Россия

Почему монархия важна сегодня для экономического роста?

Главная тема экономической дискуссии, звучащая сегодня практически на всех форумах и круглых столах – каковы должны быть правила игры в экономике, чтобы она была эффективной? В том числе, в России развернулась большая дискуссия вокруг выступления историка Евгения Спицына относительно того, успешной или неуспешной была экономика России накануне 1917 года.

Историк Спицын утверждает, что ускоренная модернизация экономики Российской Империи в пореформенный период была неэффективна, и приход большевиков способствовал после 1917 года созданию великой сверхдержавы, контролирующей весь мир.

Всё было бы ничего в этом построении, кроме одного: а что с того жителям СССР? Посудите сами, как до революции, так тем более после неё, народ каждые 10-15 лет обчищался до нитки. Если до революции (почитайте 29 том полного собрания сочинений Л.Н. Толстого) обнищание происходило в основном от голода, проистекавшего от неурожая, то после 1917 года население обчищали уже сами власти по другим, далёким от климатических причин обстоятельствам.

Всё это хорошо известно как науке, так и широкому общественному мнению. Не говоря о том, что это ясно самому населению, которое власти доводили до края 4 раза за последние 25 лет (начиная с “павловской реформы”). Сейчас же такая цель поставлена в пятый раз, и уже неважно, под каким соусом это будет (пенсионная ли реформа или иная напасть).

Широкая научная и экспертная дискуссия сводится по сути дела к одной простой мысли: как разработать такой план экономического развития (проектов пруд пруди – никогда в этом нехватки не было, потому что светлых голов в научном мире всегда было предостаточно), чтобы социально-экономическое положение страны улучшилось. Вопрос сводится и всегда сводился к одному: кто является гарантом незыблемости установленных правил развития экономики и кто будет тот, который не допустит крайнего обнищания населения и, в конечном счёте, не доведёт до края, до социального взрыва.

Обратите внимание, что из числа наиболее преуспевающих стран в мире лишь только две страны: США и Канада, являются республиками. Мы понимаем под преуспевающими странами те страны, где прослойка обеспеченных и имеющих достаточно комфортные условия проживания страны граждан составляет не меньше половины населения. Понятно, что найдутся досужие писаки, которые будут утверждать, что критерием благополучия страны должна быть именно другая критериальность (там, где три четверти населения составляет так называемый благополучный класс).

Мы исходим из общепринятых, устоявшихся подходов среди большинства наиболее авторитетных экономистов, которые придерживаются нашего тезиса.

Интересно то, какие предъявляются требования к высшему арбитру, в ряде исследований именуемому гарантом конституции либо государства. Вот тут вся затыка. Здесь начинается, как говорит мой сосед по даче – водитель автобуса, “главная бузня”. Одни говорят, что гарантом должен быть тот, который преследует далеко идущие цели в мировом разделении труда; другой считает, что гарант должен обеспечивать процветание своего ближайшего окружения – двухсот семей, поделивших экономику страны между собой, третий – что гарант – это тот, который должен обеспечить боевую и политическую мощь государства, и т.д.

На самом деле, арбитром установившихся правил экономической и социальной жизни в стране должно быть лицо, обладающее известными духовными и нравственными качествами, одобренными и подтверждёнными большинством населения, и которое должно незыблемо находиться на страже один-единственный раз установленных правил в социальной сфере.

Не надо далеко ходить, чтобы увидеть, кто и в каких странах обладает таким качеством. В тех странах, где невозможно установить подобный режим (или, как говорят правоведы, “строй”), разрабатывается иная форма правления и государственного устройства. Как, например, в Швейцарии, где арбитр просто-напросто часто сменяем, но требования к нему те же, что и в других благополучных странах.

Этими благополучными странами являются 16 монархий Европы, прежде всего, Швеция, Дания, Норвегия, Бельгия, Испания и, конечно же, Великобритания. Надо признать, что институт арбитража и гаранта в государстве – вопрос первостепенной важности, а не вспомогательный фактор в экономическом и социально-экономическом развитии страны.

Мы считаем, что благополучие испанской экономики напрямую связано с институтом монархии. Именно по этой, а не по какой другой причине (ностальгии, романтического флёра), в Испании обеспечивается стабильность.

Никто не говорит о том, что конкретное наполнение той формулы, которую мы называем, всегда безупречно – да нет же! Всегда человеческий фактор – вещь значительная. Так и в Испании. Но сдержки и противовесы в понятийной категории “арбитр”-“гарант” определяют роль монарха в общей пирамиде управления экономикой и не дают стране свалиться в пропасть каждый раз, когда происходит смена власти. Только в условиях монархии правительство может позволить себе роскошь формироваться зачастую на основе диаметрально противоположных экономических доктрин: быть то прокоммунистическим, то промонетаристских (по типу взглядов Милтона Фридмана или экономистов чикагской школы). Хотя читатель прекрасно знает, что члены правительства (возьмите даже самые образованные правительства в истории) никогда не имели возможности глубоко изучать социально-рыночное хозяйство и доктрины франкфуртской школы времён Людвига Эберхарда…

В Испании сложилась такая ситуация, что экономику надо развивать не как попало, не в кривь и вкось, а придерживаясь единой социально-рыночной модели, основанной на двух главных столпах: обеспечивая большей части населения социально-экономические блага, предусмотренные конституцией (здравоохранение, образование, жильё, работу), и в то же самое время предоставляя все условия для бизнес-класса, давая ему возможность развивать свои бизнес-модели и взаимодействовать с мировой экономикой.

Если арбитраж и гарант государства каждый раз будет ставиться под сомнение, то это будет приводить к частым катаклизмам и экономика никогда не будет развиваться, будет происходить пробуксовка.

Интересно то, что в таких странах, как Швеция, Дания и Норвегия наибольший расцвет экономики и социально-экономической сферы происходил в эпоху, когда экономикой государства управляли социал-демократы.

Многие экономисты утверждают, что Испанская монархия устанавливает лишь правила на поверхностном уровне, а на глубинном их устанавливают другие силы, другие авторитеты.

В заключение хочется отметить, что важно однажды установить правила и им следовать, а каждый раз ставить под сомнение их целесообразность и правомерность – вещь неблагодарная и бесперспективная.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News