Банки и Кредитование

Нефтекомпании пролоббировали в РФ закон о цифровых активах

закон о криптовалютах

С 1 января 2021 года в России будут легализованы сделки с криптовалютой в рамках закона о цифровых активах. Такое решение в третьем чтении было принято Госдумой 22 июля 2020 года. Однако легализация не коснётся известных разновидностей криптовалют, таких как биткоин, имеющих хождение в мире – Россия пойдёт своим путём, по-своему распорядившись своими стейблкоинами.

Стейблкоины – это цифровые финансовые активы, созданные на платформах распределённого реестра, которые уже имеют хождение в мире. Корень “стейбл” (в переводе “стабильный”) предопределяет то, что они обеспечены обязательствами. Варианты стейблкойнов уже известны в мировых информационных системах (специализированных цифровых платформах или площадках), теперь же они получат законодательную базу и в России.

Российские платформы готовы к работе и лишь ждали сигнала от законодателей, но им ещё предстоит пройти сертификацию Центробанка – площадки, на которых будут размещены цифровые активы, подлежат регулированию Банка России. Когда это произойдёт, мы узнаем и их имена и обеспечение.

Цифровые активы отличаются от цифровой валюты тем, что должны быть задекларированы. В этом случае они могут составить капитал, который будет играть роль, например, в наследственных делах или делах о банкротстве.

Но российская цифровая валюта (под этим названием и фигурирует криптовалюта в тексте закона) не будет использоваться как законное средство платежа за российские товары и услуги, её возможности депутатам ещё предстоит согласовать и принять осенью 2020 года. В то же время, она может стать международной расчётной единицей или объектом инвестиций. Собственно, это и есть цель нововведения.

Один из разработчиков законопроекта – Анатолий Геннадьевич Аксаков, возглавляющий Финансовый комитет при Госдуме, считает принятый закон стартовым для криптовалют, которые отныне могут быть использованы российскими компаниями для выпуска финансовых активов, их купли-продажи и привлечения инвестиций.

Речь идёт, конечно, не обо всех компаниях нашей страны, а о крупнейших их представителях из сферы добывающих углеводороды и металлы. “Я думаю, что не зря эти крупные компании, имеющие очень хороших специалистов, в том числе по информационным технологиям, нас поторапливали и просили быстрее принять закон, – пояснил “Э-Вести” Анатолий Геннадьевич, – Значит, есть спрос на соответствующие активы. Обеспечение у этих активов серьезное, пользующееся спросом на рынках. Видимо, в данном случае компании преследуют цель повышения прозрачности оборота тех товаров и тех активов, которые они добывают и продают. Их вторая цель – уйти от возможных санкционных решений – внешних решений, которые иногда могут создать проблемы для финансово-экономического оборота продающих и покупающих компаний”.

В своё время Венесуэла создала свою национальную криптовалюту – петру, которая, по замыслу властей этой страны, должна была использоваться в международных расчётах. Но не получилось. Критики подсказывали венесуэльцам, что доверие к их валюте может возникнуть на международном рынке только в одном случае – если она получит хождение внутри страны.

Россия также не дала добро на внутрироссийское хождение стейблкоина, и не планирует делать это на государственном уровне. “Государство будет определять только правила, – пояснил нам Анатолий Геннадьевич, – Мы приняли закон, будут подзаконные акты, но вмешиваться в процесс выпуска, обращения, продажи, учета стейблкоинов государство не будет. Оно будет следить только за тем, чтобы не нарушался закон и не нарушались подзаконные решения”.

Время покажет, насколько российская криптовалюта вызовет доверие на международном рынке в том виде, в каком она была легализована. В первой половине 2021 года мы увидим первые примеры выпуска таких активов. А дальше – поживём – увидим.

Подписаться на рассылку