Экономика

Пандемия нового коронавируса как экономический проект

В эти дни, когда весь цивилизованный мир смотрит в одну точку, при этом ничего не понимая, но предчувствуя ещё большую грозу, мне вспоминаются слова своей бабушки по материнской линии – Анны Васильевны Павловой, племянницы Нобелевского лауреата по физиологии 1904 года Ивана Петровича Павлова: “Почему так быстро, всего за каких-то 60’000 лет, человек превратился из неандертальца в Homo Sapiens?”. Она сама себе отвечала: “Потому что животный мир всегда завидовал человеческому”, и при этом заливисто смеялась…

Мне сейчас не смешно, и вот почему. Потому что сегодня человеческий род едва ли не завидует животному миру. Завидует этим просторам и равнинам, зелёным кущам, светящемуся солнцу, пению птиц и отсутствию каких-либо материальных отношений. Единственное, что в животном мире превалирует – это найти себе пищу. Но ведь с этим у них тоже нет проблем! Они не станут обращаться в Интернет-доставку, пища, как известно, у них всегда рядом: достаточно придти после заката солнца на водопой.

С одной стороны, человечество давно ушло от последних прямоходящих приматов, в другой стороны, оно вверглось в такую бездну первобытных допещерных отношений – диву даёшься!

Кто бы мог подумать, что пандемия нового коронавируса – это ничто иное, как экономический проект, кем-то задуманный!

Многие, не только из числа прорицателей всех мастей, от представителей церкви до ясновидящих, включая “прорицателей” от правительственных кругов, говорят приблизительно одно и то же. Если даже представить себе, что пандемия нового коронавируса – неизвестно откуда взявшаяся болезнь, неизвестно кем распространённая, то она уж точно направляемая и умело направляемая в нужное экономическое русло.

Ну, посудите сами, как такое могло случиться, что бенефициарами этой пандемии стали всё те же богатые и сверхбогатые, которые и стояли у истоков современного нового этапа технологической революции. Они её, правда, со свойственной им скромностью, назвали IV техногенной революцией. Конечно же, они могли бы назвать её Первой, но какой-то ещё. Например, “розовой революцией”. Или “сиреневой”. С цветами, как известно, у них всё в порядке – это у нас ни с чем не всё в порядке.

Самое главное, с чем у нас не в порядке – это с правоприменимостью. Причём не в порядке с правоприменимостью не только в России и в Испании, но и даже в такой так называемой “демократической” державе, как США.

Если посмотреть на пандемию нового коронавируса холодным взором, и оценить развитие событий трезво и всесторонне, то везде вырисовывается одна и та же схема: сжимается спрос, отжимается средний и средневысокий класс – то, что по-английски называется high-level middle class (о бедных и сверхбедных я и не говорю – их судьба была печальна ещё накануне пандемии, а сейчас она просто трагична),  финансовые потоки выруливают в нужном направлении (а именно, оседают на счетах тех, которые сейчас и будут стартовать).

Не хочу вдаваться в подробности – для этого нужен специальный многостраничный рассказ, на что у нашего скромного издания нет возможности, однако хочу сказать, что ложно предполагать, что это лишь в России существует план по национализации экономики (в России вынесен на обсуждение общественности давно забытый, пронафталиненный план так называемых профсоюзов, которых, как известно, de-facto нет и быть не может).

План национализации (сейчас не место говорить о его содержательной составляющей) – это не крик души бизнес-класса, трудящихся. А это сверхприватизация в сверхолигархическом государстве. Ну, посудите сами: может ли быть национализация в государстве, где отсутствует какой-либо общественный контроль? Ну, если вам нужны ещё какие-либо доказательства отсутствия какого-либо контроля со стороны гражданского общества – оцените ситуацию с исполнением основополагающих, фундаментальных статей Конституции.

Если в Конституции чёрным по белому написано, что высший приоритет для государства – это жизнь и здоровье граждан, а для их обеспечения приданы разведка, вооружённые силы, спецслужбы, здравоохранение и гражданская оборона – то о какой национализации может идти речь?

Какие ещё нужны аргументы, чтобы продемонстрировать, что национализация пройдёт точно так же, как проходила и приватизация – результат будет один: бенефициарами национализации не будут профсоюзы, призванные отстаивать интересы трудящихся, или какие-то другие части гражданского общества, а будет всё тот же ежегодный список рейтинга Forbes, который он с такой гордостью публикует накануне католического Рождества.

Но я уверен, что после неудавшихся неоднократных попыток обеспечить рост экономики за последние полгода правительство технократов во главе с главным налоговиком страны перейдёт в режим “обороны” и начнёт (оно уже это начало делать) залезать в карман трудящихся. Интересно, что только в России налоги так “блестяще” собираются только с бедных и сверхбедных, а с богатых и сверхбогатых они либо не собираются вовсе, либо собираются плохо.

Глава правительства ничтоже сумнящеся, пока тихо (потом это будет громко), заявил, что налоги будут подняты до 22% для всех. Красота какая! И это в условиях, когда всё общество стонет от несправедливой налоговой системы и требует ввести прогрессивную шкалу налогообложения.

А знаете, что ответил глава кабинета на удивление относительно повышения налогов? Он сказал приблизительно следующее: нам же нужно как-то казну пополнять! И это при том, что в стране денег немерено: более 20 триллионов бюджет + 2 триллиона профицита, почти 600 миллиардов евро золотовалютный запас, 8.7 триллионов долларов Фонд Национального Благосостояния. Но это деньги наши с вами: мои, твои, его! Почему же нам от них в условиях катастрофы ничего государственные топ-менеджеры не предлагают? А вместо этого за наш счёт они решают экономические проблемы, которые ими же самими и вызваны?

Вместо того чтобы “латать дыры” за наш счёт, не стоит ли подумать, чтобы вообще поменять всю экономическую политику, а тех, кто повинны в её нынешнем состоянии, примерно наказать? Я не собираюсь предлагать, как сказал Николай Сванидзе, “бросать чиновников с Кремлёвской стены на пики стоящих под стенами стрельцов”, как во времена Смутного времени, дабы успокоить народное возмущение, и не предлагаю создавать привилегированные лесоповалы в районе Ямала или Севера Карелии для “особо приближенных”, как во времена “усатого вождя”. Но я предлагаю провести общенациональную дискуссию, чтобы показать, какие были сделаны принципиальные ошибки, и что нужно делать в условиях беспрецедентного экономического кризиса, причиной которого стал социальный кризис, у истоков которого стоит недогляд государства по части появления и распространения биотерроризма.

Наблюдая ситуацию в Испании – в этой некогда цветущей, радостной, солнечной стране, невольно думаешь и обо всём человечестве. Как можно было допустить такое? Я сейчас не говорю ни о политике, ни даже об экономике. Я говорю просто о здравом смысле.

Какова цена всем инструментам властных структур (от разведки до гражданской обороны, включая санитарную систему), если они могли допустить такое кромешное нарушение основополагающих, принципиальных положений конституционного права, как угрозу жизни и здоровья людей?

Уверен, убеждён и настаиваю, что все люди не только в Испании, в России и во всем мире думают точно так же как я. Разница лишь в том, что одни пишут ежеквартальные доклады Римского клуба, другие – записки в “Совнарком”, а третьи идут стройными рядами в Дивеево или Оптину пустынь.

Подписаться на рассылку