Экономика

Пауль Брук: автоматизация – это процесс, помощь МСП – это процесс

Перед нами вице-президент Ассоциации Европейского Бизнеса в России, видный австрийский предприниматель, автор многих бизнес-технологий, большой знаток России (28 лет стажа) и великолепный знаток всех подводных и надводных течений мировой экономики и российско-европейских традиционных экономических связей. Имя этому феномену – австрийский предприниматель Пауль Брук – Генеральный директор компании Bruck Consult.

Его тёплый венский взгляд располагает нас к доверительной беседе. Хочется знать всё. Не только об Австрии, не только об австрийско-российских торгово-экономических связях, но и о нём самом – о Пауле Бруке как о яркой фигуре на столь важном участке развития европейского бизнеса как дело поддержания малого и среднего бизнеса в России.

Начало разговора как-то очень быстро пошло вокруг крайне интересных и неожиданных элементов многогранной деятельности этого удивительного человека – бизнесмена, учёного, спортсмена, путешественника и вообще приятного и мыслящего человека.

Главное, что мы захотели узнать – это почему в Россию идёт так мало австрийских инвестиций? По данным Банка России на начало 2018 года, общий объём накопленных прямых инвестиций из Австрии составил всего-навсего $3 млрд.

Но г-н Брук совершенно не был согласен с нашим тезисом «мало инвестиций». «Смотрите, сколько австрийских компаний проявляют активность на российском рынке: Wienerberger, Kronospan, Egger, Agrana, Lasselsberger, OMV, Mondi… Австрия – маленькая страна, и тем не менее в России постоянно работают 707 австрийских компаний –  и это только те, у кого есть представительства в РФ. У нас есть средний бизнес, активный в России, который, видимо, Вы не знаете. Kronospan, которого, в принципе, тоже до недавнего времени мало кто знал здесь – это номер один в своём сегменте в мире», – парировал он.

OMV приобретает 24,98% в проекте по разработке участков 4А и 5А ачимовских отложений Уренгойского месторождения у Газпрома. Алексей Миллер и Райнер Зеле на подписании соглашения. Фото: tass.ru

Ему безусловно было приятно услышать о том, что мои родители работали в отделении ООН в Вене, и провели длительное время в столице бывшей Австро-Венгерской Империи Габсбургов. Я напомнил Паулю Бруку слова моей матушки о том, что Вена – удивительный город, где уступают место в транспорте как пожилым людям, так и собакам.

Я, в бытность мою деловым туристом, находясь в Вене, сам воочию убеждался в трепетном отношении жителей этого милого европейского городка к пожилым людям и к животным, что было повсеместно заметно, включая центр (даже в улочках, прилегающих к Сан-Стефану). А трамваи, эх, трамваи… Такие милые, уютные. Такие были и в Москве в стародавние времена. Да что это я увлёкся… Да, увлёкся.

Перешёл на милые сердцу воспоминания – воспоминания о Вене (а дальше – понеслась)… Но Вы же понимаете, что во всём виноват Пауль Брук. Это он так действует на людей, раскрепощая их и воздействуя на них всей силой своего венского обаяния и проникновения.

На улицах Вены

Австрийское агентство по локализации бизнеса ABA-Invest in Austria  сообщило о том, что в 2018 году Россия разместила в стране 10 компаний[1], наша страна – второй по величине инвестор. Австрия входит в пятёрку самых привлекательных стран для инвестирования со стороны российских предпринимателей, и объём инвестиций  в 2018 году составил $31,6 млрд. Вопрос к сертифицированному консультанту г-ну Бруку: «Чем же так привлекательна Австрия для россиян, может быть, в дополнение к 25% единому налогу с бизнеса есть какие-то особые программы для нас?». «В Австрии нет специальных программ для России, но есть маркетинговые программы, которые, например, касаются экспорта. Не только в отношении России, это общая программа. Но у нас есть торговая палата, и у них есть множество представительств, они активно работают», – пояснил он.

Конечно, советник Палаты Экономики Австрии по экспорту приветствует развитие экспортного направления: «140 миллионов населения – в России хороший рынок, плюс ещё 40-60 миллионов может идти на экспорт. Этот новый феномен, который вызвали параллельные процессы – ослабление рубля, санкции, готовность экспортировать товар со стороны многих производителей, начавших производство 15 лет назад. Но в России есть проблема качества, и выстраивание системы качества – это тоже долгий процесс».

Мы также не могли обойти тему, важную для нашего издания – тему цифровизации экономики, или диджитализации, на английский манер. У г-на Брука свой глубокий взгляд на неё: «Я не понимаю, – говорит он, – почему сейчас говорят о диджитализации – это временный процесс, а нужен постоянный процесс, при котором необходимо постоянно увеличивать информатизацию производства…. Да, в России большой оборот бумаг, по три раза акты печатаем, но внутри этого – разные процессы. В них входит и связь с поставщиком, и налоговые аспекты, и диджитализация склада, и маркировка.. Обновилась технология, потребовалась оптимизация склада – надо финансировать склад, и это порождает постоянные изменения.

Я так понимаю, что в России будет закон по платформам электронной коммерции – marketplace. Законодатели всегда думают, что можно получить информацию и внести её в компьютерную систему, и на этом всё. Но это неправильно».

«А как происходило развитие цифровизации в Европе?», – поинтересовались мы. Ответ был следующим: «У нас был принят пакет европейских законов, их EU regulation 178 for track and trace in food содержит требования по автоматизации для каждого сектора экономики. Эти законы устанавливают как требования, так и механизмы контроля. Закон скажет надо – человек начинает делать….Если чего-то нет, то возникают проблемы, это порождает скандалы, связанные с качеством продукции: продали нездоровый корм и т.д. Конечно, в России есть много чего делать, но этот процесс небыстрый, и надо с каждым днем доводить его до конца. В Европе технологии диджитализации начали создаваться 30 лет назад. Сделай завтра – так не получится».

