Россия

Посол Швейцарии в России: главное в инновациях – это среда

Ив Россье, Посол Швейцарии в России: главное в инновациях – это среда

Посол Швейцарии в России г-н Ив Россье (Yves Rossier) приехал в нашу страну относительно недавно – в 2017 году. Его назначение в Россию, о котором было объявлено в конце сентября 2016 года, породило множество надежд на развитие сотрудничества и слухов, поскольку речь шла о назначении второго человека во внешнеполитическом ведомстве. Сегодня работа Посла уже идёт полным ходом, а отношения между Россией и Швейцарией активно развиваются.

Культурно-политический журнал «Э-Вести» решил познакомить своих читателей поближе с г-ном Ивом Россье, тем более, что бывший статс-секретарь Министерства иностранных дел Швейцарии – человек открытый, и любезно нашел время для рассказа о себе, о Швейцарии и о России.

ЭВ: Господин Посол, скажите, пожалуйста, как сложилось, что Вы приехали в Россию?

Ив Россье: Этому было много причин. Прежде чем сюда приехать, я был госсекретарем, замминистра иностранных дел. Госсекретарь как раз ответственен за составление списка послов, которых назначает правительство Швейцарии. Выгода его положения состоит в том, что прежде, чем отправиться с этой должности куда-либо послом, у него есть возможность выбрать страну, и я сделал свой выбор в пользу России по нескольким причинам.

Ив Россье, Посол Швейцарии в России
Ив Россье, Посол Швейцарии в России

Во-первых, Россия всегда меня интересовала из-за её истории и литературы.

Во-вторых, мне хотелось поехать послом в такую страну, где деятельность посольства наиболее широка и разнообразна. Россия – как раз такая страна, в которой сосредоточены и политическая деятельность, и культурная, и экономическая, и визовые вопросы, и представление интересов Грузии…

В-третьих, хотя есть и другие деятельные посольства – в Париже, Лондоне, Берлине – но именно в Москве у меня появился шанс ближе познакомиться со страной, которую до этого я знал только по книгам и некоторым русским, с которыми мне довелось общаться. А другие соседние страны я и без того знал достаточно близко. Для меня это был шанс познать что-то новое, освоить русский язык – а в моём возрасте это уникальная возможность открыть для себя что-то новое. Хотя в мои годы становится всё сложнее что-либо познавать и осваивать…

В-четвертых, мне не хотелось удаляться от Швейцарии, потому что я женат и у меня пятеро взрослых детей, живущих в Швейцарии. Мне не хотелось уезжать от них на очень большое расстояние. Москва –  это всё-таки небольшое расстояние, три с небольшим часа на самолёте.

В-пятых, я очень люблю зиму, снег и холод. Но я испытал разочарование, потому что с прошлого февраля вплоть до последних дней  мне довелось увидеть не очень-то много снега. Поэтому у меня такое ощущение, что рассказы о русской зиме – это пропаганда. Я даже ездил в Норильск, думал наконец-то увидеть настоящую зиму там, а там было всего-навсего два градуса и солнце как в Дубае.

Ив Россье: я очень люблю снег и зиму
Ив Россье: я очень люблю зиму, снег и холод

ЭВ: Возможно, у Вас были стереотипы, разрушенные по мере углубления в нашу страну?

Ив Россье: Нет, Вы знаете, наверное, у меня не было о ней существенных стереотипов. Хотя стереотипы имеются по поводу всех народов. Мы, швейцарцы, всё время сталкиваемся с тем, что о нас думают исключительно в контексте банков, шоколада и коров. И с этим приходится жить.

Но зато есть вещи, которые меня немного удивили. Радушие людей, например.

Я люблю путешествовать по Золотому кольцу России как частное лицо, с женой и детьми. И  вот, мы с женой ездили в Рязань по есенинским местам и попросили одну женщину с сумками в руках показать нам дорогу. У неё не получилось объяснить нам путь словами, и она провожала нас в течение 20 минут до нужного места. Хотя я и помог ей нести сумки, но это было явно для неё не по пути, но она нам показывала нам путь.

ЭВ: Удивительно, что Вы ездите по таким небольшим городам. Но Вам тема регионов должна быть близка, ведь Швейцария – это совокупность кантонов с яркой культурой. Интересно, каковы, на Ваш взгляд, в нашей стране региональные различия?

