Мир

Рамон Диас Перейра: русские и парагвайцы – патриоты, это их объединяет

Мы в гостях у Посла Республики Парагвай в Москве Его Превосходительства Рамона Диаса Перейры. С неизменной обаятельной улыбкой дипломата и (в прошлом) морского офицера, с высоко поднятой головой и проницательным взглядом тёплых лучистых глаз наш собеседник рассказывает в интервью читателям «Э-Вести» об очень важных проблемах – начиная с роли и места торгово-экономических отношений Парагвая и Россией в мире, и кончая влиянием русских и русской культуры на современное парагвайское общество.

ЭВ: Господин Посол, большое Вам спасибо, что согласились принять нас и рассказать о Парагвае – стране, которая находится далеко от России, но так близка ей. Нам бы очень хотелось узнать от Вас о перспективах российско-парагвайских отношений.

Рамон Диас Перейра: Спасибо большое, я вас благодарю за визит в Посольство Парагвая. Вы видите – это маленький дом, но мы делаем всё возможное, чтобы раскрыть страницы торговых отношений с Вашей великой страной.

ЭВ: Мы знаем, что Вы любите и цените русскую культуру. Скажите, пожалуйста, откуда у господина Посла такой интерес к ней?

Рамон Диас Перейра: Дипломатические отношения между Парагваем и Россией были впервые установлены в 1909 году. Они просуществовали до Октябрьской революции 1917 года. Затем они были прерваны и восстановлены только в 1992 году. Вследствие революции, в 1920 годах в Парагвай шла волна русской эмиграции, которая оказала большое влияние на парагвайское общество.

Моя жена Глория родилась в городке, находящемся в 30 километров от нашей столицы Асунсьон, где проживали три русские семьи. Одна из этих русских дам – София Лобовская, была женой одного из русских морских офицеров. Её свекровь была немецкого происхождения. У пары не было детей, и эта женщина всегда отмечала праздники с нашей семьёй – Рождество, Дни рождения, и она фактически стала членом семьи.

Челестино Мильоре, Глория и Рамон Диаз Перейра и Андрес Ландабасо Ангуло

Я женился на Глории почти 50 лет назад, и у меня была возможность близко познакомиться с доньей Софией, большой поклонницей классической музыки. Благодаря ей мы близко познакомились с русской классической музыкой – в частности, с Чайковским, который так популярен в Европе. В то время мы изучали русскую литературу: «Войну и мир» Толстого, рассказы Чехова. Тогда большое количество произведений русской литературы было переведено на испанский язык. «Выстрел» Пушкина и «Поцелуй» Чехова – два рассказа, которые произвели на меня самое сильное благоприятное впечатление.

Когда меня перевели в Россию, мне было очень важно почувствовать ту теплоту отношений, которая к тому моменту установилась у меня с доньей Софией. Фактически, я вновь открыл для себя великую культуру Вашей страны.

Мы познакомились ближе с культурой России, услышали музыку русских композиторов – «Ноктюрн» Бородина, произведения Римского-Корсакова, увидели балет Большого Театра. Мы смотрели русскую живопись, во многом находящуюся под влиянием импрессионистов и испанской живописи, но тем не менее имеющую собственный стиль и обладающую своими уникальными формами. В частности, если взять произведения Сурикова, то они не похожи ни на что иное.

ЭВ: Есть ли у г-на Посла ощущение разницы той культуры, с которой Вы познакомились в Парагвае благодаря Софьей Лобовской – это культура русской дворянской эмиграции, и той культуры, в которую Вы окунулись по приезду в современную Россию?

Рамон Диас Перейра: Да, действительно, я различаю эти две разные культуры. Есть разница между так называемой традиционной культурой России и культурой Советского Союза. Последняя была величественной, победной культурой интеллигенции, рабочих, крестьян и т.д. Её музыка, литература и живопись отличны от предшественников.

У советской живописи и искусства в целом были собственные критерии и стандарты. Для меня это другое, нежели традиционная русская культура. Мы отмечали для себя такие аспекты, и смогли обозначить небольшие различия двух русских культур.

