Топливно-энергетическая промышленность

РФ предстоит вырасти из “архитектуры скважин” с помощью ВПК

Совет Федерации. Заседание Комитета СФ по экономической политике, Комитет по обороне и безопасности и Высшего горного совета НП "Горнопромышленники России"

Нефтегазовая отрасль России сегодня представлена крупными компаниями, по преимуществу американскими, которые добывают нефть и взимают деньги за технологии. Российские же компании получили специализацию по “архитектуре скважин”, которая не предполагает развития современных технологий в отрасли. Как бороться с этим и развивать нефтегазовый сектор страны крупнейшие эксперты рынка обсуждали на заседании «Инновационно-технологическое развитие отраслей минерально-сырьевого комплекса на основе диверсификации деятельности оборонных предприятий России», проходившем в Совете Федерации России 28 июня 2017 года.

В связи с тем, что к 2030 году правительство планирует 50% продукции оборонных предприятий сделать гражданской или двойного назначения, у минерально-сырьевой отрасли появляется шанс – использовать высокотехнологичные оборонные мощности для создания здесь производств для собственных нужд, прежде всего оборудования. Нефтегазовое оборудование в условиях санкций западных стран требует “импортозамещения”.

Антироссийские санкции, которые (по замыслу) должны закрыть для нашей страны рынки сбыта, запретили работающим в России западным компаниям ввозить сюда оборудование и технологии. В то же время, российским нефтегазовым компаниям предстоит переход от традиционных к принципиально новым технологиям добычи и обработки сырья, в том числе в арктических условиях. “Сейчас у нас ежегодно происходит около 13 тысяч гидроразрывов, а ожидается в разы больше, – сказал зампредседателя Комитета Совета Федерации по экономической политике С.В. Шатиров. “Мы начнём заниматься трудными пластами и сланцевой нефтью”, – уточнил он. Потребность в новых технологиях и оборудовании станет ещё очевиднее.

По словам замминистра энергетики РФ А.Б. Яновского, рынок оборудования для российского топливно-энергетического комплекса ёмкий. Ежегодно в него инвестируется около 3.5 млрд рублей. При том, что доля импортного оборудования велика, может достигать 80% и более, перед российской оборонкой открываются перспективы его замещения. К тому же, по словам Яновского: “В стране не производится ни одной мобильной газотурбинной электростанции – все закупаются в Америке”. Однако, по ряду позиций портфеля заказов российских предприятий не хватит для полной загрузки заводов…

Проекты по производству оборудования уже запускаются в стране. Как рассказал замминистра промышленности (и один из основных авторов “Закона о промышленной политике”) В.С. Осьмаков, из 9 специнвестконтрактов (СПиК), заключенных с инвесторами на льготных условиях, 3 – в интересах нефтегазового машиностроения, компаний Газпром и Транснефть. “Мы исходим из того, что российские турбины высокой мощности должны быть”, – сказал он и пообещал, что для военно-промышленного комплекса будут льготные деньги от 4.5% годовых (через Фонд развития промышленности) и от 6% от ВЭБа. Для тех, кто найдёт экспортные заказы, будет оказана поддержка в рамках экспортной программы (50% возмещения от стоимости изготовления опытных образцов, например).

Участники заседания подготовили рекомендации законодателям и правительству, чтобы они внесли изменения в законы, которые сделают эти проекты возможными, и создали инструменты и механизмы их реализации.