Мир

В США пройдёт день России

07 июня 2016 года в Вашингтоне (округ Колумбия, США) пройдут мероприятия, посвящённые первому официальному прибытию в 1861 году американской эскадры во главе с чрезвычайным послом Соединенных Штатов Густавом Фоксом в Кронштадт для поддержки Александра II и его реформ. Царь-Освободитель стал мишенью очередного – на тот момент неудачного – покушения на жизнь. Эти давно минувшие события, отголосок американо-российской дружбы в XIX веке, сегодня имеют особое значение – они напоминают нам том, что когда-то у России и Америки не было яблока раздора.

Андрей Юрченко, Генеральный директор телеканала АртистТВ
Андрей Юрченко, Генеральный директор телеканала АртистТВ

Об этом, о нынешних американо-российских отношениях в целом, мы поговорим с человеком, возглавляющим российскую художественную программу на мероприятии – Андреем Юрченко, генеральным директором телеканала АртистТВ.

ЭВ. Андрей, расскажите, пожалуйста, о мероприятии, ради которого Вы отправляетесь в Вашингтон.

АЮ. Прибытие американской делегации было особенным шагом в развитии американо-российского сотрудничества и было использовано в качестве повода к мероприятию, посвящённому этому событию. Оно было организовано Американо-Российским фондом культурного сотрудничества в Вашингтоне. Здесь будут принимать участие с американской стороны Дж. Буш – старший, госсекретарь Д. Бейкер и около 150 представителей американской элиты, с нашей стороны – посол России в Вашингтоне С.И. Кисляк.

ЭВ. Что собой представляет организатор?

АЮ. Это авторитетная и широко известная в США организация, которая работает уже 22 года. Её исполнительный директор – Александр Потёмкин – был ранее атташе по культуре при нашем посольстве в Америке, затем решил сделать фонд. Он проводит 20 крупных значимых мероприятий в год. Например, фонд возил в США выставку Алмазного Фонда, которую посетило более миллиона человек. Недавно приезжали представители Большого Театра. Фонд в этом году отмечает юбилей М.Ю. Лермонтова. В состав Совета директоров фонда входят многие известные политики, культурные деятели. Например, до некоторого времени, до своего выхода на пенсию, в их числе был директор Библиотеки Конгресса США историк Джеймс Хедли Биллингтон.

ЭВ. Кто финансирует Фонд?

АЮ. Финансируют его из двух источников: американские спонсоры-компании и частно идёт финансирование с самих мероприятий, максимальный взнос участника – $15’000.

ЭВ. То есть, фактически это происходит на общественных основаниях?

АЮ. Да, совершенно верно.

ЭВ. Элита, которую Вы называете, это второй уровень?

АЮ. Да, согласен, не та, которая сейчас правит. Та, которая правит, она имеет другие взгляды на российско-американские взаимоотношения.

ЭВ. Если я правильно понимаю, на мероприятии будет присутствовать именно та часть Америки, которая хочет иметь добрые отношения с Россией.

АЮ. Они ещё имеют устремление к дружбе с Россией. Современным политикам этот путь не интересен, они выбрали свой и давно идут по нему.

ЭВ. Кто сейчас в США интересуется русской культурой?

АЮ. Американцы в целом интересуются нашей культурой, она другая. В стране есть диаспоры, и в городах типа Нью-Йорка, где пятый язык – русский, там интерес к русской культуре велик. Но американцы любят указания своего правительства и интересуются только тем, что оно им рекомендует. В последнее время появилась настороженность, даже делались предупреждения преподавателям университетов, что интерес к русской культуре – моветон. В Вашингтоне давление государства выше, чем в других городах.

Массовый интерес к нашей культуре наблюдается в Нью-Йорке – диаспоры и собственно американцы.

ЭВ. Скажите, пожалуйста, это – первое мероприятие такого рода?

