, вспоминал о возможности автокефалии – но раньше удавалось отстоять единение. Удастся ли в этот раз? Хотелось бы, чтобы мы остались в рамках одной церкви и молились на одном языке.