Мы не удивились, когда узнали, что Пауль Брук читает лекции в Австрии по цифровизации торговых операций (название Automatic Identification Technologies for Safety in the Food Chain» в департаменте Пищевых технологий университета Природных ресурсов (department of Food Science at Natural Resources university)), но лектор скромничает, не считая это вкладом в науку: «То, что я делаю – это не наука, я всего-лишь делюсь практическими знаниями по договорённости с профессором…О том, как улучшить качество продуктов, как построить процесс качества… Я не считаю это наукой, потому что я сам ничего не делаю, а всего-лишь рассказываю о том, что делается в этом направлении… Я – практический человек, я помогаю людям развивать бизнес, и рассказываю о России. Иногда можно прочесть в газетах нелицеприятную информацию о стране. В это верит меньше 10% людей, но эмоциональная часть тоже важна. Люди не понимают, что одно дело – экономика, другое – политика, но самое важное – это то, что здесь интересный рынок и можно получать хороший доход».

Было интересно послушать этого ко всему прочему и яркого рассказчика про все его многогранные дела, включая организацию велопробега из Европейской части России до крайней восточной её точки – Владивостока. Его рассказ изобиловал сочными красками наблюдательного человека, и как мы почувствовали, вообще человека доброго, проницательного и цельного.

Пауль Брук немало сил потратил на организацию велопробега Москва-Владивосток

Посудите сами – организовать и провести такой масштабный проект в жизнь, как велопробег – вещь не по плечу и государственным структурам. А ведь это нужно организовать всю так называемую цепочку по целым 19 Субъектам Федерации. А г-ну Бруку это оказалось и по плечу, и в удовольствие.

Важно ещё то, что даже его казалось бы побочные интересы всё равно соединены в один цельный узел – продвижение российско-австрийских торгово-экономических отношений. Особый интерес этого австрийского предпринимателя – малый и средний бизнес.

Неслучайно  Пауль Брук – вице-президент АЕБ по вопросам поддержки малого и среднего бизнеса в России. Интересно, что это обстоятельство в его биографии не случайно, и это говорит о его цельности. Он – сын своего отца и внук своего деда, выходец из семьи предпринимателей среднего бизнеса. Ему, как никому другому, известны цели и чаяния представителей этой страты бизнес-сообщества. Брук как бы соткан из мелких частиц, составляющих потребности и вызовы этого бизнес-кластера.

Я помню, как во время брифинга Министра экономики Максима Орешкина в АЕБ г-н Брук поднялся со своего места и возвысил свой голос в защиту малого и среднего бизнеса, потому что препятствия к регистрации ООО сильно печалят бизнесмена. «Открыть новое ООО три года назад было несложно, – поясняет он нам, – А сейчас возникли требования от Налоговой Службы. Конечно, это процедура, это грамотно сделано, по закону, но это мешает работать.

Они просто моделируют это под себя. В открытии малого бизнеса самый первый шаг – это юридический офис, мы открываем новое ООО на нашем адресе, и возникают проблемы с Налоговой. Да, в начале бизнеса есть Генеральный директор, у него – квартира, он без адреса или приехал из другой страны – сначала бизнес представлен сотрудниками, ищущими партнёров, спонсоров. Но их ещё нет, для этого требуется время. И развитию малого и среднего бизнеса сейчас этот закон мешает. Поэтому Максим Орешкин отреагировал на мой вопрос: пишите. Помощь малому бизнесу – это процесс».

Ему легко, как кубики в разных пропорциях и положении из известной детской игры, складывать всё в единую картину. Но как бы он ни складывал эти кубики, результат всегда один – выстраивание удачного и удачливого бизнес-проекта в России. Это его сильная сторона.

Венский Симфонический Оркестр

Пауль Брук, безусловно, вызывает уважение и доверие не только как предприниматель, но и как деятель культуры. Этот человек – любитель классической музыки, он неоднократно организовывал и финансировал крупные мега-проекты, например, гастроли Венского Камерного оркестра (Wiener Concert Verein – часть Vienna Symphonie Orchestra) под управлением В.И. Федосеева в бытность его (до 2006 года) там художественным руководителем, и Государственного Большого Симфонического оркестра им. П.И. Чайковского.

Не без гордости Пауль Брук меня поправляет: «Маэстро Федосеев был дирижером в Венском Симфоническом оркестре в течение 10 лет, но не главным дирижером Венского Оперного оркестра». При этом он, улыбнувшись своей мягкой венской улыбкой, сказал: «Ничего-ничего, Вам это простительно, Вы же не венец!».

Но всё-таки вернёмся к деловой части повествования. Не будем забывать о том, что перед нами сидит не маэстро Венской Оперы, а самый что ни на есть зубр на ниве бизнеса, одарённый предприниматель и успешный бизнесмен.

Можно было бы говорить очень долго, и всё было бы по делу, как говорит молодёжь: в кассу, но нам бы хотелось подвести классический итог подобным эссе. В чём содержательная часть этой встречи и этого интервью?

Безусловно, мы познали все хитрости, глубину и масштаб российско-европейских торгово-экономических связей, почувствовали их пульс, и что называется «биение сердца» европейского бизнеса на российской почве. С другой стороны, мы увидели тренды, вектор развития бизнеса несмотря на так называемые санкции.

И третье – то, что англичане называют last, but not least (последнее, но не последнее по значению) – это то, что мы открыли для себя один из бриллиантов в сокровищнице АЕБ (по слухам, их там ещё много) – раскрыли личность и масштаб подвижничества крупного австрийского предпринимателя и человека –Пауля Брука.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News