Уклад жизни

Противоречия между принцами Гарри и Уилльямом углубились

По просочившимся данным (попавшим и в нашу редакцию), стало известно о чрезвычайно серьёзных противоречиях между двумя наследными принцами Виндзорами Уилльямом и Гарри. Серьёзные противоречия между старшим поколением правящей династии (прежде всего, её главы – 93-летней королевы Елизаветы II и внуками) и младшим укрепились после женитьбы младшего брата на Меган Маркл – представительнице “цветных меньшинств” Америки. Доходит едва ли не до драк.

Также стало известно, что младший внук не только пошёл на непослушание при выборе будущей избранницы, но и продолжает проявлять “независимость” в таких серьёзных вопросах, как вопросы династического наследия. Они действительно чрезвычайно важны для Англии. Достаточно вспомнить о таком громогласном примере династических перипетий, как брак двоюродного прадеда Эдуарда VIII с небезызвестной мадам Симпсон, который привёл к отставке монарха и высылке его на Багамские острова в качестве губернатора. Гарри проявляет небрежность и к другим серьёзным вопросам, непосредственно влияющим и на положение дел в Правящем доме в целом.

Супруга младшего внука неизменно не приглашается на важнейшие семейные церемонии, где принимаются решения как семейного, так и общединастического характера, а отношения между супругами внуков королевы настолько напряжены и преданы огласке, что в ряде британских изданий на регулярной основе (почти ежедневно – как бюллетень о здоровье главы государства) приводятся сообщения о состоянии дел между избранницами младших Виндзоров.

Было ясно ещё до свадьбы принца Гарри, что отношения между жёнами не будут безоблачными – невеста младшего брата не была встречена овациями большинством правящей семьи, но то, что отношения приобретут характер противостояния, а местами даже откровенного неприятия друг друга, не предусматривалось.

Понятно, что отношения между жёнами влияют и на отношения между братьями – детьми Дианы, Принцессы Уэльской, погибшей в автомобильной катастрофе в начале прошлого десятилетия в Париже. Отношения между принцами Уилльямом и Гарри натянуты, но не прерваны. По всей видимости, противоречия носят глубинный, а не поверхностный характер. То есть, выходят за рамки воздействия симпатии или антипатии между жёнами.

Скорее всего, это свидетельство отношения к линии поведения младшего внука Елизаветы II в целом. Он слыл за enfant terrible ещё в бытность свою холостым в лоне семьи Виндзоров. Имидж принца Гарри закрепился за ним окончательно после его женитьбы. Старший же внук подаётся СМИ как человек правильный уравновешенный, умеющий принимать взвешенные и продуманные решения, и вообще –  ему всё больше и больше придаются функции назидателя, старшего наставника и представителя старшего поколения семьи на нижнем этаже династии.

Европейская пресса изобилует информацией о нарастании напряженности (по крайней мере, внешней) между принцами. Но вывод делается неоднозначный, потому что остаётся главный вопрос о том, как глубоки эти “шероховатости” в отношениях между братьями, носят ли они глубинный и затяжной характер, и как они влияют на расстановку сил в самой династии Виндзоров.

Ведь главный вопрос Семьи – это всё-таки вопрос о династическом престолонаследии. Он до сих пор не решён, а ясности как не было, так и не предвидится. Королева-мать, несмотря на отменное здоровье, приближается к столетнему юбилею. Мы знаем, что чета младших Виндзоров ждёт прибавления. Однако появление наследника уже произошло у старшего внука, и здесь вроде как ситуация определена – позиции старшего внука по вопросу о престолонаследии закреплены. Очередь за младшим внуком.

Мы видим элемент соревновательности, но не отмечаем принципа долженствования, и тем более принципа необходимости в династическом праве британской правящей династии.

Таким образом, главный вопрос сегодняшнего дня – вопрос о будущем британской династии – не решён. Более того, он становится ещё более запутанным и зыбким. Будущее династии – это и будущее Соединенного Королевства, и, может быть, будущее чего-то более грандиозное и масштабное, скажем, Европа. Кто знает, может быть, после рождения наследника у младшего Виндзора его положение в семье укрепится и, надеемся, утвердится. Но для этого должна быть понятна общая обстановка в семье на предмет завтрашнего дня династии: кто является официальным наследником Британской Короны, кто (пусть так) является претендентами на корону? Но в последнем случае должно стать известным, кто из наследников более предпочтителен? Скажем, со стороны тех, кто принимает решения (бабушки королевы Елизаветы II или, предположим, Архиепископа Кентерберийского).

Не будем закрывать глаза на ещё на одно чрезвычайно важное обстоятельство в разговоре о Виндзорах. Это чрезвычайно большая популярность принца Гарри в Великобритании и странах Британского содружества. Особенно, и это следует подчеркнуть, он стал всеобщим любимцем среди молодёжи и тинейджеров на Британских островах. А его брак со смуглой красавицей, наоборот, придал ему шарма и симпатии среди людей, которые в Британии “не очень системны” или “анти системны”. Здесь хочется отметить большую популярность именно этого принца (об этом писала пресса во время его поездок по Северной Америке и Латинской Америке). СМИ буквально взахлёб описывали посещение младшим из Виндзоров баров и дискотек, зрелищных мероприятий. Открытость, мягкость, сердечность его характера завораживали журналистов; подчёркивалась любовь принца к детям, старикам и инвалидам (прежде всего ветеранам боевых действий). Немаловажно, что сам принц участвовал в боевых действиях в горячих точках в составе ВС Великобритании, в том числе в Афганистане.

Одним словом, фигура младшего Виндзора вовсе не однозначная и не одномерная. Будем считать, что в ближайшее время (редакция “Э-Вести” будет пристально следить за этим) станет ясно, насколько позиции самого принца Гарри укрепятся после рождения его первенца. В любом случае, нельзя снимать со счетов и то обстоятельство, что старший внук королевы – мягкий, дипломатичный и явно мудрый молодой человек – будет и впредь проводить гибкую толерантную политику, аналогичную той, которую в целом так умела вести его легендарная бабушка Елизавета II.

Пример Британской династии – это пример не только самой старой правящей династии на Земле (впрочем, после японской императорской семьи), которая остаётся в политике, но и образцовый пример отношения к порядку, чести, нормам поведения правящего класса и отношения его к своей стране и своим подданным. У Виндзоров накопился огромный опыт нахождения на троне, и так просто они его не растеряют. Думается, что и противоречия между принцами Уилльямом и Гарри вскоре разрешатся и вопрос о престолонаследии получит ответ.