АЮ. До этого было такое же мероприятие, но посвящённое визиту русской эскадры в Америку. За 3 года до отмечаемого события была русская эскадра из 5 кораблей в поддержку североамериканских штатов в период гражданской войны. Они посетили Филадельфию, Вашингтон, и др. Эта миссия была хорошо воспринята американцами, поскольку в то время шла гражданская война и русские оказали им поддержку, были, хотя и не запланированные, военные действия на стороне Севера. Прибывшая эскадра при этом поддерживала и русские интересы. В частности, Александр II решил, что если наши корабли выйдут за пределы мест базирования, то у них будут развязаны руки с англичанами. Ведь во время Крымской войны наш флот был зажат и лишен возможности помочь боевым действиям. Прибытие же эскадры заставило англичан отказаться от вступления в войну.

ЭВ. Русские, живущие в Америке, собираются посетить мероприятие? Они поддерживают такие инициативы?

АЮ. Надо отметить, что русские находятся преимущественно не в Вашингтоне. Это – город, где мало русских и русских организаций. Там в основном живут американцы, которые работают на правительство США. Русских туда на работу не принимают. Я не знаю в городе ни одной организации, которая представляет иммигрантов. Мероприятие проходит недалеко от Белого дома, это – здание бывшего Военно-Морского клуба. Русских организаций много в Нью-Йорке и других городах.

ЭВ. Американское государство помогает российско-американским отношениям?

АЮ. Нет, оно скорее играет негативную роль. Когда мы приехали в Вашингтон, увидели, что там напротив отеля стоит памятник Т. Шевченко, который был поставлен в начале 1960х гг. И сзади написано: «Памятник воздвигнут с помощью американского конгресса в защиту жертв российского империализма». Зачем было это делать?

Вообще, помощь оказывают американские компании, например, Гугл.

ЭВ. Что собой представляет это мероприятие? Из чего оно состоит?

АЮ. Цель встреч – завязывание узлов дружбы в память о хороших отношениях и взаимной поддержке. Поскольку история имеет связующие культурные элементы, был выбран такой формат. Там будут музыкальные номера, общение с людьми, художественная программа.

Поскольку мероприятие проводится в Военно-Морском клубе, приедут наши и, вероятно, американские представители ВМФ.

Военно-Морской клуб США в Вашингтоне
Военно-Морской клуб США в Вашингтоне

ЭВ. Что будет в музыкальной части? Это будет русская музыка, романсы, или будет выступать Пугачёва?

АЮ. Я отвечаю за художественную часть и остальная программа для меня пока неизвестна, она держится организаторами в секрете. Обычно принимают участие В. Спиваков, Большой театр, И. Бутман, В. Гергиев – те, кого знают во всём мире и кто является нашей визитной карточкой.

Но по возвращении мы обязательно сделаем красочный фильм об этой поездке и поделимся впечатлениями.

Мы же, АртистТВ, пытаемся продвинуть наших художников. Некоторые из них специально написали картины к этому мероприятию. Это картины, где показано прибытие американских кораблей в Кронштадт и Санкт-Петербург. Некоторые из них попали уже в книжки, которые будут издаваться. Всё это позволит зацементировать отношения и запомнить этот дружественный факт нашей общей истории.

ЭВ. Кто из наших художников будет представлять нас?

АЮ. Это Диана Суржина, Александр Драговой, Юрий Юдин, Алла Колпакова, Татьяна Хрулева, Наталья Мазаник.

ЭВ. Почему именно эти художники?

АЮ. Был предварительный отбор, кураторы выбрали этих художников.

ЭВ. По каким критериям их отбирали? Это то, что можно показать, или это близко по тематике, или это известно в Америке?

АЮ. Вы знаете, на самом деле, тематика была основополагающей. Основная масса не пишет картины на тему военно-морского флота. Мы пробовали привлечь художников из студии Грекова (Минобороны РФ), но это привлечение требует согласования с Минобороны США и по сути затруднено. Кроме того, Минкультуры запретил возить в США что-нибудь имеющее культурную ценность – и приходится довольствоваться частным каналом, который не арестуют при въезде.

