Музыка

Полина Шамаева: с исполнением Баха справится не каждый

Полина Шамаева

Меццо-сопрано Полина Шамаева, солистка Новой Оперы им. Е. Колобова, поражает широтой репертуара. Певица родилась в 1987 году в Майкопе, получила образование в «хоровом дирижировании» и «сольном пении». Сегодня в её репертуаре десятки произведений кантатно-ораториального жанра разных эпох, исполненные на прославленных сценах мира в сопровождении лучших коллективов.

О Новом годе, о колоссальном труде, прилагаемом к таланту, о музыке в целом и о концерте 7 января 2018 года в Московской консерватории Вы прочтёте в интервью Полины Шамаевой культурно-политическому журналу «Э-Вести».

ЭВ: Полина, скажите пожалуйста, как у Вас в семье принято отмечать Новый год?
Шамаева П.: У меня небольшая семья. Я замужем и у нас есть маленький ребенок. Новый год для нашей семьи – это, в первую очередь, семейный праздник. Сейчас у нас в центре внимания украшение ёлки и нашего дома.

 

ЭВ: У Вас дома на Новый Год звучит музыка? Ведь Ваш муж тоже музыкант.
Шамаева П.: Нет, у нас музыки дома практически нет, так как на работе у нас очень много музыки, а дома мы от неё отдыхаем. 

 

ЭВ: Скажите пожалуйста, какая музыка для Вас в наибольшей степени связана с Новым годом?

Шамаева П.: Мы на Новый год слушаем что-нибудь праздничное, позитивное. Можем поставить классическую музыку, чтобы она служила фоном, или же детские новогодние песни. Но всё же мы предпочитаем тишину…

ЭВ: Есть ли у Вас любимая музыка?

Шамаева П.: Нет. У меня концертов много, я успеваю только подготовиться к концерту и затем сразу начинаю учить следущее произведение. Каждый раз я настраиваюсь на предстоящее исполнение, разучиваю эту музыку, слушаю в хороших записях.

Очень важно проникнуться тем, что ты исполняешь, понять, в каких условиях творил композитор, узнать его эпоху, научиться “жить” с этим произведением. И донести до слушателя то, что хотел выразить и передать ему композитор. Важно также читать книги, ходить в картинную галерею. Когда мы в «Новой опере» делали «Пассажирку» Вайнберга, например, нам требовалось понять, что чувствовали узники Освенцима и в каких условиях они жили.

 

ЭВ: Какие последние имена и события Вы можете назвать из наиболее полезных, запомнившихся?

Шамаева П.: Я считаю, что от сотрудничества с любым музыкантом мы учимся чему-либо. Для музыкантов важно с первой встречи почувствовать друг друга на энергетическом уровне. Вы вместе выходите, творите музыку, и должны чувствовать друг друга на уровне дыхания и эмоций.

Из последних ярких впечатлений у меня была работа с Александром Сладковским и прекрасным Татарстанским Национальным Оркестром под его управлением, с его замечательными солистами: Вероникой Джиоевой, Василием Ладюком, Сергеем Скороходовым. Меня позвали заменить солистку, и я очень рада. Я считаю, что работа с такими людьми на одной сцене – это просто счастье. Уровень певцов одинаково высокий, у них есть чему учиться и хочется им соответствовать.

Ещё на днях я встретилась с Владимиром Теодоровичем Спиваковым. Мы с ним сотрудничали неоднократно, на следующий 2018 год у нас запланировано несколько концертов, в том числе и гастроли во Францию на его фестиваль в Кольмаре. Было очень приятно услышать его ощущения от моего выступления. Он помнит нашу первую работу, было приятно его увидеть и знать, что он нашёл время прийти на мой концерт и подойти ко мне.

 

ЭВ: Помогают ли Вам как певице хоровые навыки?

Шамаева П.: Когда ты поёшь соло – это одно, а когда дуэтом – это уже совсем другое. Я пропела много лет бок о бок с товарищами в хоре, и мы всегда прислушивались друг к другу. Поэтому, во-первых, в отличие от других, мне не сложно петь вместе с кем-либо, так как я могу подстроиться под человека, мы находим общее звучание.

Во-вторых, когда нужно выучить большие объёмы текста за короткий период, мне очень помогает образование. Я сама сажусь за рояль и играю себе, разучиваю и выучиваю текст. Многим же приходится прибегать к пианистам. Конечно, я часто занимаюсь и с коучами, и с замечательной пианисткой из нашего театра – Татьяной Сотниковой. Но я стараюсь в первом, предварительном разучивании обойтись сама и сделать это достаточно быстро.

 

ЭВ: Вы исполняли русскую церковную музыку. Скажите, пожалуйста, какие вызовы и трудности такая музыка ставит перед вокалом? Нередко и слушателям, далёким от церкви, трудно слушать такую музыку, она непривычна для них.