Парагвайский диктатор Альфредо Стресснер. Фото: Википедия

Любопытно, что в эпоху диктатора Альфредо Стресснера в Парагвае в городе моей жены во время одного из католических праздников звучала музыка, которую исполнял военный оркестр. Она была очень запоминающейся, и когда мы приехали сюда, то случайно на одном мероприятии услышали её. Каково было наше удивление, когда мы узнали, что это был «Вальс №2» Шостаковича! Если бы Стресснер знал, что это музыка советского композитора, он бы всех расстрелял, отправил за решётку, поскольку он был диктатором в эпоху Холодной войны!

ЭВ: Действительно, любопытно. А где сегодня в Парагвае можно познакомиться с русской культурой? Где представлена наша живопись, звучит наша музыка? Есть ли связующие звенья двух культур?

Рамон Диас Перейра: Ассоциация потомков русских эмигрантов совершает огромные усилия по популяризации русской культуры, но сейчас нет каких-то серьёзных шагов в этом направлении со стороны России как государства. Для нас было бы очень важно подписать новые соглашения между двумя странами в сфере культуры и образования.

Что есть сегодня – это отдельные гастроли балета и другие частные мероприятия. Например, действуют соглашения между отдельными университетами, которые однако дают свои результаты. Например, у нас есть договоры с МГИМО, Казанским, Омским и Санкт-Петербургским университетами. Университет Асунсьона также подписал соглашение с Литературным Институтом Пушкина, с которым мы работаем в рамках программы «Русский мир».

В том же Университете Асунсьона есть курс русского языка, на котором обучаются парагвайские студенты. Мы подписали соглашение и с Дипломатической Академией, но недавно у нас вся верхушка Университета Асунсьона была снята по обвинению в коррупции, и выпуск, который был подготовлен для отправки в Дипломатическую Академию, был отменён. Ректор, деканы, все были сняты со своих постов, и было принято решение пересмотреть весь отправляемый в Россию выпуск.

Русского культурного влияния в Парагвае, на мой взгляд, недостаточно. Даже у нас в Посольстве Парагвая есть только один русскоговорящий сотрудник – тот, который был направлен к Вам на Конференцию “Цифровизация как ресурс экономического роста” 10 декабря 2018 года.

Университет Асунсьона

ЭВ: Мы, безусловно, поддерживаем Ваше пожелание, ведь нам известно, как тесно были связаны русские и парагвайцы в недавнем прошлом. Осталось ли что-то от этого влияния?

Рамон Диас Перейра: Влияние русских на жизнь Парагвая действительно было большим. 70 русских офицеров-эмигрантов были включены в состав парагвайской армии. Все вопросы связи, здравоохранения и тылового обеспечения были в руках русских офицеров.

Иван Тимофеевич Беляев

За особые заслуги русский генерал Иван Тимофеевич Беляев был признан генералом армии Парагвая. Беляев однажды поехал в район озера Чако в сопровождении другого русского офицера по фамилии Серебряков, чтобы изучить географию, местность и недра. Собранные ими данные сыграли важнейшую роль в победе парагвайской армии над боливийскими войсками в Чакской войне.

В результате подробного и объективного изучения местности генералом Беляевым выяснилось, что парагвайская сторона обладает ресурсами, необходимыми для победы над противником. В частности, были определены и выверены источники пресной воды, которые потом обеспечили (наряду с другими факторами) победу нашей страны в Чакской войне. Иван Беляев открыл озеро, сыгравшее в ходе неё стратегическое значение. Он был хорошим этнографом и стал автором словаря языков тех племён, что проживали в парагвайском округе Чако; генерал очень много сделал для нашей страны.

Я хочу рассказать один очень личный эпизод. Мой тесть, принимавший участие в Чакской войне в чине лейтенанта, получил за неё две самые высокие награды. Но он всегда говорил о том, что лучший воин – командир их 9-го кавалеристского полка (несмотря на название, они воевали как пехотинцы из-за ландшафта) русский майор Корсаков. Командир говорил парагвайцам, что никогда не надо приветствовать вражеские пули. Он сам никогда не пригибался и не боялся их. После войны, где мой тесть был ранен в голову и затем был полупарализован, майор навещал всех своих офицеров. Но сам командир никогда так и не был ранен. Все оставили о нём очень тёплые воспоминания.

