Беларусь

Против кого власти Беларуси направят свою силу?

протесты в Беларуси

Долгие годы (а точнее, 26 лет) Беларусь шла в фарватере России по многим критериям: и как часть союзного государства, и как член договора о взаимной безопасности. В стране также за основу брали за основу экономическую модель России, где во главе экономики – олигархи, которые “тянут за собой” остальную экономику, а созданная добавленная стоимость распределяется между всеми, но между некоторыми – лучше, чем между всеми остальными.

Государство здесь зиждется на жёсткой государственной схеме, в основе которой лежит приоритет силы над благополучием нации. Идеологема подразумевает приоритет национального над международным, якобы во благо самого народа. Но народ, на самом деле, получает в Беларуси крохи от национального богатства.

Суть проблемы в стране, как и в России, состоит в отсутствии механизма социальной справедливости – основы основ для процветания государства и общества. Экономика подчинена идеологической задаче, которая себя полностью исчерпала, да и изначально не была убедительной для большинства. В этом главная коллизия текущего момента.

В чём пример Беларуси носит педагогический и назидательный характер для всего мира, и, прежде всего, для России? Самый простой ответ на этот вопрос: так, как это делалось до сих пор, делать нельзя. Но это чересчур просто: сказать – не делать так. А вот как сделать, а не просто сказать? В этом и заключается вся сермяжная правда.

Долгие годы исчерпывался до основания и без того очень тонкий слой доверия к власти со стороны широких народных масс. Потенциал доверия рано или поздно должен был быть полностью исчерпан.

Даже такой авторитет, как династический принцип, скажем, у самодержавия России с его 300-летней династической традицией, и то рано или поздно должен был быть исчерпан. Момент исчерпания всегда неожиданный, он всегда застаёт власти врасплох, несмотря на все её структуры, мозговые центры и т.п., потому что не существует в принципе алгоритма детектирования, определения момента перехода красной черты.

Она сейчас и наступила: красная черта уже позади. Ситуация развивается стихийным, не прогнозируемым образом уже после того, как она прошла точку невозврата.

Что сейчас остаётся официальным властям Беларуси? Только применение силы. Вопрос в том, какую силу нынешняя белорусская власть собирается применить, и по отношению к кому? Ведь ясно одно: применять нечего и не к кому. Отсутствует объект применения силы.

Применять силу по отношению к собственному народу – вещь недопустимая и невозможная. Делать это по отношению к Западу – полный абсурд и химера, поскольку ни европейская, ни другая сторона (объединенные силы Союзного государства) не способны вступить в “горячий конфликт”. Обе стороны прекрасно это понимают и отдают себе отчёт в невозможности силового противостояния. Так зачем же эта воинствующая риторика?

СМИ пишут о том, что Александр Лукашенко призвал направить войска на западные границы Беларуси, якобы для противодействия силовым действиям Запада. А их нет и по определению быть не может.

Мы видим полную беспомощность белорусских властей в плане контроля над ситуацией в стране и восстановления мирного порядка в стране по состоянию на 9 августа. Что-то в этот день сдетонировало в “глубинном народе” белорусского общества. Вина за то, что произошёл “недогляд”, полностью лежит на белорусских властях. Что на зеркало кивать, коли рожа крива?

Каковы же будут сейчас действия властей Беларуси и действия оппозиции? Самое логичное развитие событий должно сводиться к процессу замирения. Главное, что, на наш взгляд, должно происходить – это начало переговорного процесса, а не лобовое столкновение и размахивание дубинкой с демонстрацией мышц. Другого пути нет.

Тем более, что 13 августа Александр Лукашенко публично заявил о том, что он готов поделиться своими полномочиями, “но не под давлением и не через улицу”.

Подписаться на рассылку