Ив Россье: Будучи швейцарцем, я действительно на рефлекторном уровне интересуюсь регионами. Хотя мы и не такая большая страна, но разнообразная. У нас есть понимание того, что страна – это не только столица. Регионы нас, безусловно, интересуют.

Но в России многообразие регионов настолько ошеломляет, что иногда кажется, что нужна целая жизнь, чтобы познать Россию в этом ее разнообразии. Это немного обескураживает. Но зато такой небольшой стране, как Швейцария, интерес к регионам приносит преимущества. Если в Москве много посольств больших стран и им оказывают много внимания, то в регионах люди более открыты для контактов. Послы крупных стран к ним ездят не так часто.

Я, например, посетил Северный Кавказ: Чечню, Дагестан, Северную Осетию. В этом году планируется посетить ещё Казань, Самару,  Пермь, и это не полный список. Скорее всего будут поездки в города проведения чемпионата мира по футболу, где в групповом турнире будет играть сборная Швейцарии (Ростов, Калининград, Нижний Новгород). Обычно мы едем смешанной делегацией, представители посольства и бизнес-делегация из Швейцарии.

Посол Швейцарии в РФ Ив Россье во время визита в Новосибирск
Посол Швейцарии в РФ Ив Россье во время визита в Новосибирск

Что касается различий, то они порой потрясают. Когда вы сравниваете Махачкалу и Норильск – это не то что разные регионы, но разные планеты, миры.

С другой стороны, отталкиваясь от этих различий, можно найти то, что нас объединяет. У нас, например, тоже кардинальные различия между кантонами. Но чтобы жить вместе, нужно находить общее. А это особенно интересно на фоне различий.

ЭВ: Вы упомянули, что Ваша супруга путешествует с Вами по России. Правильно ли я понимаю, что Ваша семья интересуется русской культурой?

Ив Россье: Что касается моей семьи, то все мои дети – взрослые. Младшему из них 18 лет. Они живут в Швейцарии, а не здесь, потому что у них там свои дела. Они учатся, а моя дочь уже работает.

Что касается интереса к России, то один из моих сыновей проявляет особый интерес к России. Он изучает политические науки и приезжал сюда изучать русский язык в рамках интенсивного курса. Сын достаточно быстро его освоил, теперь планирует приехать в Москву на магистерскую программу.

Как-то вечером мы сидели с ним, он читал «Дневник писателя» Достоевского и сказал: «Зачем тратить время на то, чтобы читать что-то кроме такой книги?».

ЭВ: Достоевский – это XIX век, другая Россия.

Ив Россье: Достоевский говорит не о России. Это писатель универсального значения. Достоевского читают не для того чтобы познакомиться с социальными, политическими или экономическими условиями жизни в России XIX века. Всё-таки, великая литература говорит о человеке.

Я – не украинец и не живу в Малороссии, но я видел миргородских персонажей, и Чичикова в жизни тоже знаю. Также мне доводилось встречаться с Базаровыми, и мне знакомы как минимум 2-3 Смердяковых в МИД Швейцарии.

ЭВ: Вы сказали, что Швейцария ассоциируется с шоколадом. А вот в моём сознании это страна высоких технологий. Часто в разговорах с профессорами Московского университета, например, упоминаются совместные проекты с институтами Швейцарии.

Ив Россье: Способность к высоким технологиям, к инновационной деятельности в Швейцарии гораздо выше, чем в других странах. Мы – один из лидеров в международном масштабе. Но технология – это не то, что можно моментально взять и перенести на другую почву.

Причина, по которой у нас такая склонность к инновациям, кроется не столько в университетах, сколько в политической, социальной и экономической среде. Во-первых, это отсутствие сильного центра – децентрализованная структура. Все субъекты жизни автономны, независимы, находятся в конкуренции между собой. Каждый стремится усилить свои преимущества.

В Швейцарии - 26 кантонов с самобытной культурой
В Швейцарии – 26 кантонов с самобытной культурой

Во-вторых, это открытость страны. У нас порядка миллиона иммигрантов. Они живут в разных слоях общества; в том числе, к нам приехали и учёные из разных стран. Открытости способствует и то, что мы всячески поощряем швейцарских студентов учиться за рубежом. Может быть, не все из них вернутся – но многие возвращаются. Это делает обмен более интенсивным. Кроме того, автономия центров принятия решений позволяет свободно творить и изобретать.