Русские не только многое сделали в Чакской войне, но и внесли существенный вклад в развитие культуры и общества в целом. Они не только проявили себя в Чакской войне, но отметились и по целому ряду других вопросов общественной и экономической жизни Парагвая. Например, основали Инженерный факультет в Университете Асунсьона. Это 8 инженеров, воевавших в Чакской войне и строивших её фортификации; они там и преподавали. Из моих четырёх внуков на этом факультете сейчас учатся два, и один из них мне рассказывал, что их учат по учебнику, написанному 80 лет тому назад русскими.

ЭВ: Если я правильно понимаю, то даже на примере Вашего тестя элита Парагвая должна благоволить развитию российско-парагвайских связей…

Рамон Диас Перейра: Со стороны Парагвая всегда было и есть желание поддерживать добросердечные отношения с Россией, и настрой по отношению к вашей стране в обществе всегда был доброжелательным. И в политических, и в экономических вопросах со стороны Парагвая всегда наблюдался большой интерес к развитию двусторонних отношений.

Сегодня мы разделяем общие глобальные подходы России к универсальности в международных отношениях, поддерживаем точку зрения России по вопросам войны и мира, принципы мирного решения конфликтов, действия по защите международного права, характер её отношений с ООН и подход к решению международных конфликтов.

У нас сейчас сформировалось отношение к России как к серьёзному партнёру, а не просто как к другой стране, как было ещё 30 лет назад. Ваша страна очень важна в международных отношениях, а для нас имеет особое значение учитывать её мнение по глобальным проблемам мирового развития.

ЭВ: Проходят ли какие-то события, которые позволяют россиянам прочувствовать Парагвай и познакомиться с его культурой?

Агустин Пио Барриос

Рамон Диас Перейра: Я расскажу об этом с большим удовольствием. В Парагвае мы проводили выставки русских художников, а в Москве, в Галерее Церетели, Посольство организовало выставку художников-дипломатов, где в числе экспонатов выставлялись работы дипломата из Парагвая.

Мы дважды приглашали в Россию исполнителей парагвайской музыки и впервые провели в Парагвае гастроли Камерного оркестра из России; он представлял музыку Рахманинова. Я познакомился с сыном директора Института музыки им. Шнитке, он порекомендовал мне партитуры и солистов, которых мы потом пригласили в Парагвай. Мы организовывали большие концерты парагвайской музыки, в том числе тот, на который приглашали и вас, в Москве.

У нас был крупный композитор и гитарист Агустин Пио Барриос, имеющий мировое признание. Мы недавно договорились с одним из университетов провести вечер, посвященный ему.

ЭВ: Что является сегодня основой для российско-парагвайского сотрудничества, энергетика?

Рамон Диас Перейра: 8-10% внешней торговли Парагвая приходится на Россию. Это значительный показатель, который говорит о том, что Россия – один из основных торговых партнёров нашей страны.

У меня перед глазами статистика за 2018 год. Из России в Парагвай поставляются углеводороды, удобрения, металлоизделия, асфальт… С нашей стороны в Россию поступают в основном сельскохозяйственные продукты. Когда я приехал сюда, поставки сои, например, составляли более 400 тысяч тонн, и мы их ежегодно увеличиваем. Кроме того, мы привозим в Россию мясные продукты, прежде всего говядину (это 59% всего мяса), фрукты и овощи.

В сфере обмена интеллектуальным продуктом я могу назвать стипендии парагвайским гражданам в ВУЗах РФ. В основном стипендии предоставляются на технические специальности, но также их получают биологи. Сегодня в ВУЗах России учатся около 40 студентов из Парагвая, а ещё 20 студентов готовятся к отъезду в Россию.

Мы недавно подписали соглашение об обучении парагвайцев в ВУЗах России по специальностям, относящимся к применению в промышленности мирного атома, ядерных технологий. Это очень важное обстоятельство и способствует тому, чтобы в Парагвае были созданы соответствующие технологии.

Не только нефть и газ лежат в основе нашей торговли. Мы проводим совместные исследования в нефтеносных районах по поиску залежей нефти, у нас созданы совместные исследовательские команды по поиску нефти и газа. С рядом российских организаций подписан меморандум по разработке, поиску и оценке месторождений нефти и газа, чтобы потом их разрабатывать в том случае, если они будут иметь промышленный характер. Подготовлен документ, говорящий о том, что впоследствии эти месторождения будут эксплуатироваться именно совместно. Деталей этого документа я не знаю, потому что он был составлен напрямую в правительствах двух стран, а не нашим посольством.

