Мир

Правительству Испании надлежит быть стабильным и левым

За последние 4 года в стране состоялись уже четвёртые выборы Правительства Испании, и это ещё не предел. При этом выборы стоят для бюджета 2 миллиарда евро. Почему власти всё же идут на такие расходы, ведь бюджет Испании – это бюджет среднеразвитой индустриальной державы (это приблизительно одна пятая бюджета Германии)?

Итак, почему же всё-таки правящий класс решается на такие немаленькие расходы? Дело в том, что Испании сейчас, как никогда, требуется стабильное правительство. При этом стране необходима модернизация экономики и её ускорение.

Нынешнее правительство за последние 2 года успело наладить позитивные связи и начать пусть медленный, но всё же путь к восхождению вверх (то есть, к запуску экономики на пути её модернизации).

Почему в Испании никогда не побеждали так называемые “белые”, а всегда побеждали “красные”?

В долгосрочном плане левые идеи, связанные прежде всего с классовой теорией Маркса, имели в последнее время (в XX-XXI веках) большее хождение и большую привлекательность. Суммарно испанское общество было больше подготовлено к левым идеям, чем к правым. Это совершенно не значит, что в Испании произошёл или происходил отказ от традиционных христианских ценностей. Просто если кто-то знает историю современной Испании, левые идеи сюда попали раньше, чем в другие страны Европы, и получили большее распространение за счёт того, что в Испании эти идеи имели большее хождение, так как питательная среда и благодатная почва для левых идей здесь была больше, чем в других (например, в соседних) странах.

Несмотря на то, что Испания сегодня – это монархия, а Франция – республика, можно смело и сегодня утверждать, что страна остаётся в целом (прежде всего, в количественном отношении) страной более левых взглядов, чем соседняя Франция.

Причины такого феномена – а именно, имманентной левизны Испании – на мой взгляд, надо искать не только в недавней истории, но и в социально-классовой структуре испанского общества.

Приведу пример. Россия в эпоху пореформенного периода накануне Октябрьского переворота 1917 года. В чём была основная причина падения Ancien regime в России и торжества здесь сначала Февральской, а затем и “пролетарской” революции? На наш взгляд, главную причину быстрой смены вех в России объяснить можно только одним: отказом династии в поддержке со стороны её главного оплота – дворянства.

Россия в тот период – сословное государство. Главная опора династии – тридцатитысячная армия основных дворянских родов. Дворянство отказало династии в своей поддержке. Беспрецедентный в истории Европы случай. Нигде в другой стране за последние 300 лет такого не произошло.

Русское дворянство перестало поддерживать династию, ложно полагая, что отказав Романовым поддержать их, они в целом сумеют сохранить монархический строй и возвести на престол другого, не такого антидворянского монарха, как последний царь.

В чём суть вопроса, на наш взгляд? Как это ни страшно звучит, как это ни покажется парадоксальным на первый взгляд, но мы наблюдаем явление беспрецедентного характера. Российское дворянство и радикальная часть разночинцев-приверженцев крайних антимонархических взглядов становятся если не союзниками, то попутчиками в политической борьбе с и без того слабой правящей династией.

Видя это и понимая это, династии стали отказывать в поддержке сначала дальние европейские родственники, а затем постепенно дошло и до ближайших родственников – Вильгельма Второго и Георга Пятого (напоминаю, что Николай Второй и оба вышеназванных – двоюродные братья, а погибшая при русской революции Александра Фёдоровна – родная и любимая внучка королевы Виктории, известной под именем “бабушка Европы”).

Ставка русской династии (начиная с Николая Первого, особенно заметная со времени Александра Второго и достигшая апогея при Александре Третьем) не на традиции и существующую мораль, а на принцип экономического детерминизма с упором на имущие классы купечества и мещанства совершила в головах большинства здравых людей в обществе необратимый переворот, приведший в результате к таким трагическим последствиям.

Современные учёные, особенно “защитившиеся” в советскую эпоху, утверждали и утверждают, что у России в 1917 году много общего с историей Франции 1789-1793 годов. На мой взгляд, трудно сказать, много или мало общего, но общее место здесь – реки крови, масштабы насилия (в первые полгода после падения монархии во Франции и казни короля было гильотинировано 40’000 французов, что было по тем временам беспрецедентной жестокостью. Обратите внимание, что именно этот аспект насилия и диктатуры санкюлотов был особенно “калькирован” большевиками образца 1917 года. Для русских революционеров вопрос насилия не был вопросом идеологическим, это был вопрос инструмента решения насущных политических задач. Даже во Франции времён Максимилиана Робеспьера тема насилия обсуждалась по крайней мере на уровне Французского конвента). В России проблема насилия была решена ещё до Февральского переворота практически всеми участниками политического процесса в пользу применения самых крайних методов подавления инакомыслия (читай Мережковского, Бунина и т.п.). Проблема насилия – ключевой вопрос в исследованиях, преследующих цель изучить параллели Великой Французской революции и Великой Октябрьской Социалистической революции и предшествовавшей ей Февральской революции.

Вспоминая произведение Достоевского “Преступление и Наказание”, нельзя не вспомнить слова Порфирия Петровича в беседе с Раскольниковым. Назидая, следователь напоминает несчастному юноше о том, что говорил главный редактор “Московских ведомостей” М.Н. Катков, бросая вызов “бесам”: “Учтите, молодые люди, уничтожив государство на прежних устоях, вы вызовете к жизни такое государственное образование, которое будет во сто крат хуже. Им будут управлять олигархи и их будет горстка. А угнетение общества будет значительно сильнее, чем сейчас”.

Испанское общество, пережив кровавые события середины и конца 1930-х годов, ошеломлённое результатами кровавой Второй Мировой войны, сорокалетним периодом жесточайшей диктатуры (напомню, что ещё за несколько месяцев до своей кончины режим Франко проводил публичные казни в своей стране) пришло к выводу о том, что модернизацию страны и её экономики нужно проводить на путях традиционализма и исторических устоев своего общества, но всемерно и всеобъемлюще используя все последние достижения науки и техники.

При этом европейский социализм, испанская социалистическая традиция, как нам представляется, учитывает все эти вышеназванные обстоятельства и он лучше, чем испанские консерваторы и испанские правые изучил мировой и тем более российский опыт так называемого строительства социализма. Есть надежда, что европейские соцалиасты будут более трепетно относиться к своей собственной нынешней истории и к попыткам модернизации экономики и общества самым щадящим образом.

В заключение хочется сказать, что сегодня – 10 ноября 2019 года, в Испании проходят выборы. Они дадут стране правительство на ближайшие 5 лет. Видно, что страна устала от выборов, но всё же лучше определиться с основным регулятором и подготовиться к быстрому и качественному устойчивому развитию на ближайшие 10 лет. Что бы мы ни говорили, но пребывание у власти в 1980-е годы серьёзно преобразовало и экономику, и общество страны и подготовило Испанию к роли одного из ведущих демиургов в мировой экономике и международных отношениях.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News