Технологии и идеи, как растения, нуждаются в хорошей почве, позволяющей им развиваться. Это не просто обучение какому-то навыку наподобие рыбалки, это именно среда. В России прекрасные мозги, много талантливых людей, прекрасная научная школа. Но им требуется питательная среда для стартапов, предприятий, инноваций.

У нас в Швейцарии 26 кантонов, конкурирующих между собой, чтобы привлекать к себе инновационные предприятия. Не нужно забывать о том, что у нас высокая налоговая автономия. Практически все налоги, которые мы платим, платятся на уровне кантона. Соответственно, кантоны могут сами решать, кому давать какие преимущества. В частности, инновационным предприятиям.

Недавно у нас, например, было ежегодное мероприятие  Швейцарского центра содействия  бизнесу, который работает при посольстве. К нам приехали представители трёх кантонов, для того чтобы пообщаться с теми швейцарскими предприятиями, которые работают в России. Это не централизованная делегация, каждый приезжает сам по себе. В этот раз это были три кантона, но их могло бы быть и больше.

Я настаиваю на том, что отсутствие традиций централизованной власти в стране в нашем случае позволяет технологиям очень успешно развиваться. Не надо забывать, что исследования – это одно, а прикладное их использование, то есть, перенос в экономику, в общество – это другое. И именно контекст, среда, окружение позволяют развиваться инновациям.

Надо сказать, что швейцарцы имеют национальную черту – недоверие к централизованной системе и дистанцирование от центральной власти, потому что для нас, для швейцарцев централизованная власть – это скорее угроза нашим правам, чем защита. Этому есть историческое объяснение, потому что центральная власть у нас довольно часто была внешней, имперской. К примеру, силы революционной Франции, за ними – Наполеон.

ЭВ: В плане привлечения инновационных предприятий, Вы привлекаете и иностранные? Скажем, российские?

Ив Россье: Конечно. Мы настроены на привлечение бизнеса из-за границы. Более того, исторически те предприятия, которые сегодня известны как крупные швейцарские компании, были основаны иностранцами. Нестле и АББ – немцами, часовые фабрики – французами. И это тоже произошло благодаря децентрализации власти.

Например, когда во Франции преследовали протестантов, многие протестанты уехали в Швейцарию. У нас есть как католические, так и протестантские кантоны, и никто ни с кем не был обязан согласовывать прием этих иммигрантов. Они, как правило, обладали большими знаниями, были хорошо образованы. Привлечение иностранцев важно не только с точки зрения капиталов, но и с точки зрения обогащения страны.

Ив Россье, Посол Швейцарии в России
Ив Россье, Посол Швейцарии в России

То же самое делает и сама Швейцария. Многие швейцарцы основали фирмы за рубежом. Например, Шевроле основано швейцарцем-уроженцем той же деревни, из которой моя мать. Движение людей, иммиграционные потоки, которые многие рассматривают как угрозу, именно обогащают, если оценивать их холодным рассудком. Обогащают как страну происхождения, так и принимающую страну.

ЭВ: Если люди прекрасно образованы, то да…

Ив Россье: Нет, совсем необязательно. Тот же Шевроле уехал из Швейцарии совсем молодым человеком, ещё будучи никем. Многие швейцарцы до середины XIX века уезжали от бедности, у них были только руки. В те времена Швейцария была очень бедной страной. Но затем эти люди стали лучшими послами Швейцарии.

ЭВ: У русских сегодня есть возможности взаимодействия со Швейцарией в инновационной сфере в связи с ограничениями?

Ив Россье: Если говорить об ограничениях, то с нашей стороны они действуют только из-за конфликта на юго-востоке Украины. Это небольшие ограничения, связанные с экспортом вооружения. Ни в каких других сферах мы не вводили ограничений.

Ещё один секрет взаимодействия в этой сфере. Наши самые крупные университеты – это Политехнические школы Цюриха и Лозанны, входящие в число лучших ВУЗов мира во всех рейтингах, где традиционно лидируют англосаксонские учебные заведения. Мы быстро поняли, что нужно вести образовательную деятельность на английском языке. У нас есть учебные курсы, которые можно пройти целиком на английском. Конечно, преподавание и работа продолжаются на французском и немецком языках. Кстати, я всегда говорю это российским университетам. Если вы хотите интенсивно сотрудничать, привлекать студентов и профессоров, то нужно активнее предлагать программы на английском языке. Речь идёт, конечно, не о гуманитарных вузах, не о программах изучения русского языка, но о технических вузах, которые хотят учить новым технологиям. Так делают многие университеты, скажем, в Саудовской Аравии.

