Россия

Российское общественное мнение, или спокоен ли Багдад?

Как известно, майские праздники – время глубоких размышлений и переживаний в российском общественном сознании. Они же – размышление и переживание – надеюсь, присущи и власть предержащим. Что на выходе после праздников?

Три темы волнуют наше бурлящее и будоражимое общество (как впрочем, если посмотреть, и всегда): проблемы войны, комфортной жизни, спокойного и размеренного будущего. Эти парадигмы выделяют в основном центры общественного мнения, которые приписывают себе главные функции рупора общества.

Что в этом плане происходит на самом деле? Первое и самое главное – проблема общественного спокойствия, как в известном фильме “Багдадский вор”: “В Багдаде всё спокойно”. Другими словами, власть в постоянном интерактивном общении с обществом пытается укрепить архитектурную конструкцию в целом сейсмоустойчивого здания в эпоху бурной внутрироссийской и международной действительности. Насколько им это удаётся, ведь отношения между строителем и архитектором всегда сложные? Иногда прав архитектор, иногда – строитель, а иногда и бульдозер. Песню про бронепоезд, который стоит на запасном пути, несмотря на вполне очевидную историческую привязку текста, всё чаще и чаще напевают в среде молодёжи.

Как нам представляется, в повестке дня сегодня стоят четыре ключевые проблемы, которые мы и собираемся кратко рассмотреть в нашем блиц-обзоре.

Первая – заразителен или не заразителен для стран СНГ, и в первую очередь для России, пример Украины? Имеется в виду, насколько на российское общественное мнение может повлиять пример выборного процесса в бывшей союзной республике, при всей его противоречивости?

Всё чаще и чаще в печати (как и в электронных СМИ) появляется идея о привлекательности социально-политического проекта нового типа, весьма отличного от пресловутых вариантов “цветных революций” прошлого – через средства массовой информации, через кинопродукцию выйти на широкую избирательную аудиторию, найти спонсора и громогласно заявить о себе как о таинственном держателе сокровенных знаний по решению всех (обратите внимание, всех без исключения) социально-экономических проблем своей страны.

Вторая – это ситуация вокруг Ирана, ситуация для России чрезвычайно болезненная и важная не только по причине того, что это ближайший сосед РФ, но и потому, что любое напряжение в регионе чревато полной дестабилизацией ситуации в мире, а затем и в стране (вспомним Афганистан, который привёл к смене всей социально-политической системы на одной восьмой суши).

Третья – проблема выживаемости бизнеса, и вообще “гуманизация для всех” (как сказали в своё время “Ведомости” в одной из своих нашумевших в 2015 году статей). Вчера я присутствовал на брифинге людей, ответственных за продвижение российского бизнеса за рубежом и убедился, что если этот вопрос (гуманизация в сфере бизнеса) не найдёт ответа, никакое подталкивание предпринимателей в спину, чтобы они шли на международную арену (сейчас в ВЭД участвует менее 1% предприятий), не даст эффекта.

Четвёртая – как говорят англичане last but not least (последнее, но не последнее по значению) – это так называемые внутренние волнения в стране. Наиболее громкие отмечены в Екатеринбурге (сопротивление жителей властям, настаивающим на строительстве храма в скверике для прогулок в центре города), но это также и проблема столкновения жителей с администрацией региона, настаивающей на строительстве мусоросжигающего завода в особенно чувствительной для жителей зоне, и выборы губернатора Приморья, и вопрос о нерешённости границ в Ингушетии. Эти и другие так называемые “волнения” (именно такой термин применяет администрация) означают лишь одно: происходит вольный или невольный перенос акцента общественного внимания из центра на периферию. Но мы прекрасно знаем, что проблем, аналогичных екатеринбургской, хватает и в Москве, и в Санкт-Петербурге. Интересно, что кто-то или что-то хочет показать, что начинается какое-то брожение, волнение (то ли волнообразное, то ли синкопическое, изолированное) в обществе, вызывая опасения по части того, “всё ли в Багдаде спокойно?”.

Итогом нашего сегодняшнего эссе-размышления, пожалуй, должно быть одно: насколько центр принятия решений в российской администрации сумеет успешно маневрировать между всеми этими выступами или “некоторыми шероховатостями” достигать прежнего спокойного статуса “в Багдаде”.

И вообще, я бы посоветовал в 2019 году (особенно по итогам майских размышлений) пересмотреть чёрно-белую киноленту, тем более, что в ней заняты выдающиеся актёры недавнего прошлого, и можно приятно развлечься, наблюдая, как удачно багдадский халиф через своих членов дивана, в частности, через визиря, влияет на “площадь” (так они называли воскресное собрание жителей на воскресных торжищах).