ЭВ: Это соглашение ведь открывает новые перспективы?

Рамон Диас Перейра: Да, это действительно открывает перед Россией и Парагваем новые возможности и позволяет нам думать о каком-то союзе предпринимательских структур, нацеленных на совместное взаимодействие в этой сфере. И это сотрудничество будет стратегически важным.

ЭВ: Если я правильно понимаю, сельское хозяйство также является важнейшей частью сотрудничества. Парагвай затронут мировым трендом цифровизации в этой сфере?

Рамон Диас Перейра: Да, сейчас в нашей стране развивается система чипирования животных во всех сегментах сельского хозяйства. Многие производители мяса устанавливают коровам чипы, чтобы обеспечить высокую санитарную пригодность своей продукции. Благодаря этим технологиям мы отслеживаем не только состояние здоровья поголовья скота, но и качество корма, который они получают.

Производители мяса из Парагвая не только озабочены здоровьем своих животных, но и качеством конечной продукции, поставляемой на экспорт. Особое значение для парагвайских производителей приобретают вопросы генетики – наши животноводы достигли больших успехов в производстве новых пород скота. Эти новые породы учитывают климатические и природные условия Парагвая, животноводы отслеживают их состояние и обеспечивают высокие стандарты качества парагвайского мяса.

Я могу привести пример такого смешения пород, которые дали высокие результаты на выходе – породы Брама и Ангус с помощью генетики превратились в Брангус. У новой породы прекрасное мясо. Сейчас она становится основным экспортным сортом говядины Парагвая, кстати, чипированным.

ЭВ: Кто выращивает мясо, которое приезжает на российские прилавки? Крупные агрохолдинги или мелкие сельхозпроизводители?

Рамон Диас Перейра: В Парагвае мясо производят крупные по размерам хозяйства типа агрохолдинги, и есть объединение производителей мяса Парагвая. Эта торгово-промышленная палата, получившая название Мясной палаты есть не что иное как организация, объединяющая производителей мяса и способствующая экспорту мяса из Парагвая.

Большая часть производителей мяса в Парагвае – это менониты, приехавшие к нам из Канады. Часть менонитов имеет русские корни.

Мясная Палата Парагвая – это очень мощное объединение с большими экспортными возможностями. Она изучает глобальный мясной рынок и занимается вопросами, напрямую не связанными с производством мяса, только его продвижением – реализацией и экспортом.

ЭВ: Как Парагвай привлекает инвестиции в свою экономику? Имеются в стране специальные маркетинговые программы? Приходит ли в страну русский бизнес?

Рамон Диас Перейра: Большое преимущество Парагвая – его геостратегическое положение, расположение на Южном конусе континента. Наши законы благоприятствуют инвестициям, в стране низкие налоги, молодые образованные кадры, развитая транспортная инфраструктура и низкие цены на электроэнергию; благодаря этому у нас осуществляются крупные международные экономические проекты.

Прежде всего, в Парагвае природные и географические условия очень хороши для производства мяса, мясной породы животноводства. Было бы большим упущением не использовать это обстоятельство. Парагвай ставит перед собой задачу наращивать эту товарную позицию в экспорте, выходить на внешние рынки.

Перед нами сейчас стоит задача возрождения железнодорожного транспорта – особенно в малонаселённых районах Парагвая. Там необходимо развивать железную дорогу для привлечения сюда населения. У нас есть большой интерес к качественно новому развитию железных дорог. Регионы, о которых идёт речь, готовы для освоения предпринимателями в области сельского хозяйства.

Также Парагвай является важной частью Южноамериканского торгового объединения под названием Меркосур. Хотя в нашей стране небольшое население – всего 7 миллионов человек – возможности парагвайской экономики как хаба достаточно велики. Здесь очень выгодно заниматься бизнесом, прежде всего из-за низких налогов. Сегодня между Бразилией, Аргентиной, Уругваем и Парагваем не существует торговых препонов, так как барьеры между странами практически сняты (за исключением отдельных товарных позиций, которых совсем немного). Если российские товары придут в Парагвай для поставок в третьи страны, то их налоговые отчисления фактически сведутся к нулю.

