Театр

Пиковая дама в Большом театре почти будет идти за Чайковским

Anton Bonachich at Pikovaya dama

Премьера Пиковой Дамы в Большом театре России, запланированная на 15-18 февраля 2018 года, уже находится в постановочном процессе, идут репетиции. Постановка осуществляется командой во главе с режиссером Римасом Туминасом и дирижером-постановщиком Туганом Сохиевым, главную партию – Германа – поёт азербайджанский тенор Юсиф Эйвазов.

Разговоры о том, что Римас Туминас имеет желание поставить “Пиковую даму” идут давно, причём год назад в интервью РИА Новостям режиссер говорил о своём стремлении воссоздать классическую повесть А.С. Пушкина на сцене Театра Вахтангова. Но тогда режиссеру мешала “память о Петре Наумовиче Фоменко, который ставил на вахтанговской сцене “Пиковую даму”, и это был замечательный спектакль!”, – пояснил он.

Как известно, автор либретто оперы Чайковского – брат композитора Модест – сильно исказил повесть и образы её главных героев… Но опере на сцене Большого театра ничто не помешало, и Римас Туминас пригласил команду, вместе с которой недавно реализовал в главном театре страны оперу Д.Д. Шостаковича “Леди Макбет Мценского уезда” / “Катерина Измайлова” по Н. Лескову. В интервью журналу “Театрал” хореограф-постановщик Анжелика Холина рассказала о том, что в нынешней постановке старается идти за Чайковским и что эта постановка “не отражает конкретную эпоху, более абстрактна и аскетична”.

Кстати, образ эпохи – это одно из важных отличий повести от оперы. Пушкин говорил о современных ему событиях, в подоплёке которых возникает образ России времён Екатерины II, а опера Чайковского перенесла события на полвека вглубь, в дни Екатерины и Елизаветы соответственно. В отличие от принципиальной точности придворного историографа, композитор-романтик такими вопросами не озадачивался.

Другим кардинальным отличием стал образ главного героя – Германна у Пушкина и Германа у Чайковского. Если у гения русского слова это “Германн немец: он расчётлив, вот и всё!”, то у музыкального гения Герман влюблён, “владеть собой не в силах больше”, и именно эта страсть, а не страсть к деньгам толкает его на кривую дорожку. Как будет раскрыт образ Германа у Эйвазова – пока не раскрывается.