Экономика

Ожидается, что правительство скорее отсрочит госпрограммы, чем урежет “социалку”

Культурно-политический журнал “Э-Вести” продолжает публиковать серию бесед с ведущими аналитиками России, которые могут помочь нашим читателям разобраться в непростой ситуации, связанной с экономическими последствиями нового коронавируса.

Сегодня Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков делится с нами своим видением ситуации на нефтяном рынке и, как следствие, говорит о будущем социальных программ на фоне снижения поступлений от углеводородов в бюджет.

2020 год – один из самых неудачных годов для российской нефтегазовой сферы, – говорит эксперт. – Газовая отрасль и до коронавируса переживала не самый хороший год работы на европейском рынке.

В прошлом году все рассчитывали на то, что произойдёт срыв транзита газа через Украину, поэтому Газпром и европейские компании закачивали много газа в подземные хранилища Европы. Это делалось в ожидании, что в январе транзит прервётся. Но в итоге транзит был продолжен.

В дополнение к этому как в Европе, так и в Азии была очень тёплая зима. Европейцы вышли из отопительного сезона фактически с полными хранилищами газа. В этом году они будут выкупать газа гораздо меньше, чем в прошлом.

Плюс 2019 год был рекордным по объёму ввода заводов по выпуску сжиженного газа (СПГ). Теперь весь этот газ хлынул на рынок. На всех рынках и Азии, и Европы наблюдается переизбыток газа, поэтому цены на газ будут низкими весь 2020 год. На спотовом рынке газа он уже сейчас стоит $70-80 за тысячу кубов, а на спотовых рынках Газпрома с нефтяной привязкой (у компании много таких контрактов с европейцами) цена тоже довольно низкая, но она ещё больше упадёт, когда сработает та самая нефтяная привязка. В контрактах с нефтяной привязкой, как правило, изменение цены отражается через 6-9 месяцев.

Мы видим падение цен на нефть, и соглашение ОПЕК+ приводит нас к тому, что мы будем добывать в мае-июне на 1.8 миллионов баррелей в сутки меньше в соответствии с нашей квотой. Потом мы чуть-чуть увеличим добычу, а дальше ОПЕК+ будет действовать по ситуации – смотреть, как быстро будет восстанавливаться спрос в Китае и Европе.

Получается, что мы и будем производить меньшие объёмы нефти, меньше её экспортировать, и стоимость этой нефти будет низкой. Соглашение ОПЕК+ не призвано поднять цены, оно призвано спасти нас от ещё больших проблем: если не сократить объём производства, то все нефтяные хранилища в мире через месяц-полтора переполнятся. Уже сейчас приходят сигналы о том, что на Ближнем Востоке и в  США хранилища переполнены и не принимают нефть. Сделка, таким образом, позволяет отсрочить дату переполнения хранилища. Все рассчитывают на то, что к некоей дате спрос в Китае, Европе и других странах восстановится, баланс спроса и предложения сойдётся, и мы не увидим перепроизводства – переполнения хранилищ.

А цена нефти будет низкой до конца года. Пока что цены не будут меняться, потому что уже много нефти закачано в хранилища, и эта закачка продолжается – сделка ОПЕК+ начнёт действовать только с 1 апреля, когда хранилища будут близки к переполнению. Причём нефть туда закачивается по низким ценам. Весь остальной год, даже если мы вернёмся к нормальному потреблению, цена будет сдерживаться тем, что в хранилищах много дешёвой нефти. Потребитель всегда будет смотреть, что ему взять – нефть с низкими ценами из хранилища, или по новым ценам с рынка. Поэтому пока мы тот резерв не потратим, цены существенно не вырастут. В конце года она может подрасти ($40-45 за баррель – это будет очень хороший показатель), но это будет зависеть от того, как будет восстанавливаться спрос.

В целом, поступления в бюджет от нефтегазовой отрасли в 2020 году будут гораздо меньше, чем в предыдущие годы, потому что все наши сборы с компаний учитывают ситуацию на мировом рынке. У нас сейчас экспортная пошлина на май упала чуть ли не до $8 за тонну В прошлом месяце, когда её считали на апрель, она была $52 за тонну, а в начале года она была порядка $90 за тонну. Поэтому при цене $10-20 экспортная пошлина будет близка к нулю, и налог на добычу полезных ископаемых тоже будет снижен.

С точки зрения бюджета, недополученный доход в 2020 году будет компенсироваться из Фонда Национального Благосостояния (ФНБ), и в этом плане последний действительно спасает Россию. Пока мы будем жить за счёт ФНБ, но не известно сколько. Раньше Минфин говорил о том, что мы три года можем жить с помощью ФНБ при цене нефти $25, но не было ситуации с коронавирусом и у нас не было карантина…

Тем не менее, я уверен, что Фонд будут распечатывать, потому что сейчас наше руководство будет настаивать на том, чтобы социальные расходы не урезались в свете внесения поправок в Конституцию. Вполне возможно, что сейчас будут отложены расходы по национальным проектам, таким как строительство порта в Арктике, даже оборонные программы, которые граждане не чувствуют ежеминутно.

Я считаю, что секверст расходов пойдёт именно в эту сторону. Может быть, что-то и не урежут, но перенесут на последующие периоды, 2021-2022 годы. В 2021 году посмотрим, что будет, но вероятно, что новый бюджет будет приниматься с сильно урезанными расходами.

Подписаться на рассылку