У Парагвая есть свои преимущества по ведению бизнеса по сравнению с Бразилией и Аргентиной. Эти возможности неизмеримо большие у нас по той простой причине, что остаются потребности в предпринимателях.

Мы реализуем совместные гидроэнергетические проекты между Парагваем и Аргентиной и между Парагваем и Бразилией. В них принимают участие и третьи страны, например, Китай. Результатом этих проектов является низкая стоимость электроэнергии в Парагвае.

Сейчас реализуется проект развития коммерческого речного транспорта, который носит название «проект бассейна реки Парана», в котором принимают участие несколько южноамериканских стран – Боливия, Уругвай, Аргентина и Бразилия. Он имеет, с моей точки зрения, большую экономическую перспективу, поскольку позволит кратно увеличить торговые возможности для сельскохозяйственной, горнодобывающей и металлургической продукции.

Парагвай участвует в нескольких экономических проектах, в которых задействовано несколько штатов юга Бразилии и часть территории Парагвая. Речь идёт о производстве товаров на Атлантическом побережье, начиная от авиационных запчастей до продукции сельского хозяйства. Насколько я знаю, Парагвай занимает среди этих стран 2-е или 3-е место по производству промышленной продукции и её экспорту. Для нас было бы интересно подключение России к производству судостроительной и прочей промышленной продукции, в которой может быть заинтересована Россия.

Возможности для бизнеса в Парагвае очень хороши, особенно для молодёжи, которая сюда приезжает. Главное преимущество – система налогообложения такова, что в течение 5 лет сохраняется льготный налоговый режим.

ЭВ: Ваша страна, по ощущениям, второй по значению партнёр нашей страны в Латинской Америке?

Рамон Диас Перейра: Не думаю, чтобы это было так, потому что объём торгово-экономических отношений с Бразилией и Мексикой больше. У нас с Россией в 2014 году был довольно большой объём взаимной торговли – $1.1 млрд, тогда мы были вторым по значению торговым партнёром РФ в регионе, но затем он стал падать из-за конфликта вокруг Крыма.

На данный момент товарооборот России и Парагвая составляет $650 млн. Мы потихоньку наращиваем сотрудничество, но вторым по значению партнёром мы пока не стали.

Нас опережает Мексика. С ней, как и с Бразилией, взаимная торговля России насчитывает около $3 миллиардов. Объём товарооборота с Эквадором составляет $2.3 миллиарда.

Так что, мы не являемся вторым для России партнёром в регионе, но зато Россия для нас – второй партнёр в мире после стран Меркосур.

ЭВ: Хорошее ли сейчас время для инвестиций России в Парагвай, и куда бы Вы порекомендовали вложить средства бизнесу?

Рамон Диас Перейра: Рост ВВП в Парагвае сейчас составляет порядка 4%. Наша экономика растёт в последние 5 лет, у нас стабильное правительство и большие перспективы для вложений. Условия также благоприятны: свободные экономические зоны, несколько франко-портов, хорошие льготы в сфере налогообложения, благосклонные для инвестиций законы. Мы можем предоставить материалы о льготах для инвесторов в Парагвае всем заинтересованным в этом бизнесменам.

Что касается оптимальных вложений в экономику Парагвая, то, на мой взгляд, стоит присмотреться к сферам высоких технологий. Кто не вложит средства в это направление, тот навсегда потеряет своё место в бизнесе.

ЭВ: Как насчёт разработки совместных проектов в сфере высоких технологий, биотехнологий? В упоминаемом Вами инженерном факультете Университета Асунсьон, вероятно, проводятся совместные разработки? Например, общие проекты по квантовой механике?

Рамон Диас Перейра: Эта тема нас также очень интересует Парагвай. У нас уже был один студент, который жил, учился и работал в Университете нефти им. Губкина. Он как раз и занимается вопросами квантовой механики. Сейчас учёный вернулся домой и стал преподавать в Парагвае.

Такие примеры очень важны для развития сферы высоких технологий, и я вижу в этом направлении большие перспективы для развития совместных проектов.

ЭВ: Если позволите, напоследок хотелось бы вернуться к более общим вопросам. Скажите, пожалуйста, что, на Ваш взгляд, роднит русских и парагвайцев между собой?