Шамаева П.: Слушатель и исполнитель подходят к музыке по-разному. Каких-либо сложностей в исполнении русской духовной музыки я не могу назвать, для меня их нет.

 

ЭВ: Чем различаются русская и зарубежная духовная музыка?

Шамаева П.: Русская духовная музыка – это, как правило, музыка акапельная, то есть, она идёт без инструментального сопровождения, а зарубежная музыка звучит, как правило, с сопровождением, чаще всего в виде органа. Ещё одно отличие – в Западной музыке много украшений, а в русской музыке их не так много, это скорее редкость. У нас больше плавности в звуковедении, музыка более эмоциональная и протяжная.

Что касается русской музыки, то вопрос в том, о какой духовной музыке мы говорим: о той, что звучит в храмах, или о духовной музыке, которая выходит за пределы богослужения. Могу привести яркий пример – “Всенощное бдение” Рахманинова. Это произведение, которое мне довелось исполнять неоднократно, по праву считается вершиной русской духовной музыки. Именно с него началась моя сольная карьера.

Тогда я училась сразу на двух отделениях – на дирижерско-хоровом и вокальном – в Академии хорового искусства. Виктор Сергеевич Попов в первый раз доверил мне исполнить соло во «Всенощном бдении» (соло альта, второй номер «Благослови»). С тех пор это соло было исполнено неоднократно: в 2009 году со Спиваковым в Большом зале консерватории и на выездных концертах за границей, в том числе рождественских. Моё мастерство росло именно на этом соло. Оно достаточно сложное, требует ровного и аккуратного исполнения, приближенного к хоровой манере: ты должен петь соло, но и не выделяться из хора.

Но русская духовная музыка у нас всё-таки выросла из зарубежной. Если мы говорим о зарубежной музыке, то здесь также есть некоторые сложности. В качестве примера давайте возьмём «Рождественную Ораторию» И.С. Баха. Исполняя это произведение я каждый раз вспоминаю госэкзамен по дирижированию, где я дирижировала три номера из «Рождественской Оратории». Это пробуждает праздничное настроение, прекрасные воспоминания. Исполнять эту ораторию мне помогает моё дирижерское образование, потому что в Бахе очень важно точное следование нотному тексту, кто-то даже называет это «математической музыкой», потому что здесь нет места для импровизации. Максимум, что ты можешь сделать – это замедлить пару тактов в конце. Голос здесь должен быть как инструмент: прямой, с чётко распетыми мелизмами, требующий иного звукоизвлечения, чем в опере.

 

ЭВ: Какие вокальные тонкости в исполнении музыки Баха?

Шамаева П.: С исполнением Баха может справиться не каждый. Для этого нужно, во-первых, иметь огромный опыт. Мне в этом помогает опыт пения в хоре, я могу менять звукоизвлечение. Во-вторых, перед исполнением важно настроиться, несколько дней подготовиться к Баху. Голос должен отдохнуть и быть настроенным только на пение Баха. Говорят: «Если ты хочешь петь Россини, то ты должен петь только Россини», – потому что аппарат требует особой настройки. То же самое я могу сказать про Баха. Если ты решила петь Баха, то ты должна всю себя отдать его исполнению.

Мне посчастливилось исполнить соло альта во всех известных сочинениях Баха: “Страсти по Матфею”, “Страсти по Иоанну”, “Магнификат”, Месса Си минор. «Рождественскую Ораторию» я буду исполнять уже во второй раз. В прошлый раз мы исполняли её на рождественском фестивале в Доме Музыки под управлением Ганса Кристофа Радемана, и я считаю, что мне очень повезло работать с немцем, на генетическом уровне знающем, как исполнять Баха. Он вносил свои минимальные поправки, после которых всё зазвучало совершенно по-другому. Для меня важно, что я смогу донести до слушателей Баха «Рождественскую ораторию» максимально приближенной к тому, как это действительно должно звучать.

 

***

7 января 2018 года в Большом зале Московской консерватории появится возможность услышать «Рождественскую ораторию» И.С. Баха в исполнении вокального ансамбля Интрада (Intrada, руководитель Екатерина Антоненко) и Музыка Вива (Musica Viva, руководитель и дирижер Александр Рудин).

Вокальные партии:

Сопрано – Диана Идрисова

Меццо-сопрано – Полина Шамаева

Тенор – Борис Степанов

Бас – Олег Цибулько

Первое исполнение «Рождественской оратории» состоялось в рождественские дни 1734 года в Лейпциге (нынешняя Германия). Певцы в сольных и хоровых партиях рассказывают о чуде рождения Иисуса Христа. Язык оригинала – старонемецкий.

 

Билеты можно купить здесь.