Наука

Николай Дроздов: Я – консерватор, и не люблю что-либо менять

В Министерстве науки и высшего образования РФ сегодня состоялось награждение лауреатов премии “За верность науке”. Конечно, любое внимание к науке приятно, оно греет душу и вселяет надежды на перемены в этой важнейшей сфере жизни общества. Хотелось бы, чтобы этого внимания было больше, чтобы оно распространялось не только на торжественные церемонии, сопровождающиеся скромным премированием деятелей науки сотней тысяч рублей, но обеспечило бы им достойную во всех отношениях жизнь и положение в обществе.

Был в этом мероприятии и другой отрадный момент – среди лауреатов премии был человек, которого все приветствовали стоя шумными апплодисментами. За его огромный вклад в российскую науку, за сам его образ настоящего русского интеллигента и за его необычайную личную скромность. Это профессор географического факультета МГУ Николай Николаевич Дроздов. Какое счастье, что высокие правительственные награды находят своих истинных героев!

Культурно-политическому журналу “Э-Вести” выпала возможность побеседовать с этим замечательным учёным и человеком, который, принимая награду, говорил не о себе, а о том, что он служит науке и Московскому университету. Мы были рады узнать о нём и убедиться в том, что не только его глубокие знания, но и непоколебимые нравственные устои могут служить образцом для будущих поколений науки.

ЭВ: Николай Николаевич, поделитесь, пожалуйста, как можно объяснить вечную популярность Ваших программ? Например, «В мире животных». Они интересовали в советское время, они интересуют и сегодня любые поколения.

Николай Дроздов: Я думаю, что «В мире животных» привлекает самой темой. Если в мире химии или в мире физики нужно знать какие-то закономерности и формулы, то в мире животных людей не столько интересует наука, сколько ими движет любовь ко всему живому. Она свойственна человеку от природы: учёный он или не учёный, хозяйка или не хозяйка, слесарь, плотник, академик, студент – всем интересно то, как живут животные, как они размножаются, как питаются, как дружат, как воспитывают… Например, рыбки заглатывают своих детёнышей, спасая их от чего-то.

И, что важно отметить в интервью, я всегда говорю о том, что «В мире животных» – это не моя передача, она создана не мной. Основатель программы – Александр Михайлович Згуриди, и нас было трое ведущих. Я, правда, был выступающим с самого начала, потом он поставил второго ведущего – Василия Михайловича Пескова, а сам семь лет спустя ушёл, потому что параллельно он очень много делал для кино. Александр Михайлович говорил, что программа очень мешает кинематографической деятельности. В том числе, художественному фильму «Рики Тики Тави», в котором я принимал участие как научный консультант. Замечательный фильм, в котором снимались Баталов, Терехова…

А.М. Згуриди брал меня на съёмки фильма, чтобы я справлялся с кобрами, мангустами… Не столько с точки зрения науки, сколько с точки зрения их поведения: они начинали общаться, и надо было их останавливать.

ЭВ: Когда я смотрю Ваши передачи, то удивляюсь, что Ваш язык не меняется во времени, но понятен всем. Вы как будто не подстраиваетесь под аудиторию, остаётесь собой, но близки и понятны всем. Я права?
Николай Дроздов: Язык у меня один: спокойный, культурный. Я вообще – консерватор, и не люблю что-либо менять, даже костюм и галстук.

Я – сын войны. Хотя я не успел попасть на фронт (мне было 4 года, когда началась война, и 9 лет, когда она кончилась), но всё происходило на моих глазах. Я привык жить и впроголодь в деревне (не в городе), где мы собирали на всю зиму дрова, топили ими печку. Так что, трудовая деятельность и жизнь была такой, что мы носили каждый костюм, пока он совершенно не износится.

Когда я пришёл на телевидение, у меня был серый костюм. Этого не замечали, но когда я стал ведущим, то заместитель главного редактора меня спросил: «Почему у Вас все одинаковые костюмы, серого цвета?». А я говорю: «Почему одинаковые? У меня только один костюм!». «Один костюм?! Как это можно, меня уволят за это! Пожалуйста, купите ещё хотя бы один костюм и меняйте их, в конце концов», – сказал он.

Я послушался и купил ещё один костюм. Сейчас у меня есть несколько костюмов (не буду говорить, сколько, но не как у Филиппа Киркорова – 500 или больше), наверное, 2-3. И то я путаю, куда что положил. Лучше бы один был. И галстук я ношу практически один, под другую рубашку есть ещё один галстук.

Но галстук я ношу всегда, потому что я – профессор и должен быть прилично одет. Для этого не обязательно быть в новом и ярком…

ЭВ: Но форма одежды должна быть уважительной к студентам и к профессии…

Николай Дроздов: Да, верно. Поэтому я читаю лекции обычно стоя. Поскольку я сейчас неустойчив, я беру стул и по 2-3 часа читаю лекции на стуле. Я читаю лекции и студентам – им я рассказываю их курсами, и читаю общественные, публичные лекции. Последние посвящены происхождению Вселенной, зарождению жизни на Земле. Чтобы людям было интересно, я стараюсь так говорить, чтобы вовлечь их в этот мир.

ЭВ: Я слышала, что в Вашей неутомимой деятельности есть ещё тема здоровья. Вы пропагандируете целую систему оздоровления, питания. Я знаю, что у Вас очень много поклонников и в этом деле – многие вылечились благодаря Вам.

Николай Дроздов: Да, но дело в том, что хотя я проповедую эту систему, но я не так часто ей следую. Поэтому за последние 6 лет было 8 переломов – куда-то полез и повалился. Это мешает.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News