Рамон Диас Перейра: Я отвечу на этот вопрос со всей прямотой. У нас была война между Аргентиной, Бразилией, Уругваем (Тройным союзом) и Парагваем. В 1870 году, после геноцида (погибло 800 тысяч человек, остались только старики и дети), страна фактически воскресла из пепла, но вскоре, через 60 лет, началась новая, Чакская война, также стоившая жертв нашему народу (погибло по 100 тысяч человек с каждой стороны).

Однако, помимо потерь Парагвай приобрёл возможность привлечь опытных русских офицеров в свою армию, причём эти бывшие военнослужащие Русской Добровольческой Армии были добровольцами.

Во время Второй Мировой войны русские предложили свои услуги по разработке недр в ареале озера Чака. Это было ещё до начала Чакской войны. Их сопровождало местное население, прежде всего индейцы. Русские строили фортификации, организовали медицинскую помощь – среди них были медработники. А затем они воевали – во время Чакской войны погибло 6 русских офицеров.

Капитан Николай Корсаков, затем получивший звание майора, призвал всех русских получать гражданство Парагвая. Он был в составе подразделения, получившего название «Капитана Вадо». Это был истинный герой прошлой войны.

Первым русским, погибшим в Чакской войне, был Серебряков. Этот офицер также воевал на стороне Парагвая. Он отказался атаковать крепость с равнины: «Нас же всех перебьют», – сказал он. Но командир повторил приказ, и Серебряков подчинился, воскликнув: «Какой сегодня прекрасный день, чтобы умереть!». И погиб в этом бою. Русский солдат в целом снискал себе славу мужественного, доблестного, бесстрашного воина вследствие любви к своей Родине. Когда мы были молоды, мы тоже были охвачены чувством патриотизма. Это чувство очень важно для меня, ведь в молодости я был морским офицером.

Парагвайцы сегодня чувствуют глубокую благодарность к русским, и в бронзовом зале здания Вооруженных Сил Парагвая высечены их имена. 17 улиц нашей столицы – Асунсьона – носят имена русских офицеров. Мы, рождённые в 1952-1953 годах, были воспитаны на принципах мужского достоинства и мужского начала. У нас не было принято плакать – если кто-то проливал слёзы, его называли плаксой. Для нас были очень важны принципы Веры в Бога и защиты человеческого достоинства, у нас существовали высокие стандарты воспитания и поведения, и люди решительные и твёрдые были в почёте. И мы уверены в том, что крепость духа мужчины не в малой степени есть производные от духа женщины.

Я думаю, что всё, что я сейчас перечислил, и можно обозначить как сходные черты в характере наших народов. Хотя в России, может быть, народ немного более сдержанный в своих проявлениях.

Когда я приехал в Россию, меня тронула теплота русских. Такие же проявления истинной человеческой теплоты характерны  для простого народа в Парагвае.

***

Казалось бы, где Парагвай, а где Россия. Нас разделяют моря, океаны, континенты. Одним словом, география. Но удивительно, как такие далёкие народы могут быть так близки и могут так тянуться друг к другу!

Ни для кого не секрет, что такие фигуры, как Иван Беляев, оказали не просто точечное влияние в своё время на судьбу страны, но многие вещи являются по сути дела русскими до сих пор.

Отдельный разговор – влияние русских в парагвайской армии. Начиная от шага на военном плацу и униформы, внутреннего обустройства и структуры армии, и заканчивая влиянием русских на науку, культуру, и, отчасти, на общественное сознание парагвайского общества. Известно, что воспитателями и наставниками диктатора генерала Стресснера были русские эмигранты первой волны.

Учитывая, что Парагвай целый век был отрезан от связей с Россией (отношения были восстановлены только с приходом к власти Бориса Ельцина). Но многие русские, имевшие проблемы с советской властью, находили убежище и благостное отношение к себе парагвайских властей.

Особым вниманием Посол Парагвая в России отметил стремление русского предпринимательства и российской официальной экономики поддерживать и направлять свои внешнеэкономические усилия в мире на Латиноамериканском направлении.

Обратите внимание на точное и меткое определение г-на Посла относительно торговых и экономических отношений между двумя странами. По сути дела, г-н Рамон Диас Перейра призывает российских инвесторов изучить это направление, где, по мнению дипломата, есть особые, привилегированные условия для инвестиций.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News