Мир

Незаконные дети монархов начинают получать титулы принцесс

бельгийская принцесса

О том, что у монархов есть дети “на стороне”, нам узнавать не ново. Королевские (царские) особы обоих полов “погуливали” и в холостяцском состоянии, и в состоянии законных супругов, при этом наделяя детей красивыми титулами и раздавая им капиталы, которые позволяли обеспечить их будущее. Помните, как появился род Юрьевских? Это побочные потомки российского императора Александра II Освободителя. Но место незаконнорожденных детей (бастардов) в королевских домах всегда было обособленным. Биологическое отцовство или материнство не было основанием ни для получения наследства, ни для передачи королевских титулов, ни для того чтобы отпрыск занял место в обществе наряду с законными детьми, рождёнными в браке равными по статусу родителями.

Промежуточное положение занимали и дети от морганатических (законных, но не равных по статусу) брачных союзов. Тут всё решалось перед венчанием на семейном совете, чаще всего такие дети не имели никаких прав на престол, да и их родители теряли их вступая в неравный брак.

Такое положение сохранялось веками, но в последнее время мы всё чаще видим отступления от общепринятых норм, особенно в плане легализации морганатических браков. В династии вливаются новые элементы, пришедшие со стороны. Яркий пример тому – брак английского принца Гарри и американской актрисы Меган Маркл. Этот пример не первый и далеко не единственный. Практически все европейские дома впустили в свои ряды “свежую кровь”, зачастую не аристократическую и даже не европейскую.

Пришла пора пересмотреть и отношение к незаконнорожденным детям. Бывшему бельгийскому королю Альберту II предстоит полностью легализовать добрачную дочь от баронессы Сибиллы де Селис Лонгшам – Дельфину Боэль, ставшую известной художницей.

Признание членом королевской семьи 52-летней дамы, которая узнала о тайне своего рождения в день совершеннолетия, стало предметом многолетних юридических баталий. 27 января 2020 года биологическое родство было доказано и подтверждено в официальном коммюнике монарха, согласившегося сдать биоматериал.

Но этого мало. Поскольку 86-летний Альберт II признал себя биологическим отцом Дельфины Боэль, последняя обратилась в Апелляционный суд Брюсселя с просьбой позволить ей и её детям носить титул принцессы Бельгии, а также имя герцогини Саксен-Кобург-Готской. И, как показывают опросы общественного мнения, добрая половина бельгийцев поддерживает её требования.

Пока Дельфина Боэль стала лишь полноправной наследницей состояния отца. Она – четвёртый его ребёнок, и получит четверть от наследства. По Конституции монархии прав на престол она иметь не может – там чётко сказано о том, что для этого требуется быть законнорожденным. И тем не менее, Дельфина Боэль попытается добиться этого в суде.

В случае, если каким-то чудом решение суда будет на её стороне, за Дельфиной Боэль последуют другие. Это бросит в монархию как институт ещё один увесистый булыжник. Но там, где монархом управляют страсти, где он забывает о своём высоком предназначении, ни о какой крепости монархии речи идти не может. Рано или поздно это должно было произойти.

Подписаться на рассылку