История, Культура

Почему грузины всегда интересовались Страной Басков?

В условиях пандемии коронавируса редакция “Э-Вести” даёт сотрудникам установку: каждый должен писать что-то личное, персональное, инсайдеровское. Для нас нет ничего важнее, чем поддерживать к себе интерес наших читателей. Поэтому каждый день в закоулках своей памяти мы должны находить что-то, что будет привлекательным для них. Тема нашего рассказа сегодня – духовная, культурная и историческая связь, которая объединяет две такие разные страны и культуры, как Страну Басков и Грузию.

Интересно уже само по себе стремление двух стран друг к другу, а уж если я вам расскажу “свою” историю, Вы увидите, что это необычная страница и в истории европейских связей.

Шёл 1974 год. Я тогда впервые узнал от своих учителей о том, что в Грузии формируется группа лиц, заинтересованных в изучении баскского языка и баскской культуры. Напомню читателям, что моя семья – баски по происхождению. Каково было моё удивление, когда я, став председателем комиссии молодых историков при обществе “СССР-Испания”, которое в то время возглавлял академик Ю.А. Овчинников (ИБХ, Институт биоорганической химии им. академиков М. М. Шемякина и Ю. А. Овчинникова РАН), познакомился с тем, что произвело на меня неизгладимое впечатление.

Мне рассказали о том, что готовится большая делегация, состоящая из учёных, общественных деятелей и артистов для поездки в Страну Басков и установления с ней связей по линии “побратимства”. Моя кандидатура была выбрана в качестве сопровождающего – переводчика, и я поехал в “экспедицию”.

В рамках этой “экспедиции” было несколько удивительных эпизодов. Например, в Университете Страны Басков хор баскских студентов исполнил кантату в режиме полифонии (многоголосия) – типичного явления как в хоровой традиции Страны Басков, так и Грузии. После окончания выступления баскского хора, члены делегации Грузии (по-моему, это были артисты ансамбля имени Сухишвили) встали в полный рост и из зала начали по-грузински задавать вопросы напрямую участникам хора. Те, в свою очередь, отвечали на своём баскском языке. Это было удивительно.

Затем стало известно, что в национальном фольклоре двух стран есть ещё ряд совпадений. Например, грузинский мужской танец со стаканом вина на голове – у басков есть что-то такое же, но с бутылкой на голове. Или шесть сортов пшеницы, которые растут только в Стране Басков и Грузии (это доказано академиком Н. Вавиловым). А ещё легенды, связанные с Луной и древними военными походами. В завершение всего, на одном из диалектов Страны Басков слово “Сакартвело” (по-грузински – Грузия) означает Страну Басков. В довершение ко всему, в книге известного журналиста и писателя Александра Кикнадзе “Королевская примула” в конце приводятся 250 баскских слов, имеющих аналог в грузинском языке…

Существует мнение, что очень много совпадений – это тоже плохо. Я знаю одного известного филолога, который пошутил относительно книги Шота Варламовича Дзидзигури “Баски и грузины”: “Здесь чересчур много совпадений, для того чтобы это было правдой”. И добавил: “Очень много похожих слов можно найти и у басков и эскимосов”.

Я же, со своей стороны, сделал замечание этому филологу: “Но ведь в 1910 году академик Николай Марр доказал в своём выступлении в городе Бильбао в обществе Sociedad Bilbaina свою теорию яфетических языков, из которой следует гипотеза баскско-грузинского родства!”. На что тот мне ответил: “Да, но это недоказуемо”.

Уже в конце 1980-х годов я побывал в гостях у своего друга, с которым учился вместе в аспирантуре ИМЭМО, из семьи Дато Думбадзе, с которым мы пошли в гости к семье Э.А. Шеварднадзе, в тот момент руководителя Грузии. Там мы познакомились с его сыном Паатом и его женой Нино. Каково было моё удивление, когда я узнал (это мне сказал сам Эдуард Амвросиевич, когда я был в их знаменитом “круглом доме” в Тбилиси), что Шеварднадзе хотел, чтобы его невестка была специалистом по баскскому языку. И она действительно работала на кафедре баскского языка в Тбилисском университете (в ту пору единственной в СССР) .

Кафедра баскского языка в МГУ появилась позже, и просуществовала недолго. Она, насколько я знаю, не выпустила ни одного кандидата, а тем более доктора наук.

Одним словом, баскско-грузинские связи и отношения, у истоков которых я стоял в 1970-е годы, продолжали развиваться, и довольно бурно. Пик пришёлся на эпоху пребывания Эдуарда Амвросиевича в качестве президента Грузии, когда культурные, научные, спортивные, лингвистические, университетские связи с Испанией получили огромный размах.

Мне всегда задают один и тот же вопрос: “А была ли любовь грузин к баскам взаимной?”. Стремление грузин приобрести родственников в Европе, как говорят мне задающие этот вопрос, понятно. А хотят ли баски иметь родственников на Кавказе?

Вопрос, конечно, интересный. Я его задавал много раз “апостолам” баскской культуры, таким как академики Кольдо Мичелена, Шабиеру Кинтана, Горка Паласио, деятелям культуры, науки, политики. Задавал я его и Президенту Страны Басков, и Председателю Парламента страны.

Какое было моё удивление, когда баскский истеблишмент хором говорил мне: “Мы знаем о стремлении и желании грузинского общества поддержать культурные, научные, этнические и прочие связи с нами. Но мы так привыкли на протяжении всей долгой истории быть одни, что мы уже к этому привыкли. Мы каждые четыре года проводим международный конгресс баскскологии, и мы видим большой интерес к нам со стороны многих культур: от семитохамитской группы до картвельской и армянской. Мы даже несколько раз ощущали “заходы” со стороны представителей вайнахской языковой группы. Но у нас ещё не собран достаточно весомый научный материал для того чтобы  окончательно выстроить научную академическую линию поведения. Достаточно того, что мы поддерживаем ровные, добросердечные и открытые отношения со всем культурным и научным миром, и в целом, и с каждым в отдельности”.

Я их понимаю. Ко мне тоже постоянно поступают предложения и пожелания в той или иной мере принять активное участие в проведении того или иного мероприятия: то круглого стола по одной из отраслей экономики, то научного семинара по историческим эпизодам (скажем, истории Северного Фронта во время Гражданской войны), то выступить с какой-то лекцией или написать монографию. Всё это возможно, но надо рассчитывать своё время и свои силы. Однако интерес к теме развития отношений между Испанией и Россией у меня не ослабевает. Накопленные знания, опыт, личные связи и контакты позволяют мне этим заниматься и я делаю это по мере возможности.

На мой взгляд, развитие отношений между странами, культурами и народами – вещь полезная, нужная и жизненно необходимая. Ведь развитие отношений между людьми – это не есть отношения между властными структурами – это совсем другое. Отношения между культурой, наукой и людьми укрепляет связи и улучшает мир, делает атмосферу в Европе чище, прозрачнее и комфортней.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News