Здоровье

Решение Макрона ввести комендантский час в Париже высмеяли

комендантский час

Известный французский политический деятель Жан-Люк Меланшон высмеял своего политического противника – президента Франции Эммануэля Макрона за то, что тот ввёл в столице комендантский час, ограничив её ночную жизнь, опираясь не понятно на какие данные. В действительности, как пишет Меланшон в Twitter, “60% заражений коронавирусом происходит на работе или на учёбе, в интервале от 8 до 19 часов, а мы закрываемся с 8 вечера!”.

Это могло бы показаться забавным, если бы не было грустно. Кстати, аналогичное решение было принято в Москве, хотя нам и не объясняют причины своих решений, то можно предположить, что возникают те же противоречия.

Почему-то у властей как Парижа, так и российской столицы твёрдое убеждение в том, что общественный транспорт типа метро даёт не более 1% случаев, совместная работа или учёба – более половины, а ночная жизнь виновата в остальном.

Но так ли это? На самом деле, как отмечается в аналитике Figaro, виной тому ограниченные возможности врачей и пациентов по кластеризации заболеваний. Отсюда и “абсурд”, как выразился Жан-Люк Меланшон.

На самом деле, налицо несоответствие между фактическим происхождением заражений новым коронавирусом в зависимости от вида деятельности (школы, работы, семьи, транспорта, вечеринок, баров и ресторанов, посещений церкви…) с имеющимися в этом отношении данными. Последние собираются лишь частично, в силу многих обстоятельств, которые невозможно полностью исправить.

Собственно, первое обстоятельство относится к увеличению числа заболевших. Здесь скорее можно говорить об увеличении числа протестированных людей. Если раньше французов проверяли только с симптомами, то теперь тестирование сплошное.

Второе – это принципы анализа случаев заражения, или формирования кластеров. Общественное здравоохранение Франция еженедельно публикует эпидемиологические сводки о происхождении кластеров, которые ему удалось идентифицировать, по нескольким категориям, которые весьма схематично отражают реальную картину.

Если муж заражает жену, а жена – мужа, то для этого никакого кластера не предусмотрено. Так и поездки в метро: если человек не сможет перечислить, с кем и когда он ехал, когда заразился, то его случай не войдёт в кластер общественного транспорта. Зато больной может достаточно точно выписать список контактировавших с ним сотрудников или однокашников (отсюда “работа и учёба”) или друзей (вечернее время и посещение заведений).

“Выявленные источники происхождения кластеров – не компас, который должен направлять всю нашу политику в области здравоохранения, – говорит в Twitter профессор Максим Гиньон, специалист по общественному здравоохранению. – Борьба с эпидемией является сложной задачей, и показатели несовершенны… Короче говоря, любая чрезмерная интерпретация картины заражений может быть ложной”.

Сделать вывод о том, что комендантский час или ограничение времени работы ночных заведений в Москве неэффективны, невозможно. Но, одновременно, трудно и не спорить с решением С. Собянина. Данных маловато.

Подписаться на рассылку