Мы искали художников по этой теме, делали рассылку по нашей базе художников – их около 2’000. Наши маринисты иногда боятся везти свои картины, иногда хотят получить предоплату за произведения. Большинство художников далеки от выставок в принципе, их мышление – покупайте здесь и сейчас.

ЭВ. Молодых Вы не пытались привлекать? У нас есть же в академиях талантливые молодые художники?

АЮ. Это тема для будущего. Мы стараемся сейчас наладить это направление.

ЭВ. Какое количество работ Вы будете показывать?

АЮ. Там будет представлено около 30 работ. Людям покажут работы, проведут аукцион – публика достаточно состоятельная. Мы постараемся, чтобы художники получили вознаграждение за свои работы.

ЭВ. Насколько конкурентноспособна наша живопись?

АЮ. Американцы отличаются ото всех тем, что они привыкли к концептуальной живописи. Каждая картина должна заставлять человека о чём-либо задуматься: о смысле жизни, о поведении. Наша школа лучше в плане собственно живописи, мастерства. Рисуют в Америке более примитивно, это относится и к абстракции. Классика там вообще отсутствует. Кстати, концептуальное искусство родом из нашего Серебряного века, оно появилось здесь, хотя сегодня они его считают своим.

Цены на живопись там выше. Стоимость картины начинается от $1’000. Но при этом они больше зарабатывают и цены в целом тоже выше, чем в Москве. Хотя, там большая вариабельность цен – один и тот же сок в одном магазине стоит $1.5, а через дорогу в другом магазине – $3.5.

ЭВ. Картины там тоже зависят от галереи? В одной галерее картина стоит $1, а в другой – $10’000?

АЮ. Нет, там существует отлично налаженная система оценки. Там любая картина имеет историю, где она повисела. Если она повисела в одной галерее – она будет стоить $50’000, в другой – $100’000.

Подход следующий, что если картина дороже $10’000-$15’000, то это уже вложение денег. И на него смотрят не с позиции, подходит ли она к обоям, а какой автор. Если этот автор стоит $50’000, то его уже нельзя купить дешевле этой суммы. Это выгодно покупателям. У нас этой налаженной системы нет и авторы, которые там выставляются, не могут стоить дороже $20’000-$30’000, если они там неизвестны. Фактическая же цена – $15’000.

В Китае была создана такая система и поэтому там второй по величине рынок искусства. Но они во многом помогают себе и своему традиционному искусству. Нам тоже надо себе помочь, создать такую систему и защитить своих художников.

ЭВ. У меня всегда было ощущение, что когда наши меценаты-купцы зачинали галереи и собрания, они что-то такого рода имели в виду, создавали прецедент оценки.

АЮ. Да, абсолютно точно.

ЭВ. Сейчас бы нам таких.

АЮ. Да, они нужны. И нужен, как Вы говорите, «прецедент оценки» – искусствоведческая планка, которой можно было бы придерживаться и которая была бы стабильной. В Америке влияние системы больше, чем влияние искусства. Хороший может стоить очень дёшево, а плохой – дорого.

Когда художник прошёл какой-то качественный уровень, его должна поднимать система. Нам нужна эта система, нужно фиксировать продажи, проводить мероприятия, чтобы создать историю для оценки. Наши власти, наши профессиональные союзы и общественные не занимаются этим вопросом, как это делают, скажем, в США и во всём мире. В Великобритании, насколько я знаю, этим занимаются общественные организации, во Франции – государственные организации.

ЭВ. Наше Министерство Культуры Вы не пробовали в это вовлечь?

АЮ. Нет, они занимаются другими делами, им это не интересно.

ЭВ. Что следует, на Ваш взгляд, делать в этом направлении?

АЮ. Во-первых, я хотел бы сказать, что наша школа живописи очень сильная, и чтобы она оставалась такой же сильной, необходима активность и рассчитывать нужно на такие организации, как мы. Участие в нашем русско-американском мероприятии, например, бесплатно для художника.

ЭВ. Спасибо, успешной поездки. Ждём Вашего возвращения и надеемся на то, что Вы поделитесь впечатлениями.

Источники: ArtistTV, Arm Navy Club.