Экономика

Реформы Егора Гайдара наоборот: что сделает Подемос в Испании

Мой сегодняшний разговор с академиком Револьтом Михайловичем Энтовым закончился на мажорной ноте – в Испании всё будет хорошо. На мой вопрос учёному, которого я знаю с 1978 года, о том, чем наследие Гайдара может помочь в решении социально-экономических задач сегодняшней Испании в условиях прихода к власти партии Подемос, он ответил: “Пусть читают книгу Гайдара “Долгие времена””.

Чем был вызван мой вопрос о наследии Егора Гайдара – реформатора, о котором идут такие горячие дебаты до сих пор, хотя у власти он был очень недолго и при этом решал задачу справиться с максимально комфортным плавным переходом от социализма к капитализму. Наиболее бурно его деятельность проходила на посту министра финансов, а затем и.о. премьера.

Всем известно, что имя Егора Гайдара ассоциируется с так называемой теорией перехода от одной социально-экономической формации к другой, которую многие считают (в том числе его оппоненты) наиболее успешной формой перехода к так называемому “цивилизованному капитализму”.

Я обратился к выдающемуся академику-экономисту Энтову с вопросом о том, как он относится к наследию академика Абрама Милейковского, которого в Академии Наук считали (и по праву – он был автором многих учебников по политэкономии социализма) главным теоретиком социалистической экономической теории. Он мне сразу сказал, что это был выдающийся учёный, и его труды заслуживают самого уважительного к себе отношения.

Я вспомнил о Гайдаре и подумал, что сейчас в Испании в схожих условиях работает Подемос. Но это обратная ситуация, нежели переход от социализма к капитализму, где речь идёт о возможности социализировать или очеловечить уже существующий капитализм и где не идёт речь о переходе от капитализма к социализму.

Когда я спросил академика о том, что полезного можно извлечь из огромной библиографии Егора Тимуровича для испанской ситуации сегодня, он сказал прямо: “Это очень интересный вопрос” и посетовал на то, что плохо знает испанскую действительность, но уверен, что она заметно отличается от той российской, в которой находился Егор Гайдар как глава первого демократического правительства России.

Чем интересно размышление Револьта Михайловича о наследии Егора Тимуровича для сегодняшнего дня в Испании? Прежде всего сходными чертами двух исторических этапов в двух столь разных странах. Как сейчас в Испании, так и тогда в России раздавались требования достойной жизни от огромных масс населения.

Мне вспоминается, что в 1990 году в РАНХИГС, где тогда находилась Академия Общественных Наук при ЦК КПСС, проходил форум, посвященный изучению опыта переходного периода в Испании через призму возможного его применения в тогдашнем СССР. В состав огромной испанской делегации, возглавляемой вице-премьером Испании А. Герра, входило большое число исторических личностей, совершавших тот самый знаменитый транзит от франкизма к демократии, который впоследствии был признан едва ли не образцовым с точки зрения консенсуса и плавности перехода от диктатуры к парламентаризму.

Автор этих строк много писал в тот период как по поводу этой встречи, так и по поводу самого переходного периода. Механизм этого транзита был тогда главным фокусом моей научной деятельности.

И вот, столько воды утекло с тех пор, а в России сегодня изучается опыт Гайдара, Бальцеровича, Януша Корниё и других, чтобы показать, что транзит от социализма к капитализму проходил едва ли не так же сложно и тернисто, как и путь от диктатуры Франко к современному парламентаризму. Здесь важно понимать, что если транзит в Испании происходил в условиях одной и той же социальной формации, то в России шёл не просто слом, а настоящий разрыв между двумя галактиками: социалистической и капиталистической.

Как происходил так называемый “переход” или “транзит” от социализма к капитализму – мы хорошо знаем, мы всё это видели своими глазами и пережили это всё на себе. Здесь было всё: и “шоковая терапия”, и войны (Первая и Вторая Чеченские), и короткая междоусобная гражданская война в центре Москвы (причём дважды – и в 1991, и в 1993 годах). Одним словом, переход от социализма к капитализму в прямом смысле и не был переходом. Это не был транзит. Это было создание на новом месте некоей протокапиталистической формации, которой всё ещё предстоит обрести свои “цивилизованные” формы.

Перед академиком Энтовым стоит нелёгкая задача: определить место и роль наследия Гайдара в сложнейшей квалификации научной библиографии на тему о теории социального разрыва. Между тем, было интересно послушать его размышления об этом. И на мой вопрос о том, знает ли он что-то о том, что такое “кум лауде” (а я ему “поставил” за доклад именно эту оценку), он улыбнулся, одобрительно кивнул: “Конечно, да”, переспросив, правда ли я ему это ставлю.

Если говорить серьёзно, то задача у нынешнего правительства Испании нелёгкая. Надо в максимально короткий исторический срок исполнить свою историческую миссию, да ещё так, чтобы завоевать доверие испанского населения, которое кредит на доверие выписывает лишь раз в истории.

У правительства с участием Подемос есть только один выход из положения: выполнить (и выполнить блестяще) стоящие перед ним задачи, не объясняя населению все трудности, которые стоят перед партией. Надо просто выполнить то, что она декларирует – население должно в течение года-двух почувствовать на себе результат социальной политики. Все отвлечённые, никому не нужные объяснения насчёт несостоятельности системы агрегированных показателей, или что-то наподобие того, не может интересовать население.

Жители Испании выписали кредит доверия тем, что они проголосовали за партию, которая никогда не была у власти, но обладает колоссальным энергетическим потенциалом и большим количеством учёных-практиков, которыми собран огромный эмпирический материал по решению социально-экономических задач по всему миру. У Подемос есть большое количество специалистов и по социальным реформам в постсоветских странах, в том числе в бывших странах СССР и членов СЭВ.

В заключение хочется сказать: было полезно поговорить с выдающимся академиком и услышать человека, который с таким трепетом и уважением относится к наследию российских реформаторов, которые никогда не пользуются авторитетом при жизни. Как правило, они никогда не видят воочию результаты своего труда.

Совсем другое дело Подемос – уже через год будет видно, как запущенный маховик реформ выдаёт на гора объективные результаты.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News