Естествознание

Профессор СПбГУ Клоков: оленеводство — особый образ жизни

Reindeer husbandry. Photo: SPbGU

Профессор Санкт-Петербургского университета К.Б. Клоков, который недавно вернулся из посёлка Мейныпильгыно (Чукотка), отметил, что оленеводство там возрождается. Вскоре на основе полученного материала выйдет серия статей о традиционных занятиях Крайнего Севера.

Профессор Константин Борисович Клоков – признанный специалист, изучающий народы и природу Крайнего Севера. Он исповедует комплексный подход к исследованию феномена оленеводства и поэтому соединяет экологию, этнологию и географию. Это соответствует мировому научному тренду: “Многие зарубежные этнологи включают природу в сферу своих исследований”, – говорит профессор.

Оленеводство на Чукотке было историческим занятием, но в 1990 годы оно фактически прекратилось, от него остались только обряды и верования коренных народов. Стадо оленей уменьшилось с 500 до 92 тысяч. В посёлке Мейныпильгыно не осталось ни одного оленя.

Оленеводство здесь поразило исследователей тем, что оно было возрождено. В науке с подачи этногеографа К.П. Иванова полагали, что если народ забывает о своём традиционном ремесле – то это уже навсегда. Оказалось, что это не совсем так, современные учёные столкнулись с научным феноменом.

Полгода назад местному населению купили 600 оленей, и за это время стадо приросло дополнительно 200 голов. В посёлке быстро сформировалась бригада оленеводов, которые выгуливают стадо по методу своих предков, отводя его за 300 км. Олени для них – это еда и шкуры, но и смысл существования. Как сказал профессор К.Б. Клоков: “Восстановление этого вида хозяйствования обеспечит поселку, где царит безработица, новые рабочие места. Наконец, оленеводство — это и особый образ жизни, и основа традиционной культуры чукчей”.

Возрождение оленеводства в России опирается на государственную поддержку сельского хозяйства и уже дало результаты. Оно представляет собой отрасль животноводства, где разводятся и выращиваются одомашненные олени. Различаются северные и пантовые олени, которые живут по северному участку Евразии от скандинавских стран до полуострова Чукотка. Всего в мире порядка 5 млн оленей.

При этом домашнее использование оленей различается: в тундре оно мясо-шкурное, стадо свыше 1500 оленей, в тайге – транспортное, и больше сопряжено с охотой и рыболовством. Мясо оленя соответствует по питательности мясу других домашних животных, его выход также наибольший в сентябре-октябре, когда и производится основной забой оленей. Шкуры (постели) используются для изготовления замши и обуви. Шкура маленьких забитых или умерших оленят идёт на мех. В период, когда олени линяют, они теряют шерсть – основу матрасов и подушек.

Пантовое оленеводство – это разведение оленей, или охота на них из-за их рогов – пантов, которые содержат пантокрин и являются ценным лекарством при астенических состояниях.

Где-то оленей доят, где-то нет, но экономически это выгоды не несёт и не может сравниться по выходу с молоком коров и коз. Молоко самок оленя имеет жирность 17-19%.

В дореволюционной России стадо оленей составляло около 1.5 млн голов, для 19 северных народностей это был образ жизни. Столько же стадо достигло и в современной Российской Федерации. И образ жизни – оленеводство – также возрождается. Не в советском, колхозном и совхозном вариантах, а в возврате к корням.

Источник: Пресс-служба СПбГУ