Политехническая школа Цюриха
Политехническая школа Цюриха

Я как-то встречался с группой исследователей в одной их наших Политехнических школ. Там была интернациональная группа: китайцы, корейцы, иранцы, русские, индусы. Они между собой общались по-английски. Ничего не поделаешь, это не уступка мировому американскому империализму, но сегодня общий язык научных исследований и технологий для всего мира – английский. На нём говорит международная научная элита.

Я знаю, что в России идёт движение в этом направлении и скоро это произойдёт.

ЭВ: Вы упомянули энергетическую компанию АББ. Энергосбережение – это часть смарт технологий, которые сейчас очень востребованы в России. Девелоперы часто ссылаются на европейский опыт, правительство его изучает. Востребованы ли швейцарские технологии?

Ив Россье: У нас есть контакты с российскими партнерами, в прошлом году была поездка российских специалистов в Швейцарию для знакомства с опытом переработки отходов, где наши технологии вызвали довольно большой интерес. Но я хочу сказать, что всё-таки это вопрос мотивации с российской стороны. Если бы с российской стороны были запросы в посольство, то мы были бы всегда рады помочь в налаживании контактов.

Но я хотел бы подчеркнуть, что, возможно, нет достаточных побуждений для развития этих технологий с российской стороны. Почему умные технологии есть в Швейцарии? Мы – очень маленькая страна, где живет много людей на небольшой площади. Если я буду сжигать шины в своём саду, то это будет неудобно моим соседям. Поэтому мы довольно быстро пришли к мысли, что надо что-то делать с мусором и отходами.

Россия, как и США, имеет огромную территорию. Хотя страны умом понимают, что надо с этим что-то делать, но вопрос для них ещё не стоит так остро на повестке дня. Например, я помню, что в Санкт-Петербурге в квартире, которую мы там арендовали нельзя было изменить режим батареи, тепло в квартире можно было регулировать только с помощью окна.

Ив Россье: мы не можем выбрасывать отходы в море, отсюда возникли наши высокие технологии очистки сточных вод
Ив Россье: У нас не так много места… отсюда возникли наши высокие технологии очистки сточных вод

В своё время у нас тоже было такое, но сейчас мы правильно выбрали направление, поняли, например, что мусор надо перерабатывать. Причина в том, что у нас нет ни нефти, ни угля, нет моря, и даже для нашей молочной промышленности у нас не так много места. Всё довольно дорогое, а экономия энергии для нас – это жизненная необходимость. Это нас стимулировало искать технологии, которые позволяют сэкономить энергоносители и тепло. Города, имеющие море, выбрасывали туда отходы – мы не можем их выбрасывать туда отходы, отсюда возникли наши высокие технологии очистки сточных вод.

Мы, со своей стороны, готовы предоставить контакты, если будет интерес, и поможем наладить сотрудничество.

ЭВ: Есть ли планы познакомить регионы России с кантонами Швейцарии? Я говорю о развитии культурного сотрудничества. Или его достаточно?

Ив Россье: Его никогда не бывает достаточно. Но у нас на федеральном уровне есть швейцарский совет по культуре – фонд Про Гельвеция, который работает за рубежом. В прошлом году они открыли постоянное представительство в России, которое работает у нас в посольстве, под нашей крышей.

Но бюджет у нас не гигантский, потому что у нас довольно бедное федеральное правительство, у нас скорее богаты кантоны и население Тем не менее, программ культурного обмена достаточно много, практически еженедельно в Москве показывается что-то швейцарское.

В регионах мы тоже стараемся проводить программы, потому что мы понимаем, что столицей ничего не ограничивается. Но наши кантоны сами по себе, иногда мы даже не знаем всех их программ.

Швейцарцы на фестивале "Спасская башня"
Швейцарцы на фестивале “Спасская башня”

ЭВ: Каковы перспективы русско-швейцарских отношений?

Ив Россье: Я не пророк и не пифия, что-либо предсказывать я не могу. Кто знает, что будет в будущем?

Но я не вижу здесь проблем. Единственная проблема, которая существует между Россией и остальной частью Европы, сосредоточена вокруг конфликта на Украине. Эту проблему нужно решать, но Швейцария не может её решить в двустороннем порядке.

Что необходимо делать России и остальной части Европы – это вернуться на путь естественного сотрудничества и взаимодействия с другими европейскими странами. Ведь Россия – это часть Европы.